Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Предметные действия субъектов гражданского права /Л. Чеговадзе, доктор юридических наук, профессор, декан юридического факультета Нижегородского государственного университета/

Дата: 05 апреля 2011 в 14:51 Категория: Новости науки

Предметные действия

субъектов гражданского права

 

Доктор юридических наук, профессор, декан юридического факультета Нижегородского государственного университета, Л. Чеговадзе – об абсолютных и относительных правоотношениях гражданского права.

 

О предмете права в общей теории права и отраслевых науках сложилось единое представление как о категории, которая отвечает на вопрос, что регулирует право либо его отдельная отрасль, на что оказывают воздействие составляющие их нормы /1/. И в юриспруденции стало доброй традицией о предмете правового регулирования говорить как об общественных отношениях /2/. При этом надо отметить, что ученые единодушны в том, что для юриспруденции категория предмета правового регулирования является основополагающей. Цивилисты, к примеру, обосновывают важность предмета гражданско-правового регулирования тем, что он является основой систематизации гражданского права /3/, может содействовать выяснению сущности и основных положений отрасли и предопределяет такие серьезные научные категории, как принципы, метод и функции гражданского права /4/. Общественные отношения, относимые к предмету гражданского права, подразделяются в цивилистике как имущественные и личные неимущественные, и такой подход не случаен – нормы последних двух гражданских кодексов содержат прямые указания на то, что гражданское право регулирует отношения и называет их виды /5/.

Однако, хотя умозаключения ученых и опираются непосредственно на закон, наверняка отделить имущественные и личные неимущественные отношения предметной сферы гражданского права от предметной сферы других отраслей пока не удается, поскольку практика свидетельствует, что имущественные отношения (впрочем, и личные неимущественные также), регулируются не только гражданским правом, а имущество, к которому относятся вещи, деньги, ценные бумаги и т.д., является объектом отношений, регулируемых и другими отраслями права, например, финансовым правом, налоговым правом и даже уголовным правом /6/. Ученые по-разному объясняют создавшуюся ситуацию. Так, например, В.Ф. Яковлев утверждает, что гражданское право регулирует не все имущественные отношения, а только те из них, которые складываются и функционируют как отношения собственности. Их ученый делит на два вида: отношения собственности в статике и отношения собственности в динамике, считая, что первые регулируются правом собственности, а вторые обязательственным правом /7/. С.С. Алексеев, отмечая, что имущественные отношения … образуют самостоятельный предмет гражданско-правовой отрасли, полагает, что одного предмета для обоснования ее самостоятельности явно недостаточно, и предлагает использовать в этих целях еще одну категорию – метод, поскольку наличие специфического метода является показателем того, что определенный вид общественных отношений обособился в самостоятельный предмет правового регулирования /8/. Некоторые авторы в качестве существенных отличительных признаков имущественных отношений предмета гражданско-правового регулирования называют их товарно-денежный характер, а личные неимущественные отношения предметной гражданско-правовой сферы выделяют по признакам равенства и автономии воли их участников /9/. Другие справедливо отмечают, что имущественные отношения, регулируемые другими отраслями права, подчас не менее тесно связаны с использованием товарно-денежной формы. Они считают очевидным, что необходимой предпосылкой взимания налога с оборота, выплаты заработной платы и других вознаграждений в денежной форме служит наличие товарного обращения и усматривают специфику гражданско-правовых имущественных отношений в особенностях положения их участников /10/. Такая «разноголосица» явно не свидетельствует, что проблема предмета гражданско-правового регулирования решена окончательно и бесповоротно.

Есть в науке гражданского права еще один так до конца и нерешенный вопрос, издавна обсуждаемый на страницах цивилистической литературы. Это вопрос о том, является гражданское правоотношение результатом гражданско-правового регулирования или средством гражданско-правового регулирования общественных отношений. Так, например, есть ученые, которые не подвергают никаким сомнениям, что гражданское правоотношение есть результат гражданско-правового регулирования. Они утверждают, что, будучи результатом взаимодействия нормы права с регулируемым ею общественным отношением, гражданское правоотношение есть качественно новое явление, которое, с одной стороны, представляет собой лишь юридическое выражение регулируемого нормой права общественного отношения, а с другой – конкретизацию выраженной в норме права воли государства в самих субъективных правах и обязанностях его участников» /11/. Авторы других научных работ относят правоотношения к средствам гражданско-правового регулирования общественных отношений и утверждают, что они наряду с нормами права, юридическими фактами и актами правоприменения составляют механизм гражданско-правового регулирования /12/. Иногда в юридической литературе правовое отношение рассматривают как правовой вид (форму) общественных отношений, который они приобретают при урегулировании нормами права, но считают, что правоотношение предстает и результатом воздействия норм объективного права на определенную сферу общественной жизни и как непосредственное средство ее нормирования – регулирования /13/.

Общественные отношения, основания, средства и результаты их гражданско-правового регулирования соотносят и при изучении юридических фактов. В связи с этим научным направлением правоотношения определяют как юридическую форму общественного отношения, урегулированного нормами права, как следствие (результат) правового регулирования общественного отношения, как систему мер юридически возможного и юридически необходимого поведения участников социальной ситуации /14/. В более поздней работе о гражданско-правовых юридических фактах их определяют как реальные жизненные обстоятельства, с правовой моделью которых гражданское право связывает определенные юридические последствия в сфере гражданских правоотношений. Названные последствия наступают тогда, когда названные обстоятельства не только существуют, но и соответствуют всем тем признакам, которые установлены нормой права применительно к правовой модели обстоятельства /15/.

Как видим, среди ученых нет единства и в понимании такой серьезной научной категории, как гражданско-правовое отношение. Что касается поставленной в работе проблемы – являются ли общественные отношения предметом гражданского права – зададимся вопросом: если общественное отношение есть предмет гражданско-правового регулирования, и в то же время гражданское правоотношение есть следствие правового регулирования, то какой отрезок времени общественное отношение существует вне правовой формы для того, чтобы стать предметом гражданско-правового регулирования и превратиться в гражданско-правовое? Логика подсказывает, что если принять за истину, что в основании гражданско-правовых отношений лежат специальные гражданско-правовые юридические факты, то общественное отношение сразу и немедленно устанавливается гражданско-правовым и в этом качестве не может быть предметом воздействия со стороны права.

В одной из своих работ достаточно содержательно, с обширными ссылками на труды маститых ученых, я обосновала взгляд на гражданское правоотношение как на средство гражданско-правового регулирования социальных взаимодействий участников общественных связей /16/. В связи с предпринятой ныне работой считаю необходимым пояснить, что взаимодействие понимаю как взаимообусловленные действия участников общественной связи в отношении друг друга. Обращение к толковым словарям показывает, что отношение есть взаимная связь предметов, явлений; связь между кем-то, возникающая при общении, какой-либо деятельности. В свою очередь связь – это отношение взаимной зависимости, обусловленности, общности между чем/кем-нибудь. А действие – это проявление какой-либо энергии, деятельности, функционирование чего/кого-нибудь /17/. И когда кто-то функционирует в гражданско-правовой сфере, его действия (односторонние, совершаемые по собственному усмотрению или двусторонние, обусловленные соглашением) не могут не находиться вне упорядочивающего воздействия ее норм. При этом этот кто-то функционирует в обществе, его регулируемые правом действия социально значимы и всегда совершаются в отношении чего-либо или кого-либо. Но даже когда субъект действует в отношении своей собственности, он при этом связан и с обществом, поскольку именно оно, действуя в лице законодателя, установило принципы и пределы его действий, те, которые на взгляд общества, составляют норму, и он, наделенный возможностью преследовать свой частный интерес, обязан подчинять ей свои действия. А каждый, кто находится в «поле» социально значимой деятельности субъекта в отношении своей собственности, может сверить его действия с нормой и указать на установленные правом пределы.

И получается, что (1) гражданское правоотношение изначально устанавливается как правовое общественное отношение и в период своего становления не существует во времени как собственно общественное, чтобы в этом качестве стать предметом гражданско-правового регулирования; (2) фактические обстоятельства, приводящие к становлению общественных отношений, возникают как факты различных регулирующих систем; когда они возникают в значении гражданско-правовых фактов (сделки, договоры, деликты), они порождают гражданские правоотношения; (3) гражданско-правовые факты, гражданские правоотношения и другие гражданско-правовые категории – это особые формы проявления действительности, заключающие в себе определенное содержание; это содержание предусмотрено правом и ни в один из моментов своего существования не может быть неправовым.

Сказанное свидетельствует, что общественные отношения не могут быть предметом гражданско-правового регулирования, так как являются его результатом, изначально проявляясь в действительности в виде гражданских правоотношений. Гражданское правоотношение не может быть и средством гражданско-правового регулирования общественных отношений, так как способность находиться под воздействием правовых норм не меняет сущности явления, и гражданское правоотношение, урегулированное нормой права, не перестает от этого быть общественным. Гражданское правоотношение и общественное отношение, урегулированное нормами гражданского права, – это одно и то же явление, существующее в действительности в одно и то же время. И нельзя не заметить, что если гражданское правоотношение представить в виде правовой системы составляющих его элементов, в виде гражданско-правовой конструкции, то юридическая составляющая оказывает упорядочивающее воздействие на то, что происходит в пределах социальной ситуации. А, как известно, субъекты действуют на одной из сторон – правомочной или обязанной. Именно действия испытывают гражданско-правовое воздействие, которое заключает их в известные юридические рамки – те, которые предписаны объективным правом либо предоставлены субъективным.

Что касается предмета гражданско-правового регулирования, полагаю, что именно действия предметно регулирует гражданское право, те, которые обозначены в ГК РФ – купля и продажа, зачет, уступка требования, публичное обещание награды, отступное, принятие наследства и т.д. Каждое из этих действий рассчитано на определенный юридический эффект, который признается при условии, если действие совершено тем способом, который предназначен объективным или субъективным гражданским правом для решения конкретной социальной задачи. На случай, если фактическое поведение субъектов нацелено на решение других задач, право предусматривает совершенно другие юридические последствия.

Не вызывает сомнений, что любое действие, в том числе и регулируемое правом, на чем-то основано и совершается определенным способом, что основания и способы человеческой деятельности связаны, и их связь обусловлена целью деятельности. Гражданско-правовое регулирование также напрямую зависит от того, какая цель достигается участниками социального взаимодействия. Дело в том, что гражданское право определяет цели действий, подверженных его воздействию, и для достижения каждой типичной цели предлагает свои способы. Так, в гражданском праве можно действовать с целью приобретения и прекращения права собственности, с целью приобретения наследства, установления обязательств, перемены лиц в обязательствах, обеспечения их исполнения, прекращения и т.д. Названные цели принципиальным образом различаются, и точно так же разнятся предназначенные для их достижения способы действий, регулируемых нормами отдельных глав ГК РФ.

Признав действия разновидностью юридических фактов, наука гражданского права изучает их в качестве волевых оснований возникновения, изменения и прекращения субъективных гражданских прав и гражданско-правовых обязанностей. При этом установлено, что способностью порождать гражданско-правовые последствия действия обладают как один из видов деяний, и то, что степень совпадения процессов формирования и выражения воли с правом служит критерием разделения действий на правомерные и неправомерные. Гражданское право отличается тем, что предоставляет участникам общественных отношений юридическое равенство, равные возможности (1) иметь права в отношении различных социальных благ и (2) действовать для приобретения и осуществления перечисленных прав. И одна из главных отличительных особенностей гражданского права состоит в том, что субъекты наделяются правоспособностью как предпосылкой правообладания, а дееспособностью как способностью действовать своей волей и в своем интересе для приобретения и осуществления объективно дозволенных субъективных прав. Анализ нормы ст. 18 ГК РФ показывает некоторую нелогичность законодателя при изложении ее содержания. Представляется, что смысл закона только бы выиграл, если текст статьи изложить следующим образом.

Граждане могут иметь:

§ личные права на неотделимые от каждого неимущественные блага;

§ право собственности на вещи и другие имущественные права;

§ права авторов произведений науки, литературы и искусства, изобретений и других охраняемых законом результатов интеллектуальной деятельности;

§ право лично или через представителя совершать не противоречащие закону действия, в том числе избирать место жительства, наследовать и завещать имущество, заниматься любой незапрещенной законом деятельностью, создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами, участвовать в соглашениях, действовать с целью приобретения и осуществления субъективных гражданских прав, создания и исполнения гражданских обязанностей.

Системный анализ положений ГК РФ показывает, что способность действовать в гражданском праве состоит из разнообразных поведенческих возможностей, реализуемых в интересах будущего обладателя субъективного права (равным образом гражданско-правовой обязанности) и его волей, но с использованием и соблюдением норм объективного гражданского права /18/. При этом дозволенными объявляются те действия, способы которых указаны в законе и/ или определены как возможности субъективного гражданского права на основании и в пределах конкретных и принципиальных положений закона.

Гражданское право регулирует различные по своей природе действия – те, при которых субъекты руководствуются гражданским законодательством намеренно (сделки, договоры), и те, которые влекут гражданско-правовые последствия независимо от намерений и воли субъектов (например, деликты). Когда субъективное гражданское право устанавливается целенаправленными действиями двух (или более) лиц, говорят о его приобретении. В этих ситуациях основанием для действий выступает либо закон и индивидуальная воля одного субъекта (составление завещание, публичное обещание награды, принятие наследства), либо закон и согласованная воля двоих и более участников (договор). Именно эта индивидуальная или согласованная воля, будучи выражена вовне, оформляется актом правового регулирования, где определяются вид и условия последующих действий. Если вид и условия совершаемых действий отличаются, это, как правило, приводит к «незапланированным» гражданско-правовым результатам, поскольку гражданско-правовое регулирование в данной ситуации рассчитано на определенный вид действий и с учетом определенных условий. «Незапланированные» гражданско-правовые результаты возникают и тогда, когда действия производятся посредством навязывания чужой воли, влияния на волю субъекта другой стороны в иных формах, что запрещено под страхом применения нежелательных гражданско-правовых последствий и даже уголовного наказания. Так, например, кабальная сделка запрещена ст. 179 ГК РФ, а грабеж – ст. УК РФ.

Когда действия участников социальной ситуации упорядочиваются гражданским правом независимо от их частной воли, основанием деятельности субъектов (либо по обособлению социальных благ – находка, создание творческого произведения; либо по ликвидации негативных последствий проявленной им неосмотрительности в поведении – деликт, ничтожная сделка), становится объективное гражданское право. Условия действий сформулированы в этих случаях в нормах гражданского права, и субъекты не наделены возможностью проявлять свое усмотрение ни в выборе вида поведения, ни в определении условий и способов его осуществления: и то и другое объективно указано нормой.

Действия по автономному объявлению частной воли одного лица или выражению ее в виде соглашения двоих и более лиц создают основания для приобретаемого права, а действия, «приводящие» субъекта к искомому правовому состоянию, являются способом его приобретения. Иными словами, если действия-основания являются базой достижения социальных и юридических результатов, то доставить тот результат, ради которого, собственно, и сложилась отдельная социальная ситуация, в состоянии лишь действия-способы.

В связи с тем, что способностью к гражданско-правовому упорядочению обладают только те действия, отдельные проявления которых подпадают под признаки, обозначенные в нормах типичной юридической конструкции, то и действия-основания и действия-способы, предлагаемые объективным правом для использования, имеют характер типичных. Так, намерение лица приобрести в собственность вещь, которая уже имеет собственника, осуществимо на базе соглашений о передаче вещи в собственность, к примеру, соглашений о купле-продаже, о мене. Но не только. Так, например, приобрести в свою собственность чужое имущество можно также посредством наследования на условиях завещания или закона.

В этих ситуациях передача вещи – это способ, которым одной стороне следует действовать для ее отчуждения, а другой – для установления искомого права собственности на вещь. Такое возможно, если в основании передачи лежит воля собственника на ее отчуждение, сформированная и выраженная свободно, например, в соглашении. Если же собственная воля сформирована не свободно и проявлена под давлением, то, несмотря на то, что передача имущества состоялась, действие квалифицируется как кабальная сделка или, например, грабеж, и ожидаемых правовых изменений в социальном состоянии участников ситуации не происходит.

Бывают случаи, когда стороны, реализуя намерение об отчуждении имущества (и, соответственно, о приобретении его в собственность) используют способ, характерный для приобретения прав ссудополучателя или арендатора. На самом деле участники социальной ситуации договариваются о купле-продаже, а волю выражают выдачей доверенности, поэтому намерение приобретателя имущества без вмешательства суда осуществиться не в состоянии /19/. Но между первой и приведенной ситуацией имеются существенные различия и выражаются они в том, что в данном случае воля собственником и сформирована и проявлена свободно, просто для ее реализации стороны действовали не предназначенным для этих целей способом.

Следовательно, для действий, влекущих приобретение субъективного гражданского права, нормы гражданского права определяют способы достижения поставленной цели, и только их надлежащее использование способно обеспечить законные интересы участников социальной практики. Надлежащим является такое использование, когда действия-способы осуществляются на законном основании, а оно является законным, только если предусмотрено в норме или добровольно выражено в акте индивидуально-правового регулирования в соответствии с нормой.

К тем же выводам приводит изучение материалов судебной практики. Так, постановлением Президиума ВАС РФ от 1 марта 2005 года № 10408/04 отказано в удовлетворении исковых требований закрытому акционерному обществу «Аллюр». Отказ по делу правомерен, однако, как показывает анализ ситуации, интересы участника договора остались незащищенными, и это произошло потому, что он просил о судебной защите неприобретенного права. Иск предъявлен о признании права собственности на акции, в отношении покупки которых достигнуто соглашение, но отчуждение (продажа) которых так и не произошла. Истец просил признать право, которое не принадлежит ему по той причине, что приобреталось оно на основании соглашения о купле-продаже акций, но участники соглашения не совершили действий по их передаче, а именно передача является способом приобретения права собственности. Защита права способом его признания предусмотрена законом на те случаи, когда право принадлежит субъекту, но кто-то сомневается в его принадлежности либо оспаривает ее. В случае с ЗАО «Аллюр» ситуация развивалась иначе, и обстоятельства, изложенные в постановлении ВАС свидетельствуют, что ЗАО «Аллюр» просит признать право собственности на акции, которые оно оплатило на основании соглашения о купле-продаже, но которые не переданы в его собственность. Учитывая специфику ценных бумаг как объекта гражданских прав, закон иначе регулирует их передачу, нежели передачу вещей, и момент возникновения права собственности на акции связывает с моментом внесения приходной записи на лицевой счет приобретателя имущества /20/. Толкование положений ст. ст. 28, 29 ФЗ «О рынке ценных бумаг» приводит к выводу, что приходная запись на лицевом счете приобретателя символизирует передачу акций, и что установление права собственности приобретателя на акции закон связывает именно с этим моментом. Механизм приобретения права в данном случае принципиально тот же, который просматривается и из положений гражданского законодательства о возникновении права собственности приобретателя по договору (ст. ст. 223, 224 ГК РФ), и из конструктивных положений купли-продажи (ст. ст. 456-458; 551, 556 ГК РФ). Смысл приведенных положений состоит в том, что не переданное нам – это еще чужое имущество. Мы договорились о его передаче с целью приобретения права собственности, но он не прошло стадию отчуждения для целей установления права у нового собственника. Не отчужденное – это еще чужое имущество, и в его отношении наше право собственности возникнуть не может. Отсутствие права свидетельствует об отсутствии каких-либо возможностей его осуществления, а следовательно, и защиты. Бесспорно, что субъект правообладания заключением соглашения о продаже имущества обременил право своей собственности требованием контрагента по договору и сузил принадлежащие ему правовые возможности тем, что предоставил контрагенту понуждать его к совершению действий, о которых они договорились, то есть к действиям по передаче. Тем самым усмотрение собственника о способах распоряжения своим имуществом обременено им же самим посредством добровольного выражения воли в соглашении о выбранном способе, но и только. Этим соглашением контрагенту собственника предоставлено не право, основанием приобретения которого служит заключенное ими соглашение, а только право на действия, адресатом которых он сделался с целью приобретения права, и которые в состоянии служить способом его приобретения. В этом случае законные интересы участника договорного обязательства могли быть действенно защищены способом присуждения к исполнению обязанности в натуре посредством применения ст. ст. 12, 398 ГК РФ.

По другому делу действия субъекта не привели к поставленной цели только потому, что для них не было законных оснований /21/. Как показывают материалы дела, обладая правами на ценные бумаги, их владелица не намеревалась распорядиться ими и поэтому ни сама действий по их отчуждению не совершала, ни доверенности на совершение действий с акциями не выдавала.

Акциями, принадлежащими истице, распорядилось другое лицо, которое, предоставило нотариально удостоверенную доверенность, якобы выданную истицей, но, как стало известно впоследствии, которая была поддельной. Следует обратить внимание, что совершенные в данной ситуации действия могут являться и обычно служат способом приобретения субъективного гражданского права собственности на отчуждаемое имущество, но в анализируемом деле эти действия совершены без всякого основания: они не основаны ни на объективном, ни на субъективном праве, и поэтому в юридическом смысле ничтожны.

Надо отметить также, что именно посредством действий реализуются возможности, юридически обеспеченные правомочным лицам абсолютных и относительных правоотношений. Иногда это собственные действия (в абсолютных правоотношениях), а иногда – это чужие действия (относительные правоотношения).

 

Литература

 

1. Валеев Д.Х. Система процессуальных гарантий прав граждан и организаций в исполнительном производстве. М., 2009. С. 58; Хропанюк В.Н. Теория государства и права. М., 2003. С. 294; Советское гражданское право. Под ред. проф. О.А. Красавчикова. М., 1972. С. 4-5.

2. Абдулаев М.И., Комаров С.А. Проблемы теории государства и права. СПб., 2003. С. 241-242; Сырых В.М. Теория государства и права. М., 2004. С. 240-241.

3. Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву. В 2-х т. М., 2002. Т. 2. С. 274.

4. Яковлев В.Ф. Экономика. Право. Суд. М., 2003. С. 28.

5. См. ст. 1, 2 ГК РСФСР, ст. 2 ГК РФ.

6. Яковлев В.Ф. Экономика. Право. Суд. М., 2003. С. 28; Басин Ю.Г. Избранные труды по гражданскому праву. СПб., 2003. С. 29.

7. Яковлев В.Ф. Там же. С. 29; см. также Братусь С.Н. Имущественные и организационные отношения и их правовое регулирование в СССР. Вопросы общей теории советского права. М., 1960. С. 86.

8. Алексеев С.С. Предмет советского гражданского права и метод гражданско-правового регулирования. Антология уральской цивилистики. 1925-1989: Сборник статей. М., 2001. С. 7, 9-10.

9. Российское гражданское право. Учебник в 2-х т. М., 2010. Т. 1. С. 67, 70.

10. Советское гражданское право. Учебник. Отв. ред. В.А. Рясенцев. М., 1986. С. 12.

11. Советское гражданское право. Учебник. Отв. ред. В.П. Грибанов, С.М. Корнеев. М., 1979. Т. 1. С. 94-95.

12. Карелина С.А. Механизм правового регулирования отношений несостоятельности. М., 2008. С. 265-274.

13. Зинченко С.А. Юридические факты в механизме правового регулирования. М., 2007. С. 102.

14. Красавчиков О.А. Категории науки гражданского права: Избранные труды. В 2-х т. М., 2005. Т. 2. С. 14, 25.

15. Рожкова М.А. Юридические факты гражданского и процессуального права: соглашение о защите прав и процессуальные соглашения. М., 2009. С. 14-18.

16. Чеговадзе Л.А. Структура и состояние гражданского правоотношения. М., 2004. С. 6-61.

17. Яндекс. Словари. Толковый словарь Ожегова; Большой толковый словарь русского языка. Гл. ред. С.А. Кузнецов.

18. См. п. 2 ст. 1 ГК РФ, ст. 21 ГК РФ, главу 10 ГК РФ.

19. См. п. 2 ст. 170 ГК РФ.

20. См. ст. 28, 29 Федерального закона «О рынке ценных бумаг».

21. Постановление Президиума ВАС РФ от 2 августа 2005 года № 16112/03.

 

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz