Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Димитрий Кленский: E-выборы в Эстонии: новое орудие захвата власти?

Дата: 05 апреля 2011 в 03:30 Категория: Новости политики

4 апреля состоялось первое заседание Рийгикогу (парламент Эстонии) нового созыва, поскольку после состоявшихся месяц назад парламентских выборов Государственный суд страны отклонил все жалобы (в основном на интернет-голосование). Но вновь оставшаяся в оппозиции Центристская партия объявила о намерении требовать отмены итогов выборов теперь уже в Европейском суде.

«Праздник демократии» омрачает и то, что общество все еще взбудоражено, поскольку восприняло состоявшиеся выборы недостаточно прозрачными. Протестуют не только заинтересованные политики, но и специалисты, и главное, население. Вот некоторые типичные анонимные комментарии в эстоноязычной (!) Сети: «Больше по интернету голосовать не буду», «Благодаря электронному голосованию-обману у нас будет марионеточный парламент, кукольное правительство. Но должны ли мы исполнять их распоряжения и законы?», «Я не фанат центристов, но справедливость — прежде всего. Мы стали умнее и теперь знаем, как вершат дела в нашем «правовом» государстве», «По населению проехали катком», «Вот мы и узнали, что можем сколько угодно сомневаться и жаловаться, но власти от этого, ни холодно, ни жарко. Все очень брутально, воровски прихватили власть победители».

Свое недовольство выражало и русское население. Из каждых трех неэстонцев двое по закону не имеют право голоса на выборах в Рийгикогу. Это — известная в Евросоюзе проблема долгосрочного дефицита демократии в Эстонии и Латвии. «Из-за этого русскоговорящая община не смогла выступить на выборах достойно», считает Андрей Заренков — секретарь Эстонского антифашистского комитета имени Арнольда Мери (Arnold Meri).

Впрочем, на Западе в этом не видят большой беды. Да и само русское население смирилось с этой этнической (расистской) несправедливостью. И все же более всего критики досталось Е-голосованию. И настолько, что политологи, боясь отчуждения власти от народа, дают советы, как сохранить государству «лицо».

Правдоподобие версии об утечке E-голосов

Еще за неделю до дня выборов, а именно в первый день предварительного голосования (28 февраля), социологи в эстонских СМИ оглушили избирателей сенсацией. Центристы во главе с «пророссийским» мэром Таллина Эдгаром Сависааром опустились по популярности на четвертое место. Они неожиданно пропустили вперед националистов из партии IRL (лидер Март Лаар (Mart Laar) и социал-демократов (во главе с молодым Свеном Миксером (Sven Mikser). Правда, лидером, все же объявили партию премьер-министра Андруса Ансипа (Andrus Ansip), хотя и со значительным снижением имевшегося до этого рейтинга.

У многих все это вызвало недоумение. Еще в конце прошлого года опросы общественного мнения зомбировали население безоговорочной победой правящей Реформистской партии (ведущий политолог страны Рейн Тоомла (Rein Toomla) прочил ей более половины мест в парламенте). Правда, с Нового года стали говорить о выравнивании шансов реформистов и центристов — о них писали, как о главных фаворитах с равными шансами. Поразительно, но эта скандальная промежуточная информация никак не соответствовала окончательным итогам выборов — в итоге победили реформисты, им слегка проиграли центристы, третьими стали националисты (партия IRL), за ними — социал-демократы.

Показательно, что «социологические» данные 28 февраля о резком изменении общественного мнения странным образом совпали с итогами электронного голосования, но которые были обнародованы только после 20:00 в день выборов 6 марта 2011 года. То есть только перед тем, как в избиркомах начался подсчет голосов голосовавших традиционно — бумажными бюллетенями. Поэтому многие считают, что в Эстонии парламентские выборы состоялись дважды. Центристы набрали в избирательных участках даже больше голосов, чем победители реформисты — соответственно 27,6% и 25,8% (434.168 голосовавших). А вот по итогам Е-голосования показатели были соответственно 9,9% и 39,6% (140.846)!?

Объяснение, будто за реформистов голосует в основном продвинутая молодежь, а за центристов — люди среднего возраста и далекие от интернета пенсионеры (отсюда, мол, такая внушительная разница результатов электронного голосования) — неубедительно. По официальным данным проголосовавшие граждане в возрасте 25-34 года составили 27% от тех, кто голосовал электронным способом.

Поэтому с большой вероятностью можно утверждать, что весьма странные результаты Е-голосования были использованы за неделю до выборов для зомбирования избирателей. Более того, правдоподобию версии о фальсификации самих «электронных» данных придает то, что такой утечкой общественность как бы заблаговременно готовили психологически к очевидному нонсенсу — обнародованию данных Е-голосования, кричаще не совпадающих с окончательными итогами выборов.

Выборы прошли, а осадок остался

Поучительны рассуждения русского жителя страны Сергея Никонова, с которыми он поделился на интернет-портале DzD. Он решил сам испытать систему электронного голосования: «Все получилось на удивление легко и просто. Ввел в считывающее устройство электронное удостоверение личности — идентификационную ID-карту. Скачал необходимое приложение, вошел в систему, ввел PIN 1, попал на свой виртуальный участок, выбрал кандидата, проголосовал за него, ввел PIN 2, получил подтверждение на мониторе. Затратил примерно 5-10 минут. Просто и удобно. Неудивительно, что популярность такого способа голосования растет».

Но тут у продвинутого избирателя мелькнула мысль: а является ли такое голосование тайным? Вот его рассуждения: «При обычном голосовании с использованием бюллетеня голосование действительно тайное. В случае с электронным голосованием присутствует калька с системы банковских платежей. Выбор избирателя можно точно зафиксировать. Не только то, сколько раз было изменено решение по выбору кандидата (такое почему-то по закону разрешено), но и то, за кого отдан голос.

Далее, насколько система защищена от «дураков и злоумышленников»? Им может быть сам разработчик системы, процедуры. С другой стороны, компьютерщики не боги и могут ошибаться. Да и хакеры пока не вымерли. Следовательно, есть доля риска вмешательства со стороны, то есть прямой подтасовки результатов, изменений в базе данных. Возможна и корректировка при подсчете голосов: например, голос отдается за одного кандидата, и на мониторе появляется соответствующее подтверждение, но отданный голос переводится в актив другого кандидата.

В интернете многие комментаторы писали о том, как они голосовали «за того парня», т.е. и за себя, и за членов своей семьи. Верю, вполне возможно, никто никогда это не проверит и не увидит. Возможен и другой вариант, когда чиновник или хозяин фирмы устраивает голосование в своем ведомстве и в своем личном присутствии с указанием, за кого голосовать. Фантазия? Может быть, но она вполне реальна».

Кандидаты есть, а в списках их нет

Хенн Пыллуаас (Henn Põlluaas) — одиночный кандидат в депутаты Рийгикогу — представил 9 марта в установленные сроки (трое суток после выборов, состоявшихся 6 марта 2011 года) ходатайство, в котором оспорил результаты Е-голосования и потребовал аннулировать их. Но республиканский избирком не принял протест даже к рассмотрению, разъяснив, что протесты на электронное голосование надо было подавать раньше — в течение трех суток, но после его завершения (2 марта).

Это — абсурд, так как не только кандидат Хенн Пыллуаас, но и еще до выборов сам председатель Республиканского избиркома Хейки Сибуль (Heiki Sibul) справедливо считали, что все три этапа выборов — электронное, предварительное и в день выборов — являются единым действом.

Но этим перечень «недоразумений» не ограничивается. Республиканский избирком (РИК) признал, что в программном обеспечении возник перебой, из-за чего для голосовавших электронным способом список кандидатов оказался неполным. А именно на экранах дисплеев не были видны имена независимых кандидатов.

В окружной комиссии по выборам нашли, что это — единичный случай и предпринять что-либо не представляется возможным. Инициатор Е-голосования Тарви Мартенс (Tarvi Martens) обвинил в недочетах самих заявителей, мол, они должны сами исправить свое программное обеспечение. Ну, а из республиканского избиркома сгоряча заявили, что субъектами выборов являются только... партии. Какие тут еще комментарии?

Сколько избирателей не смогло ознакомиться с полным списком кандидатов в депутаты — так и осталось неизвестно. И потому Хенн Пыллуаас обосновал свою жалобу следующим образом: «Государство обязано обеспечить при Е-голосовании такое программное обеспечение, которое совместимо с компьютером или операционной системой избирателя. В крайнем случае, организаторы выборов должны оговаривать условия электронного голосования, чтобы предотвращать такие недоразумения. Случившееся дискриминирует кандидатов, чьи имена оказались «за кадром». Нарушен принцип равного обращения. Результаты выборов заведомо искажены».

Отписка «вечного» председателя избиркома

Но и это не все. интернет-газета Postimees.ee сообщила о случае, когда некая избирательница проголосовала по интернету 553 раза! Работники Республиканского избиркома связались с ней и разъяснили, что в зачет пойдет только один голос. Но та ответила, что знает об этом и будет делать так, как ей хочется.

Телеканал ПБК задал вопрос, откуда в избиркоме знали о телефоне этой избирательницы и сколько раз она делала свой выбор, если голосование тайное? И если зачитывается всего один голос, то почему так волновались в избиркоме по поводу баловства избирательницы-«многостаночницы»?

Не понять, почему при электронном голосовании избиратель может менять свой выбор и голосовать несколько раз, а при обычном, с бюллетенем, только один раз? Не отсюда ли все сомнения о возможности подтасовывать данные? И избиратель вправе спросить: соответствуют ли Е-выборы Основному закону, если они не единообразные и не тайные?

Озадачил всю страну и прозванный «рекламной паузой» полуторачасовой перерыв в трансляции на экране телевизоров промежуточных итогов голосования в день выборов, сразу после их завершения.Андо Лепс (Ando Leps) считает, что это было воспринято как попытка «выравнять» странные «ножницы» — данные электронного голосования с данными традиционного голосования. Осталось впечатление, что это было сделано для того, чтобы усыпить внимание партий-участников выборов, а «заказчики» успеха национал-либеральных партий остались при своем. Во всяком случае, не очень верилось разъяснениям избиркома, что во время «паузы» данные вводились «вручную», а перерыв вызван не поломкой системы подсчета голосов, а системы доставки их на телеэкран. Из-за этого данные вводились через Twitter и Facebook. Кстати, РИК выразил до выборов надежду, что такое не повторится. Увы, повторилось, как и на прежних выборах, в том числе в Европарламент. Настораживающее постоянство.

Но «гвоздем» скандалов стала история со студентом Пааво Пихельгасом. Он показал IT-специалистам программу, которая блокирует голос, отданный за конкретного кандидата в депутаты (но неугодного для заказчика или создателя программы) и выдает на экран голосующего ложное сообщение об удачном голосовании избирателя, но при этом голос направляет на счет другого кандидата (угодного заказчику или программисту).

В популярной телепрограмме ЭТВ (ETV) «Наблюдатель» (Pealtnägija) позиция студента выглядела убедительной, а вот руководитель проекта Е-голосования Тарви Мартенс в этой же передаче всего лишь ухмылялся, впрочем, признав уязвимость своей системы. Поэтому трудно понять, как мог Республиканский избирком использовать ее на выборах в Рийгикогу. Если, конечно, забыть о подозрениях насчет заказных фальсификаций.

Госсуд и избирком: наша хата с краю

Наверное, поэтому ответ «пожизненного» (так его зовут в народе) председателя избиркома Хейки Сибуля на жалобу Пааво Пихельгаса и стал бесстыдной отпиской. За председателем Республиканского избиркома давно тянется шлейф сомнительных решений и подозрений в необъективности. Ему не раз предлагалось подать в отставку. Но видимо он устраивает тех, кто вместо народа определяет, кому быть во власти, а кому нет. Чистеньким остался Хейки Сибуль и на этот раз. Все жалобы, поступившие в Республиканскую избирательную комиссию (РИК) и Коллегию Конституционного надзора Госсуда, остались без удовлетворения или даже без... рассмотрения.

Формально-юридически спорить на самом деле не о чем. Признать недействительными результаты выборов можно только в том случае, если выявлено нарушение, которое существенно повлияло на результаты голосования. Нельзя же принимать решение на основе гипотетической возможности. Все так, но трудно без улыбки читать выводы судей, если иметь в виду не только Закон, но и государственный интерес. Они считают, что, если Пааво Пихельгас сам сознательно принял участие в своем эксперименте, то его избирательное право не нарушено. Более того: «Лицо, у которого есть возможность выбора способа голосования и которое заразило свой компьютер вирусом, блокирующим «не нравящийся ему голос», сам и сознательно ставит себя в ситуацию, когда отданный им электронным путем голос не попадет в избирком». По этому поводу заместитель председателя РИК Ало Хейнсалу (Alo Heinsalu) заметил, что пользователь «сам должен стремиться к тому, чтобы его компьютер не был заражённым». В итоге Республиканский избирком занял такую позицию: если все по закону, то оснований для удовлетворения жалоб нет. Если кому-то не нравятся законы, пусть требует их пересмотра. А это — забота законодателя (парламента), но не избиркомов.

Но, спрашивается, почему бы Госсуду и РИК не выступить с частным определением или с законодательной инициативой об отмене электронных выборов или с предложением о совершенствовании законов. Или Госсуд и РИК устраивает происходящее? Правда, после решения Центристской партии поднять вопрос в Рийгикогу и обратиться в международный суд зампредседателя Республиканского избиркома Ало Хейнсалу заговорил несколько по-другому: признавая осечки электронного голосования, он сказал, что надо спокойно всё рассмотреть, проанализировать и смотреть в будущее с учётом технического развития ИТ-технологий. И на том спасибо.

Выборы, стимулирующие покупку голосов

Зампредседателя Республиканского избиркома Ало Хейнсалу заметил: «В Финляндии электронным способом голосуют около трети избирателей. Чуть ниже показатели в Швеции с Германией — 20%. Так что это никакое не чудо в международном аспекте». Он же сослался на специально обученных избиркомом наблюдателей Е-голосования.

Но все это — жалкий лепет, считают эстонские эксперты. Один из них — предприниматель Вирго Круве (Virgo Kruve). Он лично прошел названные Е-курсы для наблюдателей. Вот к какому выводу он пришел в газете Õhtuleht: «Чем больше я знакомился с материалами и чем дольше слушал пояснения IT-специалистов, тем очевиднее для меня становилось, что осуществлять контроль Е-голосования невозможно. Нельзя «увидеть» избирателя — пользователя компьютера, то есть нет аналогии с кабиной на избирательном участке. Или такое. Если при электронной покупке в банке остается отметка о сделке для обеих сторон, то при эстонском Е-голосовании фиксация — односторонняя. У избирателя нет возможности убедиться в том, что его голос отдан именно за «его» кандидата и вообще, был ли он зафиксирован. Короче, нет единообразия выборов и возможности наблюдать за ними. Неведомо даже, сколько людей стояло за спиной голосовавшего». И он же сообщает, что именно поэтому за рубежом электронное голосование проводят с помощью «машин для голосования», кстати, исключающих воздействие кибератак из Сети. Они позволяют избирательной комиссии проводить предусмотренный законом элементарный контроль за соблюдением свободного волеизъявления избирателей. Так поступают в США, Франции, Бразилии, Финляндии, в других странах.

В Эстонии наперекор всему идут «своим» путем. «Зачем?» — это не риторический вопрос. И потому лукавит председатель РИК, когда ссылается на международный опыт. В 2008 году в Финляндии испытывали на муниципальных выборах в уезде Уусимаа (Uusimaa) машины для электронного голосования. Избиратель получал карточку избирателя после удостоверения его личности, карточку он вставлял в счетное устройство машины, мануально (пальцем) выбирал на экране номер желанного кандидата и подтверждал свой выбор. Отданный голос уходил по автономной сети в центральный сервис и голосовавший возвращал комиссии избирательную карточку.

Е-голоса подсчитывались в день выборов после их окончания. Из 12.234 голосовавших в 232 случаях машина признала голосование недействительным — эта процедура оказалась незавершенной. Это — 1,9%, но этого оказалось достаточным для аннулирования всего Е-голосования и прекращения Е-выборов с помощью компьютеров избирателя. И потому парламентские выборы в Финляндии будут проведены в апреле традиционным способом — в кабинах, с бюллетенями и шариковой ручкой.

А вот выборы в Эстонии не устанавливали % ошибок при Е-голосовании. Эстонская система обеспечивает непозволительную к ней доступность извне и возможность голосовать чужими кодами и ID-картой (электронное удостоверение личности). Более того, считает Вирго Круве, использование мобильного интернета упрощает покупку голосов — даже не надо идти на избирательный участок.

Киберзащита или все же кибернападение?

Примечательно еще одно мнение предпринимателя: единственная причина, по которой остальной мир не удосужился восторгаться эстонским Е-голосованием, это все-таки незначительная еще доля Е-избирателей — 15,4 % от участвовавших в выборах. «Даже соседей не волнует, кто победит на выборах в Эстонии и какими методами, — иронизирует Вирго Круве, — ведь наша крохотная страна не имеет ядерного оружия, как Россия, не может организовать морской десант в Финляндию и Швецию, а у Латвии для самообороны есть даже танки». Отсюда призыв — пора прекратить эксперименты с электронным голосованием, пока они не дискредитируют демократию в Эстонии. Обеспокоен «угрозой масштабного обмана на выборах» и доктор юридических наук, депутат двух созывов Рийгикогу Андо Лепс, выступиший в газете Õhtuleht. По его данным в США признали неудачной разработанную в Пентагоне систему Е-голосования SERVE. Более того, осенью 2010 года на конференции в Оксфорде в докладе Барбары Симонс (Barbara Simons) эстонская система Е-голосования была однозначно названа небезопасной, незащищенной от внешнего воздействия.

И вот оказывается, вполне убедительное объяснение упрямства Эстонии в разработке непорозрачной системы Е-голосования можно найти в интернете. Оказывается, за интернет-голосованием на Е-выборах следит недавно созданная в Эстонии подразделение Союз киберзащиты (Küberkaitseliit), состоящая из «патриотически настроенных специалистов в области инфотехнологий». Эта структура действует под контролем Минобороны ЭР в составе действующей в основном по этнической принадлежности организации народной самообороны Kaitseliit (до Второй мировой войны — предтеча прислуживавшей нацистам организации Самообороны — Omakaitse).

» СМИ не рекламировали сделанное до выборов сообщение главы Республиканского избиркома Хейки Сибуля о том, что «Киберзащита» будет следить за трафиком на сайте избиркома и при обнаружении подозрительной активности известит об этом РИК. То есть выборы контролировало фактически министерство обороны Эстонии. Так стоит ли удивляться, что в самый разгар критики электронного голосования в самой Эстонии, сразу после выборов неожиданно громко разразился хвальбой командующий киберподразделениями США генерал Кит Б. Александер (Keith B. Alexander) — в интервью агентству новостей BNS он сказал: «Эстония накопила ценный опыт, который мы можем перенимать для обучения, и в первую очередь — в области строительства международного партнерства, а также в области сотрудничества общественного и частного секторов через Союз киберзащиты». Мол, Эстония становится на фоне своих серьезных успехов ведущей силой в киберзащите, как в НАТО и ЕС, так и в регионе. Может и так. Но в защите ли, и если в защите, то от кого — собственного народа?

Выводы

Председатель городского собрания Нарвы, избранный в парламент центрист Михаил Стальнухин сомневается уже и в целесообразности Основного закона. Интернет-портал www.baltija.eu приводит цитату с личного блога политика: «Зачем нам Конституция, на которую наплевать даже законодателю? В Основном законе всё красиво: «Статья 12. Перед законом все равны», «Статья 60. Члены Рийгикогу избираются в ходе свободных выборов на основе принципа пропорциональности. Выборы всеобщие, равные и прямые. Голосование тайное». А потому он же вопрошает: «Так зачем нам это: «перед законом все равны», «голосование тайное»?».

Озабочены даже набравшие много голосов политики радикал-националистического толка Март и Мартин Хельме (Mart ja Martin Helme): «Последние выборы показали, что Эстония уже длительное время не является демократическим государством, не является оно таковым и формально. Власть в Эстонии нелигитимна».

Крупнейшая оппозиционная Центристская партия выражает сожаление и удивление по поводу того, что никакой дискуссии на предмет надежности и легитимности электронного голосования в обществе не произошло.

Кандидаты в депутаты Рийгикогу — политики «Русской сборной» — считают, что, если даже не было фальсификации, не менее опасной следует считать сам факт недоверия избирателей, заметное число которых посчитало состоявшиеся выборы непрозрачными. В жалобах в РИК и Госсуд отмечалось и демонстративное игнорирование властью общественного мнения, точек зрения экспертов, позиций политиков. Известный в Эстонии крупный специалист по системному анализу, социолог и обществовед Юло Вооглайд (Ülo Vooglaid) констатировал после выборов, что партии, входящие в правительственные коалиции не заботятся о народе и даже о государстве: «Их главная задача — сохранение власти ради власти. По его мнению, оппозиционные партии заняты не столько конструктивной критикой, сколько дискредитацией соперника и его устранением с политической сцены. Все это нанесло Эстонскому государству урон, размер которого не поддается описанию. И этот процесс продолжается сегодня на наших глазах».

Короче, выборы превращены в большой обман, когда путем манипуляции сознания и воли избирателей, а возможно и фальсификации результатов голосования, сильные мира сего навязывают обществу свои корпоративные цели, игнорируя интересы эстонского народа. Не потому ли во всем мире именно правящие классы западных стран, но в последнее время и в России, так пристально следят за «успехами» Е-голосования в Эстонии.

По сообщению сайта REGNUM