Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Латентное и противоправное (Талгат Танатаров, зам. начальника ДБЭКП по Павлодарской области)

Дата: 05 апреля 2011 в 12:41

Латентное и противоправное

 

Талгат ТАНАТАРОВ,

зам. начальника ДБЭКП

по Павлодарской области

 

В условиях развивающейся рыночной экономики борьба с преступлениями в этой сфере обретает особую актуальность

Ущерб от уклонения от уплаты налогов, согласно данным Агентства финансовой полиции РК, в прошлом году составил 125 млрд тенге.

Ст. 192 Уголовного кодекса РК предусмотрена уголовная ответственность за лжепредпринимательство и дано определение этому преступлению. Необходимо отметить, что наличие данной нормы в Уголовном кодексе позволяет более точно квалифицировать деяния данной категории и совершенствовать методику выявления, раскрытия и расследования этих преступлений.

К примеру, данная статья (ст.173 УК РФ) в 2010 году исключена из Уголовного кодекса Российской Федерации. Ответственность за аналогичные преступления наступает по иным статьям УК РФ — мошенничество, уклонение от уплаты налогов и т.д. В Уголовном законодательстве других стран СНГ и Европы эта статья в различных модификациях существует.

Но законодатель РК, на наш взгляд, совершенно обоснованно выделил лжепредприниматель­ство в отдельный вид преступления. При этом критерием послужила специфика объективной стороны — использование в преступной деятельности лжепредприятий.

Обширная судебно-следст­венная практика показала, что в ходе лжепредпринимательства прес­тупные группы в течение длительного времени совершают ряд взаимосвязанных преступлений, объединенных единой целью корыстной наживы. Исследование преступной деятельности с использованием криминального предприятия посегментно, то есть отдельно по эпизодам мошенничества, отдельно по эпизодам изготовления фиктивных документов, отдельно по эпизодам уклонения от уплаты налогов, нарушения правил бухгалтерского учета и т.д. вне рамок ст. 192 УК РК будет лишено единой логики. Процесс последовательных противоправных действий преступников с использованием хозсубъекта не получит должной юридической оценки.

К примеру, многолетняя деятельность лжепредприятия по оказанию незаконных услуг контр­агентам по уклонениям от налогов, в случае отсутствия ст.192 УК РК, будет выглядеть как цепочка бессвязных эпизодов преступлений по ст.ст.28, 222 УК РК. Как таковое преступление — лжепредпринимательство — при всей его очевидной общественной опасности и обособленности от смежных составов получится необоснованно декриминализированным, что также будет противоречить мировой практике.

Анализ судебно-следственной практики показал, что основной причиной сложностей в доказывании и квалификации лжепредпринимательства является неудачная конструкция диспозиции ст. 192 УК РК.

Так, объективная сторона преступления изложена: «создание субъекта частного предпринимательства либо приобретение акций (долей участия, паев) других юридических лиц, представляющее право определять их решения, а равно руководство им…».

По нашему мнению, совершенно необоснованно перенесен акцент на стадию создания предприятия либо его приобретение. Уголовно-наказуемая составляющая содержится в самой незаконной деятельности предприятия, в незаконных сделках, составлении фиктивных финансовых документов, налоговых отчетностей и т.д.

Негативным последствием данной ошибки является то, что органы следствия и суда исследуют в основном стадию создания хозяйствующего субъекта, а также то, что к уголовной ответственности не могут быть привлечены лица, участвовавшие в процессе лжепредпринимательства, но не имевшие отношения к стадии создания субъекта лже­предпринимательства.

Полагаем, что основная проблема заключается в том, что диспозиция ст. 192 УК РК не раскрывает самой сути лже­предпринимательства. Вместо четкого определения в статье указано «…создание субъекта частного предпринимательства… при условии, если все совершенные сделки преследуют противоправные цели…». На наш взгляд, в диспозиции статьи объективную сторону лжепредпринимательства надо изложить более конкретно, определив ее как процесс противоправной деятельности в предпринимательстве. Необходимо также не в примечании к статье, а в самой диспозиции раскрыть понятие противоправности. К примеру, указать «…сделок, направленных на освобождение хозяйствующих субъектов от налогов, незаконное получение кредитов, рейдерство и т.д.».

В процессе лжепредпринимательства преступники зачастую совершают смежные преступления — мошенничество, изготовление и использование фиктивных документов, незаконное получение и нецелевое использование кредитов, ложное банкротство, нарушение законодательства о бухгалтерском учете и т.д. Принимая во внимание, что данные преступления были совершены в ходе осуществления лжепредпринимательства и неразрывно с ним связаны как фактическими действиями, так и единым умыслом, полагаем необходимым квалифицировать деяния по совокупности преступлений, то есть по статьям 192 и 177, 325,194 и т.д. УК РК.

Наличие в диспозиции статьи условия «все сделки» не вызвано никакой необходимостью и только лишь создает искусственные трудности при расследовании и квалификации преступлений. В условиях, когда лжепредприятие заключает сотни сделок, в том числе и тех, ряд контрагентов по которым ликвидирован, исследование всех сделок крайне затруднительно. Для инкриминирования факта лжепредприниматель­ства, по нашему мнению, достаточно доказать криминальный характер ряда сделок и их системный характер. Необходимости исследовать «все» сделки не имеется. Наличие наряду с заключенными противоправными сделками законных сделок не препятствует квалификации лжепредпринимательства, по­скольку в предлагаемой нами редакции объективная сторона заключается в «совершении противоправных сделок».

В диспозиции ст. 192 УК РК обязательным условием состава преступления указано, что предприятие должно быть создано «…без намерения осуществлять предпринимательскую деятельность». Поскольку в подавляющем большинстве случаев предприятия создаются без каких-либо формальных нарушений, проходят соответствующую государственную регистрацию, то есть являются легитимными, субъективную сторону — намерение — доказать весьма затруднительно. Более того, учитывая, что, как указывалось выше, объективную сторону данного преступления составляет не сам факт создания предприятия, а процесс совершения незаконных сделок, полагаем, что исследовать с какой целью создавалось предприятие, нет никакой необходимости. В судебно-следственной практике немало случаев, когда хозсубъекты изначально создавались для осуществления законной предпринимательской деятельности, однако, в дальнейшем использовались в целях лжепредпринимательства.

Совершенно обоснованный негативный резонанс в среде предпринимателей вызывают положения действующего законодательства, в соответствии с которыми в случае признания судом хозяйствующего субъекта лже­предприятием в отношении контрагентов производится обязательное сторнирование налогов.

Согласно п. 21 Нормативного постановления Верховного Суда, сделки между признанным судом лжепредприятием и его контрагентами «являются фиктивными».

В соответствии с приказом № 69 от 05.02.2008 года Министерства финансов Республики Казахстан «Об утверждении Регламента принятия мер воздействия к контрагентам лжепредприятий», со ст.ст. 115, 610 Налогового кодекса РК, налоговые органы исключают из вычетов расходы и из зачета суммы НДС, КПН, а также начисляют пени на неуплаченную сумму.

То есть, в соответствии с вышеуказанными нормативными актами финансовые меры воздействия в отношении контрагентов применяются огульно, без выяснения обстоятельств совершенных сделок, и контрагенты без какого-либо доказывания «в упрощенном порядке» признаются виновными в нарушении налогового законодательства, что недопустимо. Полагаем, что после признания хозсубъекта лжепредприятием необходимо проводить соответствующие проверки сделок в соответствии с уголовно-процессуальным, административным и налоговым законодательством с принятием соответствующих решений о виновности или невиновности контрагентов лже­предприятий. Данный процесс регламентирован законом, необходимо лишь внести изменения в вышеназванные приказ Министерства финансов, и в статьи 115, 610 Налогового кодекса РК.

При рассмотрении судом исков налоговых органов в порядке ст.160 Гражданского кодекса РК (ГПК) о признании хозсубъектов лжепредприятиями, суд также исследует лишь стадию создания предприятия. И в большинстве случаев, установив, что предприятие было открыто на подставных лиц, суды, как правило, выносят решения о признании субъектов лжепредприятиями.

 После этого, в соответствии с вышеприведенными требованиями приказа Министерства финансов и Налогового кодекса, в отношении контрагентов также применяется сторнирование. Как и в случае вынесения судом решения о признании лжепредприятия в ходе уголовного процесса, полагаем применять необходимые меры финансового наказания в отношении каждого контрагента отдельно и только после соответствующих проверок законности сделок.

Авторами принимается во внимание, что в республике в течение ряда лет проводится гуманизация законодатель­ства. Несмотря на это, учитывая, что лжепредпринимательство представляет собой особую категорию, которая носит высокоинтеллектуальный, системный характер, совершается под видом законной деятельности, а также то, что в результате лже­предпринимательства бюджет государства ежегодно недополучает огромные суммы, жертвами различного рода лжефирм за последние годы стали сотни граждан, думается, назрела необходимость в ужесточении ответственности по ст.192 УК РК.

По нашему мнению, необходимо увеличить сроки наказания за совершение данного преступления и отнести его к категории средней тяжести.

Лжепредпринимательство относится к категории латентных преступлений. Для выявления, раскрытия и собирания доказательств необходимо проведение массы специальных оперативно-розыскных мероприятий, что в соответствии со ст.237 УПК РК по уголовным делам небольшой тяжести недопустимо. Значение результатов спецмероприятий при выявлении и фиксации махинаций в процессе лжепредпринимательства неоценимо, и в случае отнесения ч. 1 данной статьи к категории средней тяжести это существенно облегчит процесс доказывания и изобличения преступной деятельности.

В соответствии с п.4 ст.24 УК РК уголовная ответственность наступает за покушение на преступление средней тяжести, тяжкое или особо тяжкое преступление. То есть преступников, совершивших фактическое покушение на совершение преступления по ч.1 ст.192 УК РК, по действующему законодательству привлечь к уголовной ответственности невозможно.

Вышеописанный перечень проблем в практике применения ст. 192 УК РК является далеко не исчерпывающим. Из выше­сказанного со всей очевидностью следует, что назрела необходимость как изменения ст. 192 УК РК, подготовки нового Постановления Верховного Суда РК по данному вопросу, так и модернизации соответствующих ведомственных актов.

 

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz