Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Фукусима» отравила всё

Дата: 05 апреля 2011 в 10:20

Потери Японии от землетрясения, цунами и аварии на АЭС пока невозможно в точности подсчитать: еще на разобраны завалы, не выяснена судьба более десяти тысяч человек, еще вовсю фонит «Фукусима-1», заражая радиацией воздух, воду и землю. Пока даются лишь ориентировочные цифры. Японское правительство оценивает экономический ущерб в $190 млрд – $310 млрд, более 5% годового ВВП страны.

Такие цифры уже делают японскую катастрофу самой дорогой в истории современной цивилизации. Однако они существенно возрастут, если к ним прибавить упущенную выгоду от сокращения производства и убытки смежников по всему миру, недополучивших японские узлы и детали. Стихия разорвала наиболее высокотехнологичные звенья глобальных производственных цепочек, поскольку Япония ежегодно экспортирует наиболее продвинутые и надежные электронные изделия и детали на сумму, приближающуюся к $100 миллиардам. По некоторым категориям этой продукции ее доля на мировом рынке составляет до 60%. И заменить японские комплектующие бывает просто нечем или же это сопряжено с ухудшением качества конечной продукции.

Такая ситуация приводит к сокращению производства и срыву проектов в самых разных отраслях. Например, в ближайшее время на мировых рынках может возникнуть дефицит жидкокристаллических экранов, возрастут цены на цифровую технику, местами застопорится производство бытовой техники и авиалайнеров. Не лучшим образом складывается ситуация и в автопроме: в настоящий момент все японские автозаводы остановлены, из-за чего не только новых машин, но и запчастей из Страны восходящего солнца в мае – июне можно не ждать (сейчас еще отгружаются «предкатастрофические» партии). Из-за недостатка «родных» комплектующих уже сократили выпуск автомобилей заводы японских компаний в Северной Америке и Европе, что неминуемо скажется на экономических показателях тамошних стран.

Плохо еще то, что мировая промышленность обязана Японии одним организационным новшеством: минимизацией складских запасов. Благодаря четкой и отлаженной схеме глобальной логистики большинство современных предприятий стало работать, что называется, «с колес»: сырье и детали им подвозят точно в срок, а они так же в срок отправляют свою продукцию далее по цепочке. Теперь цепочка нарушена, да так, что замкнуть ее на другие звенья не получается. Уже начинается повсеместное сокращение выпуска высокотехнологичной продукции, что грозит новой глобальной рецессией.

Сознавая столь невеселые перспективы, страны G7 стараются помочь пострадавшему партнеру. Недавно они договорились продавать иену, чтобы снизить ее неожиданно выросший курс и тем самым помочь японским экспортерам встать на ноги. Иена действительно слегка подешевела.

Однако Япония в настоящее время физически не может увеличить поставки: во-первых, в ряде префектур нарушена инфраструктура, во-вторых, международные транспортные компании перестали работать с портами и аэровокзалами, расположенными в зоне вероятной досягаемости радиации с «Фукусимы-1» (существенно сократился трафик в портах Токио и Иокогама). И в-третьих, в Японии возник серьезный дефицит электроэнергии. Из-за выхода из строя нескольких АЭС и ТЭЦ регион «большого Токио», где производится 40% ВВП страны, потерял пятую часть своих генерирующих мощностей.

Японский ядерный концерн TEРСO оказался на грани банкротства: стоимость его активов упала с $40 млрд до $11 млрд, тогда как задолженность (включая запрошенный кредит на преодоление последствий аварий) достигла $100 миллиардов. Эксперты полагают, что спасти ядерную энергетику Японии теперь может только национализация. А пока японским компаниям приходится восстанавливать производство в условиях режима строжайшей экономии и веерных отключений электричества.

Не исключено, что сложившаяся ситуация вызовет новую волну перемещения производственных мощностей из Японии на материк – в Китай и страны Юго-Восточной Азии (хотя и сейчас японские компании производят за рубежом пятую часть своей продукции). Высокий курс иены (на который правительство не может повлиять), стремительное старение населения (22% японцев – старше 65 лет), энергодефицит, радиация и угроза новых стихийных бедствий – все это не может не сказаться на инвестиционном климате в стране.

Неизбежно пострадает и агропромышленный комплекс Японии. Пока импортеры техники с нетерпением ожидают возобновления поставок, покупатели другой важной категории японского экспорта – продовольствия – отказываются от него. Повышенное содержание радиоактивных веществ уже было зафиксировано в шпинате, капусте, говядине и некоторых других продуктах из Японии. А ведь она традиционно экспортирует морепродукты, фрукты и овощи во многие страны мира.

Крупнейшими потребителями японских продовольственных товаров являются Китай, США и Евросоюз. Так, в страны ЕС их поставляется на $300 млн в год, а общий экспорт продовольствия из Японии оценивается в $6 миллиардов. Токио обратился к своим торговым партнерам с просьбой не вводить запреты на ввоз продуктов, поскольку Япония осуществляет строгий радиационный контроль того, что она экспортирует. Однако как раз в это время в Сингапуре была выявлена партия «фонящей» капусты. Таким образом, японским аграриям сейчас не легче, чем промышленникам.

Впрочем, все еще может наладиться. Принимая во внимание дисциплинированность, стойкость и патриотизм японцев, нельзя исключать позитивного развития событий. Точно так же как разруха, оставленная Второй мировой войной, или сильнейшее землетрясение 1995 г., мартовские катаклизмы могут дать толчок новому экономическому рывку Японии. Ее инфраструктура работает (точнее, работала) как часы, но она уже устарела, и вынужденное обновление пойдет ей на пользу.

Некоторые промышленные предприятия уже готовы возобновить работу, несмотря ни на что. В последних числах марта второй по величине японский автопроизводитель Honda Motor Corp. сообщил, что в первой половине апреля возобновит производство машин и комплектующих на своих заводах в Японии. Правда, какое-то время предприятия будут работать в половину обычной мощности. В эти же сроки намерен возобновить работу своих японских предприятий и Nissan Motor Co.

Тревожит только одно обстоятельство: Япония все глубже погружается, во-первых, в «долговую яму». Чтобы восстановить разрушенное, а также оживить деловую и потребительскую активность, правительство будет вынуждено увеличить объемы заимствований. Ожидается, что только восстановление обойдется в $200 миллиардов. Кроме того, Банк Японии для поддержания экономики на плаву уже влил в нее порядка $500 миллиардов. Таким образом, государственный долг страны, составляющий сейчас 220% ВВП, в этом году возрастет еще где-то на 15 – 20 процентных пунктов.

Во-вторых, Япония уходит под воду в прямом смысле: часть побережья с десятью городами в результате землетрясения просела более чем на метр. В наиболее пострадавшей префектуре Мияги общая площадь затопленных участков составила 326 кв. километров. Не исключено, что подобные просадки повторятся. А по мере уменьшения и без того скудного жизненного пространства японцы, которые по численности не сильно уступают россиянам, станут еще настойчивее требовать у России острова Курильской гряды.

По сообщению сайта YTRO.ru