Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Я просто делаю свое дело… /интервью с В.В. Витрянским, заместителем Председателя Высшего арбитражного суда РФ/

Дата: 04 апреля 2011 в 16:31

Я просто делаю свое дело…

 

Василий Владимирович Витрянский

Родился 8 мая 1956 года в городе Гомеле Белорусской ССР.

В 1978 году окончил юридический факультет Московского государственного университета (МГУ) имени М.В. Ломоносова. Далее – практическая работа в системе органов государственной власти и управления – Госарбитраж РСФСР, Совет Министров РСФСР и СССР. 1990 год ознаменован важным этапом в профессиональной биографии – последовало назначение на должность заместителя Главного государственного арбитра РСФСР. С марта 1990 года по сей день Василий Владимирович Витрянский является заместителем председателя Высшего арбитражного суда Российской Федерации.

Практическая нагрузка, да и степень ответственности за принятие значимых, подчас стратегических решений впечатляют. Во-первых, внушительный объем судебных дел, в которых приходится участвовать лично; во-вторых, текущие административные вопросы, возникающие в силу занимаемого должностного положения; в-третьих, нормотворческая деятельность, и много чего еще. Однако это не препятствует Василию Владимировичу постоянно совершенствоваться в научном плане.

В 1986 году он защитил кандидатскую диссертацию на тему «Гражданско-правовое обеспечение сохранности грузов при перевозках автомобильным транспортом». В 1996 году состоялась защита докторской диссертации («Проблемы арбитражно-судебной защиты участников имущественного оборота»). Почти ежегодно В.В. Витрянским единолично и в соавторстве публикуются фундаментальные юридические произведения (монографии, учебники, комментарии и т.д.). Среди них: «Защита имущественных прав предпринимателей» (Москва, 1992 г.), «Защита имущественных прав акционеров и акционерных обществ» (Москва, 1994 г.), «Законодательство о несостоятельности (банкротстве) предприятий в действии» (Москва, 1994 г.), «Договоры: порядок заключения, изменения и расторжения, новые типы» (Москва, 1995 г.), «Новый Гражданский кодекс Российской Федерации об акционерных обществах и иных юридических лицах» (Москва, 1995 г., в соавторстве), «Договоры купли-продажи, мены, аренды безвозмездного пользования, перевозки, транспортной экспедиции. Расчеты» (Москва, 1996 г.) и т.д. Особое место среди творений, видимо, занимает капитальный труд «Договорное право» (пять книг в шести томах, Москва, 1997-2006 гг., в соавторстве с М.И. Брагинским) – мировая классика! И это не считая выступлений на многочисленных конференциях и учебных семинарах, множества публикаций в периодических изданиях, редактирования, рецензирования и оппонирования, профессорской работы на кафедре гражданского права в МГУ им. М.В. Ломоносова, подготовку аспирантов и докторантов. В общем, перечислять можно долго.

Заслуженный деятель, юрист Российской Федерации, лауреат Высшей юридической премии «Фемида» (2003 г.) в номинации «Правосудие» сегодня – гость редакции.

 

Беседу ведет к.ю.н. Дмитрий Братусь

— Василий Владимирович, какой из титулов, какое из достижений я упустил?

— Спасибо, конечно, за «столь «звонкую» презентацию. Однако, как мне кажется, еще не пришло время для того, чтобы подводить итоги моей профессиональной деятельности, а когда такое время наступит, я, тем не менее, не стану «собирать» свои титулы, звания и награды и подсчитывать количество опубликованных трудов (во всяком случае, если на старости лет не впаду в маразм, на что очень надеюсь).

Из представленной Вами информации хотел бы уточнить лишь один момент. Мой покойный отец был военным летчиком и вместе с семьей «колесил» по всему необъятному Советскому Союзу. Я появился на свет во время пребывания нашей семьи в г. Гомеле, где отец служил несколько месяцев. После этого я никогда не был в этом, наверное, симпатичном городе. Поэтому, если бы Вы спросили меня о моей малой Родине, я бы ответил Вам словами известной песни: «Мой адрес – не дом и не улица, мой адрес – Советский Союз».

— Наверное, банальный вопрос, с которым, уверен, к Вам обращались не раз: как удается все успевать? Живете по особому графику? Извините, а время на общение с семьей, друзьями остается?

— Передо мной такой вопрос никогда не стоял. Всегда есть срочная работа, которую нужно начать и закончить в установленные сроки, не считаясь со временем. Я просто делаю свое дело и при этом не делю время на рабочие и выходные дни, не «ломаю» себе голову над тем, где и как провести очередной отпуск (естественно, на даче за письменным столом). Если занимаешься любимым делом, такой режим жизни не является обременительным. У меня прекрасная семья: мои близкие меня понимают и помогают. Что же касается моих друзей, то среди них нет праздных бездельников. Их образ жизни во многом похож на мой, поэтому нашей дружбе ничто не угрожает.

— Почему Вы выбрали именно юридическую стезю? Чем был вызван интерес к этой профессии?

— Сегодня мне сложно ответить на этот вопрос. Помню только, что имел большое желание стать юристом и заниматься правом.

— Кто оказал решающее влияние на Ваше становление в качестве юриста-профессионала? Кого Вы можете назвать своим Учителем?

— В студенческие годы мне повезло с учителями. Дело в том, что я начинал учиться в Свердловском юридическом институте, где мне посчастливилось слушать лекции Сергея Сергеевича Алексеева, Октября Алексеевича Красавчикова, Владимира Иосифовича Кофмана и других славных преподавателей СЮИ. После того как я перевелся на юридический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, моими любимыми преподавателями стали Вениамин Петрович Грибанов, Сергей Михайлович Корнеев, Валерий Дмитриевич Зорькин.

Я очень благодарен и Борису Ивановичу Пугинскому, который читал курс лекций по хозяйственному праву, являясь в то время начальником отдела обобщения арбитражной практики Госарбитража РСФСР. Именно Борис Иванович порекомендовал мне связать свою жизнь с Госарбитражем РСФСР и оказывал большое содействие в овладении профессией.

Во время работы в Госарбитраже РСФСР большое влияние на меня оказали Главный государственный арбитр РСФСР Николай Иванович Сапожников и его первый заместитель, выдающийся практик Святослав Дмитриевич Ордынский. Надо сказать, что в те годы в Госарбитраже РСФСР работала целая плеяда высочайших профессионалов, и у каждого из них я учился. Назову хотя бы несколько имен: Галина Сергеевна Шапкина, Николай Потапович Бурса, Галина Ивановна Анисимова, Ольга Минеевна Сталь, Валентина Анатольевна Останкина, Елизавета Михайловна Плотникова, Аглая Борисовна Васильева, Григорий Львович Танкилевич.

Позже, когда мне пришлось заниматься законотворчеством, я стал членом команды, в которую входили выдающиеся правоведы: Александр Львович Маковский, Георгий Давыдович Голубов, Виктор Абрамович Дозорцев, Михаил Исаакович Брагинский, Евгений Алексеевич Суханов, Станислав Антонович Хохлов, Сергей Сергеевич Алексеев, Юрий Хамзатович Калмыков, Вениамин Федорович Яковлев.

Представьте себе на минуту, на каком уровне велись дискуссии по всем спорным вопросам цивилистики при подготовке проекта Гражданского кодекса Российской Федерации! И, конечно же, я благодарен судьбе за предоставленный мне шанс участвовать в подготовке проекта Гражданского кодекса России вместе с такими юристами.

В 90-е годы мне посчастливилось также участвовать в подготовке модельного законодательства СНГ. В состав соответствующих групп неизменно входили: от Республики Казахстан – Юрий Григорьевич Басин и Майдан Кунтуарович Сулейменов; от Украины – Наталья Семеновна Кузнецова и Анатолий Степанович Довгерт, от Белоруссии – Виктор Сергеевич Каменков (ныне председатель Высшего хозяйственного суда республики). В то же время, но уже на почве научной и преподавательской деятельности я наконец-то познакомился с Анатолием Григорьевичем Диденко, которого давно знал по его замечательным работам. Всех названных правоведов я не просто знаю и искренне уважаю, со многими из них поддерживаю добрые (можно сказать, дружеские) отношения.

— Вам часто приходится участвовать в разработке законопроектов. Каков он, современный процесс сотворения закона? Интересна не просто официальная процедура, а, так сказать, фактическая сторона, взгляд «изнутри». Например, доводилось ли препятствовать лоббированию интересов третьих лиц? Быть может, вспомните интересный эпизод?

— Современный процесс сотворения законов весьма разнообразен. Все зависит от того, кто инициирует подготовку законопроета (имеется в виду авторитет соответствующего лица, органа или организации среди специалистов соответствующей области правотворчества), кого из профессионалов привлекают в состав рабочей группы (имеются в виду не только профессиональные, но и личные качества), насколько успешно задан ритм работы, от уровня чисто человеческой совместимости участников рабочей группы и от множества других факторов. К слову сказать, уровню финансирования работы по подготовке законопроекта я бы не придавал серьезного значения. К примеру, титаническая работа по подготовке всех четырех частей Гражданского кодекса Российской Федерации велась на личном энтузиазме участников рабочей группы, без какого-либо материального вознаграждения.

Если тема законопроекта и процесс работы над ним тебе интересны, то работа спорится. А если общение с другими членами рабочей группы тебе приносит профессиональное, да и чисто человеческое удовлетворение, то ты не замечаешь ни времени, ни затраченных сил. Например, мне всегда чрезвычайно приятно просто встретиться с Александром Львовичем Маковским и Евгением Алексеевичем Сухановым. А если нам доводится вместе еще и разрабатывать законопроекты (как это собственно и происходит в течение двух последних десятилетий), то такая работа для меня – в радость.

И, наоборот, участие в подготовке законопроекта может показаться в тягость, особенно в тех случаях, когда приходится работать с людьми, которые тебя не понимают или не хотят понимать, поскольку «решают определенную задачу». Не раз приходилось сталкиваться и с откровенно грубым лоббированием интересов тех или иных групп. И, к сожалению, не всегда удавалось эффективно противостоять этому явлению (что имело место, например, при подготовке последнего закона о банкротстве).

— Концепция совершенствования Гражданского кодекса Российской Федерации – это компромисс научно-практических позиций представителей разных юридических школ или все-таки закономерный, ожидаемый итог работы единомышленников?

— Подготовка Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации – это не только необходимое условие и первый шаг на пути реформы гражданского законодательства, проведение которой предусмотрено Указом Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 г. № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации». Нам также хотелось показать магистральный путь реформирования любой отрасли законодательства, которое, на наш взгляд, всегда должно начинаться с подготовки авторитетными специалистами соответствующей концепции, каковая подлежит опубликованию, широкому обсуждению, экспертной оценке со стороны как отечественных, так и зарубежных лучших профессионалов. И только при поддержке основных положений концепции со стороны большинства специалистов в той или иной отрасли законодательства можно приступать к подготовке законопроектов, объединенных единой концептуальной основой.

Именно так и строилась работа по подготовке Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации: все разделы концепции были опубликованы, в разных городах России было проведено более десятка конференций и совещаний, специально посвященных обсуждению основных положений концепции. Все высказанные замечания обсуждались на заседаниях Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства. И, наконец, после соответствующей доработки концепция была представлена Президенту Российской Федерации. Окончательный вариант концепции был рассмотрен и одобрен на заседании совета от 7 октября 2009 г., которое проводилось под председательством Президента Российской Федерации Д.А. Медведева. Немедленно после этого заседания совета было образовано семь рабочих групп, приступивших к подготовке различных разделов текста законопроекта на основе положений концепции. Как Вы сами можете видеть, первоначальный проект концепции – скорее результат работы единомышленников, а окончательный ее вариант – во многом уже плод компромисса различных научно-практических позиций и школ.

— Какие теоретические, практические проблемы современного российского гражданского права Вам представляются наиболее актуальными с точки зрения арбитражно-судебной защиты прав и законных интересов хозяйствующих субъектов?

— С точки зрения законодательного процесса, на первое место я бы поставил проблему определения оптимального соотношения гражданского права с другими отраслями права.

Например, в России в 2001 году был принят Земельный кодекс, который в значительной мере деформировал правовое регулирование имущественного оборота земельных участков. В частности, все возможные права на земельные участки были, по сути, сведены к праву собственности и праву аренды. В состав норм Земельного кодекса были включены, мягко говоря, странные правила о договоре купли-продажи и аренды земельных участков. Земельный кодекс «взялся» также за вопросы приватизации земельных участков.

Беда в том, что в отличие от гражданского законодательства, составляющего исключительную компетенцию Российской Федерации, земельное законодательство в соответствии с Конституцией Российской Федерации (ст. 71) отнесено к предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, которые в силу этого почувствовали себя вправе заниматься собственным нормотворчеством. Возникла реальная угроза имущественному обороту основных объектов недвижимости – земельных участков.

Как такое стало возможным? Очень просто. В ст. 3 Земельного кодекса была включена норма, согласно которой к имущественным отношениям по поводу земельных участков (т.е. чисто гражданско-правовым отношениям) применяются положения Гражданского кодекса РФ, если иное не предусмотрено земельным, лесным, водным и тому подобным законодательством.

Пути решения данной проблемы были предложены в Концепции развития гражданского законодательства и нашли отражение в законопроекте, подготовленном на основе этой Концепции. В частности, будет значительно расширен перечень ограниченных вещных прав на земельные участки, за счет таких прав, как право постоянного владения и пользования (эмфитевзис) и право застройки (суперфиций), многие гражданско-правовые нормы будут изъяты из Земельного кодекса и перенесены (после необходимой переработки) в Гражданский кодекс.

Однако этим проблема соотношения гражданского права с другими отраслями права, конечно же, не ограничивается. В судебной практике постоянно возникают вопросы, связанные с определением оптимального соотношения гражданского законодательства с иным законодательством: трудовым (в особенности в корпоративных отношениях), налоговым (к примеру, при квалификации сделок), семейным (при решении вопросов, связанных с общей совместной собственностью супругов) и т.д. Обычно подобные вопросы «снимаются» судебным толкованием.

В центре внимания высших судебных инстанций находятся и вопросы защиты права собственности и иных вещных прав на имущество граждан и организаций. Например, совсем недавно, 29 апреля, пленумом Верховного суда РФ и пленумом Высшего арбитражного суда РФ было принято совместное постановление «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

Немало проблем возникает в сфере защиты прав акционеров и участников иных хозяйственных обществ. В частности, в практике арбитражных судов недавно появился такой новый способ защиты корпоративных прав в случае утраты акций или долей участия в уставном капитале хозяйственного общества, как восстановление корпоративного контроля, когда к соответствующим правоотношениям применяются (по аналогии закона) правила о виндикации.

Многие из имеющихся сегодня проблем в сфере гражданско-правовых отношений будут решены в ходе реформы гражданского законодательства.

— Какова в среднем нагрузка судьи Высшего арбитражного суда РФ? Сколько приблизительно дел в год рассматривается с его участием?

— В настоящее время средняя нагрузка на судью Высшего арбитражного суда РФ составляет 300-400 дел в год. Но надо понимать, что это – надзорные дела, рассматриваемые коллегией из трех судей, которая выносит мотивированное определение о передаче дела на рассмотрение президиума Высшего арбитражного суда РФ или, напротив, об отказе в такой передаче. В случае передачи дела на рассмотрение Президиума судья, готовивший дело для его рассмотрения коллегией судей, выступает в роли докладчика на заседании президиума и затем готовит текст постановления президиума Высшего арбитражного суда РФ по соответствующему делу. Так что на каждого судью Высшего арбитражного суда РФ выпадает весьма солидная нагрузка.

— Какие личностные качества Вы больше всего цените в людях?

— Профессионализм, порядочность, доброжелательность.

— Отчасти провокационный вопрос: сострадание, доброта, чуткость могут мешать судье осуществлять свои профессиональные функции, или профессионал – всегда профессионал?

— Вы назвали те качества, которые необходимы всякому судье для того, чтобы выносить не только законные и обоснованные, но и справедливые судебные решения. А то обстоятельство, что решение суда всегда должно быть справедливым (естественно, в рамках закона), не вызывает никаких сомнений.

— С Вашей точки зрения, судья творит или подтверждает право?

— Судья при рассмотрении любого дела применяет нормы права, но он не может обойтись без их судебного толкования, которое необходимо для «привязки» соответствующей нормы – абстрактного правила поведения, установленного законом, – к конкретной жизненной ситуации. Если же судебное толкование дается высшей судебной инстанцией, вырабатывающей правовую позицию применительно к множеству типичных ситуаций, обязательную для всех судов, применяющих при рассмотрении конкретных дел толкуемую норму права, то в этом случае, на мой взгляд, можно говорить и о правотворческой деятельности.

— Вопрос, связанный с предыдущим: что такое «судейское усмотрение» с Вашей точки зрения. Можно ли утверждать, что в российском процессуальном праве сформировался институт судейского усмотрения?

 

— Да, конечно, «судейское усмотрение» – необходимый элемент правоприменительной деятельности суда. Гражданское законодательство активно оперирует оценочными категориями: добросовестность, справедливость, разумный срок и т.п., рассчитывая на то, что при рассмотрении конкретного дела соответствующий вопрос будет решен именно по усмотрению судьи, с учетом конкретных обстоятельств этого дела. Некоторые гражданско-правовые санкции, да и публично-правовые меры воздействия на нарушителей определяются в законе путем установления их минимального и максимального значений, имея в виду, что конкретный размер санкций будет определен по усмотрению судьи сообразно конкретным обстоятельствам дела. Например, согласно п. 3 ст. 1252 Гражданского кодекса РФ в предусмотренных кодексом случаях нарушения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации, размер которой определяется судом в пределах, установленных кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости. Скажем, в соответствии со ст. 1301 ГК РФ при нарушении исключительного права на произведение автор вправе требовать выплаты компенсации в размере от 10 тыс. рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда

— И опять вопрос, на который Вам, видимо, уже приходилось неоднократно отвечать. Как возникла идея создать многотомный цикл «Договорного права», кто был ее главным инициатором? Каким образом сложился в данном случае творческий союз с Михаилом Исааковичем Брагинским? Если не ошибаюсь, ни в дореволюционной, ни в современной цивилистике (ни в российской, ни в зарубежной) аналогов подобному творению нет.

— Эта история началась давно. Когда-то (если память не изменяет, в конце 1993 г.), в рамках рабочей группы по подготовке Гражданского кодекса РФ, трем членам рабочей группы – Станиславу Антоновичу Хохлову, Михаилу Исааковичу Брагинскому и мне – было поручено подготовить первый вариант текста общих положений о договоре. Как всегда, когда начинаешь работу с нуля, мы проанализировали доступные нам законодательные и доктринальные источники, как отечественные (включая дореволюционные), так и известные нам зарубежные. Тогда кому-то из нас и пришла в голову мысль о том, что было бы здорово, если бы результаты такого анализа, разбросанные по сотням источников, были сосредоточены в какой-то одной книге о договорном праве. Собственно к работе над рукописью мы приступили в конце 1995 года.

Однако Станислав Антонович Хохлов тяжело заболел, в ноябре 1996 г. его не стало. Мы с Михаилом Исааковичем решили продолжить работу, распределив между собой дополнительно те разделы книги, автором которых должен был стать Станислав Антонович Хохлов. Первая книга «Договорное право. Общие положения» увидела свет в конце 1997 года. Эту книгу мы посвятили памяти Станислава Антоновича Хохлова.

Далее мы с Михаилом Исааковичем Брагинским продолжили наше исследование – теперь уже отдельных видов договоров и подготовку соответствующих книг в том же стиле и на той же методологической основе. Наша работа над книгами велась непрерывно вплоть до 2006 года, когда вышла в свет пятая книга, состоящая из двух томов. Затем работа была приостановлена, поскольку мы решили дождаться принятия части четвертой Гражданского кодекса (имея в виду договоры в сфере интеллектуальной собственности). К сожалению, в октябре прошлого года мой соавтор, выдающийся ученый-правовед, принадлежащий к славному поколению фронтовиков, ушел из жизни. Поэтому наш научный труд (так, как мы с Михаилом Исааковичем его задумывали) остался не завершенным.

— Сколько приблизительно печатных (типографских) листов во всех книгах «Договорного права», если, конечно, Вам известны такие технические детали?

— Я «не забиваю» себе голову такими ненужными деталями. Во всяком случае, книги выглядят солидно как по объему, так и, надеюсь, по содержанию.

— О ком из Ваших молодых коллег Вы можете с гордостью сказать: «Мой ученик» или «Моя ученица»?

— Действительно, многие из моих учеников достигли больших успехов и в науке, и в профессиональной деятельности. Однако, с Вашего позволения, я не буду называть имен, чтобы никого не обидеть.

— Если не секрет, поделитесь, пожалуйста, своими творческими планами.

— Все мои творческие планы (естественно, помимо судебной деятельности и законотворчества) сводятся к одному: найти время и силы (любой ценой), чтобы завершить наш с Михаилом Исааковичем Брагинским научный труд о договорном праве.

— Василий Владимирович, большое спасибо за интересную беседу.

 

— И Вам большое спасибо за интересные вопросы и доброе ко мне отношение.

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz