Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Устоять перед грозой

Дата: 04 апреля 2011 в 14:50

Следует выбирать не из двух моделей строительства российского государства – авторитарной и либеральной, а искать правильное их сочетание.

Сегодня многие говорят о стратегии развития России. Вопросы модернизации, либерализации или же, наоборот, вертикали и дисциплины. Не говорят о том, о чем и думать никому не хочется. О том, как будем встречать следующий мировой кризис, который непременно грянет лет через десять или пятнадцать.

Именно с учетом неизбежного мирового кризиса в течение ближайших 20 лет с возможным отказом развитых экономик от исполнения своих обязательств и крахом развивающихся рынков надо строить стратегию развития России и до 2020 года (скорее всего, все еще года экономического бума), и до 2025 года (скорее всего, уже года кризиса).

Надо надеяться, что сам российский рынок не станет запалом нового мирового кризиса (иначе именно по нему придется самый тяжелый удар). Однако пока нет оснований полагать, что наши монетарные власти упустят ситуацию с перегревом экономики. Не похоже, чтобы команда менеджеров, созданная Владимиром Путиным, этого бы не понимала. Разве что придут к власти новые люди, склонные к прекраснодушию, эйфории и безоглядному доверию к заокеанскому «старшему брату». Но все же надеюсь, что мы за последние годы чему-то научились, к кризису 2008 года подготовились, действовали ответственно, разумно при его преодолении.

Но разумная политика в спокойные годы развития и даже в годы подъема и экономической эйфории, а также подготовка к заурядным кризисным ситуациям – этого сегодня уже не достаточно.

Надо повышать общую устойчивость российской экономики к более жестоким кризисам, в полосу которых, возможно, сегодня уже вступил глобальный мир, а не только и не столько рассуждать о соотношении либерального и государственнического в экономике, политике и общественной жизни.

Во-первых, для этого необходимо наравне с секторами реальной экономики, ориентированными на экспорт, и с мощными корпорациями, в том числе транснациональными, и с массовыми производствами, зависящими от импортных материалов и комплектующих, от иностранных займов и инвестиций, развивать и более «приземленные» массовые сегменты рынка.

Это скорее средний и малый бизнес, работающий преимущественно за счет российских инвестиций и кредитов, на российском сырье, на российской рабочей силе, ориентированный на российского потребителя, управляемый национальным менеджментом. В условиях мощного кризиса, когда рвутся связи, временно разрушается единство мирового рынка, средние предприятия национального сектора оказываются в преимуществе и работают на замещение импорта (можно вспомнить 1999 год). Нужно иметь про запас хорошее автономное «домашнее хозяйство».

Однако чтобы таких предприятий было достаточно много в пищевой, легкой, строительной, транспортной индустрии, в агробизнесе, необходимо оказать всемерную поддержку модернизации их производств. Для этого следует создать государственные программы закупки импортных технологий для модернизации отечественного среднего и малого бизнеса, а не только заботиться о гигантских корпорациях, экспортной эффективности или же об иностранных инвестициях и наукоемких инновациях. Во время кризиса микропроцессором не закусишь и нефтью его не запьешь. Нужна «подушка безопасности» из развитых жизнеобеспечивающих массовых производств.

Во-вторых,

в банковской сфере необходимо провести глубокую и продуманную перестройку, даже просто «зачистку».

Во время кризиса банки первыми «ложатся на дно», особенно в том случае, если они ведут разнообразную непрофильную и малоприбыльную деятельность, как у нас водится. Полагаю, в ближайшие годы необходимо установить жесткий надзор за ними и регламентацию их работы, вплоть до юридического разграничения расчетных, кредитных и инвестиционных учреждений. Тут есть о чем подумать; следует учесть опыт США и как следует перестраховаться.

В-третьих, на стадии следующего перегрева экономики надо будет резко ограничить корпоративные заимствования, особенно под залог акций крупных стратегически значимых предприятий. На национальные дефолты развитых стран мы можем ответить государственными мерами, а вот корпоративные долги придется отдавать все равно. Эйфорию от доступности зарубежных портфельных инвестиций, заимствований, гарантий, векселей и деривативов надо «придушить» в период перегрева и бума экономическими, а может быть, даже административными мерами. Иначе можем потерять собственность, сами производства или войти в невыгодную конфронтацию с частными зарубежными партнерами. Сегодня ведь не 1998 год на дворе.

В-четвертых, необходимо установить правильные соотношения между внешними заимствованиями России, резервами Центрального банка и резервными накоплениями в федеральных бюджетных фондах. С учетом возможности дефолтов развитых стран накапливать большое количество казначейских обязательств США, Японии и стран Европейского союза не следует: можно потом долго лить слезы у разбитого корыта. В свою очередь, если у нас будут приличные и соразмерные внешние долги, мы также сможем их реструктурировать. Надо, чтобы наши потери от реструктуризации наших вложений в ценные бумаги и валюту развитых стран были бы сопоставимы с приобретениями от реструктуризации нашего государственного долга. Мораторий на мораторий, дефолт на дефолт, да так, чтобы не потерять авторитет ни на развитых, ни на развивающихся рынках, чтобы не быть в этой ситуации ни хищником, ни жертвой. И учитывая особую иррациональную тягу к золоту в период кризиса,

надо будет в годы подъема, когда желтый металл кажется горе-оптимистам почти мертвым грузом, накопить значительный золотой запас, который непременно станет отличным «поплавком» во время кризисной бури, особенно в острой фазе кризиса.

И, конечно, максимально диверсифицировать накопленные бумажные и валютные активы. Это придаст резервам и большую устойчивость, и большую гибкость.

В-пятых, следует заранее разработать и подготовить к быстрому запуску единую государственную политику по преодолению кризиса. Она должна включать контроль над бюджетной сферой, рынком ценных бумаг, банковской деятельностью, использование мер поддержки производства и сельского хозяйства, задействование не только финансовых (гарантии, взаимозачеты, векселя) резервных расчетных механизмов, может быть, даже бартера, но и товарно-сырьевых стратегических резервов. Последние необходимо заранее собрать и подготовить к реализации (в первую очередь, это касается лекарств и прочей незамещаемой жизненно важной импортной продукции). Кроме того, следует предусмотреть прочие кейнсианские меры по поддержанию занятости, обеспечения полноценной социальной защиты населения, а при необходимости и полицейские меры поддержания порядка и стабильности.

Если мы хорошо подготовимся, то у России есть шансы выдержать очередной удар глобальной рыночной стихии.

А вот у всего мирового сообщества шансов полноценно подготовиться, чтобы предотвратить такое развитие событий, практически нет: временное единение большинства государств во время кризиса против общей беды вселяло надежды, которые не оправдались. Мир снова разъединен, международные экономические институты слабы, в то время как экономическая глобализация продолжается быстрыми темпами, и мы становимся бессильными противостоять огромной стихийной, циклически проявляющей себя мощи, которая неумолимо ведет мир к новым испытаниям и потрясениям.

Известно, что когда люди не могут сами установить справедливый и разумный порядок, то приходит очередной «бич Божий», который «пасет нас жезлом железным». Сегодня это не гунны или монголы, а грозная стихия глобального рынка, с который мы не только не умеем, но даже не пробуем всерьез справляться. Надеемся, что все будет иначе, в этот раз проскочим. Но вся история последних двух веков усыпана обломками таких надежд.

Если и дальше будет продолжаться такая страусиная политика, то тогда удар за ударом мировые кризисы будут проноситься по земному шару, оставляя после себя руины надежд, до тех пор, пока мы не усвоим, что мир национальных экономик «приказал долго жить», и что ветхая мировая политическая надстройка, доставшаяся нам из прошлого, уже практически полностью не соответствует уровню глобальной экономической интеграции.

Сама природа вещей ведет страны и народы к объединению, и мировые кризисы будут раз за разом выступать как наказание за самоуверенность, амбиции, жадность, косность, эгоизм, ксенофобию, национальное высокомерие, военный и политический авантюризм.

Что же касается развития либерального и авторитарного, то эти механизмы должны быть отлажены как две взаимодополняющие подсистемы: одна обычная, реализующаяся в спокойные годы, ориентированная на рациональное и разумное поведение людей, и другая, чрезвычайная, ориентированная на кризисное поведение, на иррациональную эйфорию, панику, иррациональный страх, экономический шторм, политическую нестабильность. Вот в чем вопрос: не выбор одной из двух линий строительства государства, а правильное сочетание двух линий, авторитарной и либеральной, в общем курсе развития России.

А любая прекраснодушная «стратегия безоблачного неба», какой она представляется исходя из опубликованных материалов, проживет только до первой грозы, и российский либерализм, как это уже однажды случилось, может быть уничтожен действующей во имя спасения народа диктатурой.

Автор – председатель комиссии по перспективному развитию и градостроительству Московской городской думы

По сообщению сайта Газета.ru