Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Перспективы и целесообразность сохранения института уголовного преследования по обвинению в клевете и оскорблении: «за» и «против» /председатель Петропавловского городского суда С. Габдулин/

Дата: 04 апреля 2011 в 17:30 Категория: Происшествия

Перспективы и целесообразность сохранения института уголовного преследования по обвинению в клевете и оскорблении:

«за» и «против»

Председатель Петропавловского городского суда С. Габдулин, рассуждая на вышеобозначенную тему, предлагает внести изменения которые, по его мнению, полностью согласуются с современной уголовной политикой нашего государства.

 

Вопросы целесообразности сохранения в уголовном законодательстве Республики Казахстан статей, нормы которых предусматривают ответственность за клевету и оскорбление, в последнее время активно дискутируются среди ученых, представителей правоохранительных органов. Конечно, эти вопросы остаются в зоне внимания и правозащитников. Высказываются разные, порой прямо противоположные мнения по данной теме. В большинстве случаев уголовные преследования по данным статьям осуществляются в отношении журналистов лицами, которые считают, что та или иная статья в газете либо телевизионная программа причинили вред их достоинству, чести и деловой репутации, являются для них оскорбительными. Насколько мне известно, журналистские неправительственные организации инициируют и добиваются либерализации указанных норм Уголовного кодекса. Некоторые вообще просят исключить из закона эти статьи или заменить их, где необходимо, соответствующими гражданско-правовыми нормами о диффамации, исходя из того, что защита личных неимущественных прав должна вестись в гражданском, а не в уголовном порядке. Международный фонд «Адил соз» обратился к общественности и журналистам страны: «Если вы считаете, что журналист не должен сидеть в тюрьме за свою профессиональную деятельность, убеждайте депутатов, чтобы они вносили и отстаивали предложения журналистских НПО!» Вопрос действительно актуальный, поскольку в последнее время граждане и должностные лица стали чаще обращаться в суды с жалобами частного обвинения в отношении сотрудников СМИ, инициируя уголовное преследование их за публикации критического характера в газетах либо в телевизионных программах, в которых задета их репутация. Признаюсь честно, однозначного ответа на вопрос о целесообразности сохранения уголовной ответственности за клевету и оскорбление у меня на данный момент нет. Как сторонники исключения данных норм закона, так и противники приводят достаточно убедительные доводы, аргументируя свою позицию. Здесь, на мой взгляд, необходимо учитывать следующие обстоятельства.

В соответствии со ст. 17 Конституции РК достоинство человека неприкосновенно. Неприкосновенность достоинства человека означает признание личностной ценности каждого человека, его образа мыслей и поступков, основанных на нравственных принципах. Государство обеспечивает неприкосновенность достоинства своих граждан и потому предоставляет им право на защиту – обращайтесь в суд и в законном порядке отстаивайте свои достоинство и честь. Насколько на сегодняшний день это является соразмерным и эффективным средством – вот основной момент дискуссии. В практике Петропавловского городского суда за последние пять лет выносились два обвинительных приговора по ст. 129, ч. 2 УК РК за клевету, содержащуюся в средствах массовой информации. Имели место и оправдательные приговоры. С этой точки зрения необходимость сохранения уголовной ответственности за клевету и оскорбления выглядит оправданной. Норма Конституции о неприкосновенности достоинства человека должна обеспечиваться в том числе и угрозой уголовного наказания, сдерживать людей от распространения клеветнических и оскорбительных сведений. Граждане должны иметь возможность инициирования в судебном порядке преследования в случае грубого нарушения по отношению к ним принципа неприкосновенности достоинства личности. Следует признать, что в нашей нынешней действительности еще имеют место случаи, когда публикации в средствах массовой информации сведений, преподносимых как действительная критика недостатков в работе, поведения в общественном месте, в коллективе, в быту, на практике оказываются распространением заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Иногда и достоверные сведения преподносятся в неприличной форме, что является оскорблением. Поэтому доводы сторонников сохранения указанных норм уголовного закона имеют право на существование.

Но есть ли необходимость во всех подобных случаях прибегать к уголовной ответственности? Возможно, ли на современном этапе развития нашего общества полностью отказаться от уголовной ответственности за клевету и оскорбление, ограничившись гражданско-правовыми нормами? Позволит ли это в полной мере осуществлять гражданам защиту своего достоинства? Я полагаю, что к разрешению данной проблемы необходимо подойти, придерживаясь принципа постепенности. В ближайшем будущем диспозиции и санкции ст. ст. 129, 130 УК РК, предусматривающих ответственность за клевету и оскорбление, необходимо пересмотреть в сторону либерализации. В ст. 129 УК РК (клевета) можно было бы предусмотреть уголовную ответственность только за клевету, соединенную с обвинением лица в совершении коррупционного либо иного тяжкого или особо тяжкого преступления (нынешняя редакция ч. 3 ст. 129 УК РК). Одновременно перевести данный состав преступления из категории преступлений средней тяжести в категорию небольшой тяжести путем снижения санкции до двух лет лишения свободы и расширить альтернативность наказаний, дополнив наказаниями в виде штрафа, в том числе и в размере заработной платы осужденного за определенный период, общественных и исправительных работ, ареста и т.п. В действующем Уголовном кодексе ст. 129, ч. 3, которую я предлагаю сохранить, предусматривает только два вида наказания – ограничение свободы и лишение свободы на срок до трех лет. Вопросы об ответственности за клевету, содержащуюся в публичном выступлении либо в публично демонстрирующемся произведении, либо в средствах массовой информации, могли бы разрешаться гражданско-правовыми нормами о защите чести и достоинства. Приведу один наглядный пример. Приговором Петропавловского городского суда от 26 июня 2006 г. гражданин К. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 129, ч. 2 УК РК, за клевету, содержащуюся в средствах массовой информации, к одному году ограничения свободы. Суд установил, что подсудимый К., являясь внештатным корреспондентом одной республиканской газеты, опубликовал в данной газете под своим авторством статью. В указанной статье подсудимый изложил читателям газеты суть хозяйственного спора, возникшего между директором ТОО гражданином Б., занимающимся сельским хозяйством, и частью жителей села, где располагалось ТОО, недовольных действиями директора. В то же время в указанной статье подсудимым из личных неприязненных отношений были распространены заведомо ложные сведения клеветнического характера, ставшие доступными для восприятия широкого круга лиц, поскольку были опубликованы в официальном средстве массовой информации. Так, в одном из подзаголовков статьи подсудимый К. от первого лица написал, что на основе изученных им лично документов он установил, что путем махинации директор ТОО переводит к себе доходы, а расходы приписывает крестьянам. В мотивировочной части приговора суд указал, что, обвинив гражданина Б. в средствах массовой информации в совершении махинации, т.е. в интригах, нечестных проделках, жульничестве и т.п., подсудимый опорочил честь и достоинство данного человека как в глазах самого частного обвинителя, так и в глазах окружающих, подорвал его репутацию. Согласно «Словарю русского языка» Ожегова «махинация» – это «интрига, нечестная проделка, жульничество». Исходя из вышеприведенного определения слова «махинация», употребление данного термина в статье придает резко отрицательный и негативный оттенок действиям и личности гражданина Б. и является задевающим честь и достоинство последнего. Данный пример я привел для того, чтобы задать вопрос: за подобные факты клеветы оправдана ли уголовная ответственность, соразмерна ли степень ответственности общественной опасности совершенного деяния и причиненного достоинству потерпевшего вреда? Или честь и достоинство потерпевшего можно было бы защитить применением гражданско-правовых норм? Я лично больше склоняюсь к последнему. Что касается ст. 130 УК РК (оскорбление), то здесь также можно было бы пока оставить ответственность только за оскорбление, содержащееся в публичном выступлении либо в публично демонстрирующемся произведении, либо в средствах массовой информации (нынешняя редакция ч. 2 ст. 130 УК РК), исключив ч. 1 данной статьи – оскорбление, т.е. унижение чести и достоинства другого человека, выраженное в неприличной форме. При этом, на мой взгляд, необходимо учитывать, что общественная опасность оскорбления выше общественной опасности клеветы, поскольку в данном случае вред чести и достоинству человека причиняется в неприличной форме, которая может быть выражена и в физических действиях. Предлагаемые мной изменения полностью согласуются с современной уголовной политикой нашего государства, направленной на дальнейшую либерализацию и гуманизацию уголовного законодательства по преступлениям небольшой и средней тяжести, к которым данные нормы Уголовного кодекса и относятся.

 

 

 

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz