Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Променяли шкурки на туберкулез

Дата: 05 апреля 2011 в 12:51

Променяли шкурки на туберкулез

В обмен на мех промысловых животных, аборигены Канады получили не только блага западной цивилизации, но и самый обычный туберкулез. Первопроходческий штамм, «прятавшийся» почти полтора века, до сих пор остается самым распространенным во франкоговорящих провинциях.

До появления металлических, а потом и бумажных денег, акций, закладных, облигаций и прочей псевдоуниверсальной валюты, торговля, а точнее простой товарообмен, был крайне честным процессом. Впрочем, не обходилось и без своеобразных «бонусов»: например аборигены Канады в обмен на шкуры получали не только интересующие их достижения уже набравшей к восемнадцатому веку обороты европейской промышленности.

Попавшие в эти изолированные популяции микобактерии туберкулеза впоследствии стали причиной не одной смерти. Как показали Кэйтлин Пепперелл из Стэнфорда и её канадские коллеги, эти «первопроходческие» штаммы неплохо сохранились на протяжении последних трех веков.

И, несмотря на непрекращающийся поток иммигрантов, именно эти штаммы остаются основной причиной чахотки у аборигенов и франкоговорящего населения Канады.

По мнению историков, впервые палочка Коха, о существовании которой не догадывались и продвинутые европейцы, оказалась на побережье Канады в начале восемнадцатого века. Активная торговля мехом промысловых животных в 1710-1870 годах шла от атлантического до тихоокеанского побережья. Естественные водные магистрали только способствовали этому.

Авторы публикации в Proceedings of the National Academy of Sciences показали, что пока меха двигались с Запада на Восток, в противоположном направлении шло продвижение DS Quebec – разновидности M. tuberculosis.

Дальнейшая эпидемиология до сих пор остается поводом для множества спекуляций.

Во-первых, первая масштабная вспышка туберкулеза была зарегистрирована только в конце девятнадцатого века, то есть DS Quebec пряталась почти полтора века. Списать это на плохую документированность и недостаточную медицинскую грамотность населения нельзя – в тех же архивах встречаются детальные описания оспы и других инфекций.

Во-вторых, не совсем понятно, как настолько «скрытный» штамм до сих пор остается самым распространенным, составляя около 50% среди всех основных разновидностей туберкулеза. Да и как пять тысяч предприимчивых французов, ирландцев и англичан сумели заразить аборигенов «сильнее», чем пришедшие следом полтора миллиона со всех уголков Земли, опять же неясно.

Ответы на эти вопросы Пепперелл нашла уже не в геноме микобактерий, собранных по всей Канаде.

Как отмечают ученые, пришедшие позже мигранты селились вместе и были куда менее подвижными, нежели купцы-авантюристы восемнадцатого века. Так что, несмотря на то, что они привезли немало азиатских и восточноевропейских штаммов, вглубь континента, как собственно и внутрь франкоговорящих провинций «подарки» не пошли.

Что же касается скрытности DS Quebec, то авторы в очередной раз вспомнили социальную природу болезни. До XIX века аборигены жили весьма размеренно, причем это касается и диеты и плотности населения.

Интенсивная миграция и притеснение со стороны «понаехавших», привели к ухудшению условий жизни, а вместе с этим и к появлению спящего до поры туберкулеза.

Выводы из этого исторического экскурса не слишком радостные – если принять как данность, что современные штаммы подчиняются тем же законам, то регистрируемая заболеваемость – лишь верхушка айсберга, готового обнажиться при первой же удачной возможности.

По сообщению сайта Газета.ru