Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

За «колючкой» будет строже?

Дата: 05 апреля 2011 в 18:21

В Адыгее мечтали сидеть «зэки» всей страны.

Как говорил известный киногерой «Джентльменов удачи»: «Хочу в Джамбул. Там тепло, там – мама». Примерно такое мнение высказывали осужденные, отбывавшие срок в колониях Адыгеи. При этом многие сходились во мнении: контингент малочисленнее – порядка больше.

В октябре прошлого года была принята новая концепция развития российской уголовно-исполнительной системы. Каковы ее основные положения? Как отразится реформа на деятельности УФСИН нашего региона и положении осужденных? Об этом «АиФ – Адыгея» рассказал начальник Управления Федеральной службы исполнения наказаний по РА, полковник внутренней службы Юрий Заев.

— Юрий Юрьевич, долго ли продлится реформа российской уголовно-исполнительной системы и что она должна изменить?

— Новой концепцией УИС России за 10 лет, на которые она рассчитана, предполагается полностью изменить исторически сложившуюся структуру системы исполнения наказаний. Основной аспект изменений – отказ от распределения осужденных по отрядам и переход на камерное содержание. Концепцией оговорено, что в России будут созданы два типа исправительных учреждений. Это, прежде всего, колонии — поселения, в которых более мягкий режим — для тех, кто совершил менее опасные для общества преступления. Опасные и особо опасные преступники будут отбывать наказание в тюрьмах с соответствующим режимом содержания. Цель реформы: в приведении уголовно-исполнительной системы к европейским стандартам — обеспечении общепринятых норм, улучшении санитарно-бытовых условий содержания, медицинского обслуживания и питания.

— Это говорит о том, что тюрьмы в РФ станут комфортабельными?

— Не менее важное направление реформы — обеспечить строгую изоляцию осужденных. Концепция предполагает, что впервые осужденные к лишению свободы должны содержаться отдельно от преступников, имеющих богатое криминальное прошлое. Поэтому исправительные учреждения будут делиться не только по типу и виду режима, но и категориям осужденных.

— И как будет проводиться реформа?

— Изменения планируется реализовывать в несколько этапов. Первый продлится до 2012 г. К этому времени должна быть разработана нормативная база реформы. Прежде всего, потребуется внести соответствующие изменения в Уголовный кодекс РФ, которые регламентируют назначение наказания в виде лишения свободы. На втором этапе, в 2013–2016 гг. начнется перепрофилирование большей части исправительных учреждений в тюрьмы общего, усиленного и особого режима. Параллельно будут созданы новые колонии поселений, полностью реорганизация завершится к 2020 г.

— Как это будет происходить в Адыгее?

— Мы подготовили предложения по реорганизации наших исправительных учреждений в соответствии с положениями Концепции. Планируется, что в республике будет две тюрьмы общего режима для осужденных мужчин и одна для женщин, а также две колонии-поселения с обычным наблюдением. Кроме того, в структуре УФСИН останется лечебно-профилактическое учреждение для осужденных, которое сейчас находится в расположении ИК-1, в поселке Тлюстенхабль.

— Раньше осужденные, как правило, отбывали наказание в том регионе, где совершили преступление, по месту жительства. Теперь их будут направлять в исправительные учреждения других регионов?

— В 2010 г. Минюстом утвержден перечень, которым определено: в колонии строго режима в п. Тлюстенхабль Теучежского района Адыгеи будут содержаться те, кто уже отбывал наказание в местах лишения свободы. А в колонии общего режима, в х. Новый Сад Тахтамукайского района, – впервые осужденные. Но в Адыгее нет возможности создать исправительные учреждения каждого вида для так называемых «первоходов» и лиц, ранее отбывавших лишение свободы. Поэтому впервые осужденные к отбыванию наказания в колонии строгого режима, также как и ранее отбывавшие наказание в местах лишения свободы осужденные к общему режиму этапируются в другие регионы, где есть такие колонии.

— А где теперь будут отбывать наказание подростки, которые раньше направлялись в Майкопскую воспитательную колонию?

— В последние годы число воспитанников МВК снижалось. В результате возникла ситуация, когда на 120 человек работающего в колонии персонала приходилось всего 6 подопечных. Минувшим летом было принято решение о реорганизации этой колонии. Осужденные сегодня переведены в Белореченскую воспитательную колонию — соседнего с Майкопом райцентра Краснодарского края. Персонал МВК перераспределен в другие учреждения УФСИН. Территория, здания и сооружения воспитательной колонии переданы в женскую ИК-6, в которой увеличен лимит наполнения. 17 марта распоряжением Правительства Российской Федерации воспитательная колония ликвидирована.

— Осужденные сегодня могут работать, учиться в колониях?

— Они лишены свободы, но не права на труд и на образование. В колониях есть общеобразовательные школы и учебно-консультационные пункты, в которых сегодня учатся более 250 учеников в возрасте от 18 до 30 лет. Как ни парадоксально это звучит, но возможность сесть за парты у многих из них появилась лишь в колонии. Есть и такие заключенные, кто в свое время не освоил даже программу начальной школы. Вообще, для многих отбывающих срок получение аттестата о среднем образовании — первый шаг на пути к нормальной, полноценной жизни. Они могут и продолжить свое образование в профессиональных училищах, которые также в колониях существуют. В новом учебном году в них учится более 400 человек. В училищах преподавание ведется по 10 специальностям, на которые среди осужденных даже есть конкурс. И если раньше училища готовили специалистов для работы на предприятиях колоний, и специальностям обучали в соответствии с их профилем, то сегодня они ориентируются в большей мере на запросы рынка труда, чтобы после освобождения люди могли найти работу. В колонии строгого режима, к примеру, готовят токарей, автомехаников, столяров, электросварщиков, слесарей-электриков по ремонту электрооборудования, автослесарей, электросварщиков ручной сварки, поваров-кондитеров, а также машинистов котлов. К слову сказать, эту редкую и очень востребованную сегодня профессию, в Адыгее можно получить только в местах лишения свободы. В ноябре прошлого года мы открыли филиал профессионального училища в колонии общего режима в х. Новый сад. В Майкопской женской колонии готовят операторов швейного оборудования, швей, раскройшиц, штукатуров, а с нового учебного года планируется открыть набор на новую специальность – повара-кондитера.

— Юрий Юрьевич, а, скажем, поступить в университет у заключенных есть возможность?

— При желании они могут получить и высшее образование. В 2002 году в колонии строгого режима, в Тлюстенхабле, был открыт филиал Современной гуманитарной академии, сейчас в нем — 10 студентов-осужденных.

— Профессию они получают, а что потом?

— Проходят производственную практику в наших Центрах трудовой адаптации – такие есть в каждом исправительном учреждении. Там же они могут работать по специальности, накапливать опыт и навыки, необходимые для их адаптации в обществе. В среднем, заключенные зарабатывают около 180 рублей в день.

— Если на воле никто не ждет, кто помогает им после освобождения?

— В каждой колонии есть школы подготовки к освобождению, где с ними работают наши социальные работники и психологи. Задача наших специалистов – направлять уведомления в территориальные Центры занятости населения и органы местного самоуправления по избранному теми, кто освобождается, месту жительства. В прошлом году в ЦЗН нами было направлено 870 уведомлений, получено 380 положительных ответов, 795 запросов в органы местного самоуправления, на которые было получено только 130 положительных ответов. Также 83 уже отбывшим сроки наказания заключенным мы помогли устроиться с бытом и работой.

— По федеральной статистике, в тюрьмах и колониях очень много тяжело больных, в частности, туберкулезом. Медики связывают такое положение с перенаселением в местах лишения свободы. Как будет решаться эта проблема?

— Сразу отвечу – подследственные и осужденные содержатся по нормам жилой площади, предусмотренным законодательством. Перелимита нет ни в одном из республиканских учреждений. С медицинским обслуживанием осужденных, проблемы, безусловно, есть. По статистике более 90% осужденных состоят на диспансерном учете по поводу различных заболеваний, многие из них, попадая в наши учреждения, уже имеют целый букет таких болезней. Лечить их непросто. Другая проблема – в медучреждениях уголовно-исполнительной системы есть нехватка медицинских работников, особенно врачей. Врачи и медсестры, долгое время проработавшие в исправительных учреждениях, ушли на пенсию, а молодые медики не стремятся в нашу систему. В прошлом году мы провели капремонт в хирургическом отделении лечебно-профилактичекого учреждения для осужденных, полностью заменили устаревшее оборудование. Несмотря на все трудности, в прошлом году нам удалось добиться снижения уровня общей заболеваемости в колониях.

Немаловажно и то, что в конце декабря прошлого года в УПК РФ внесены поправки, которые предусматривают возможность изменения меры пресечения, если подозреваемый или обвиняемый имеет тяжёлое заболевание.

— В последние годы суды всё чаще приговаривают к наказаниям без изоляции от общества. В Адыгее появятся так называемые электронные браслеты, и во сколько обойдется бюджету нововведение? — Этот вид наказания мы исполняем уже второй год. На сегодняшний день на учете в уголовно-исполнительных инспекциях республики состоит более 60 осужденных к ограничению свободы. Это те, кто впервые совершил нетяжкое или средней тяжести преступление — кражи, угон машин без цели хищения, угроза причинения тяжкого вреда здоровью. А также наказанные за хранение и сбыт наркотиков. Такие осужденные в зависимости от решения суда не могут покидать свои квартиру или город, посещать места массового скопления людей. Браслет будут надевать только на тех из них, кто склонен к рецидиву. Адыгея вошла в число 30 регионов, где с 2011 г. будут применяться средства электронного слежения, но пока это оборудование мы не получили.

— Ваше отношение к современным преступникам, к «законам зоны»?

— В «зоне» может быть только один закон – Уголовно-исполнительный кодекс, в соответствии с которым и строятся отношения. Моя задача – одеть, накормить, создать нормальные бытовые условия осужденным и требовать неукоснительного соблюдения установленных законом норм поведения. А они должны соблюдать закон, который един для всех.

— Как вы считаете, отражается ли на агрессивности молодых современные компьютерные игры, телепрограммы и «боевики»?

— Безусловно, все это влияет на психику детей и подростков. Косвенным подтверждением может служить тот факт, что в последние годы наметилась устойчивая тенденция к омоложению возрастной структуры осужденных. Если в 2009 году молодежь в возрасте от 20 до 29 лет составляла 42%, то в 2010 году их было уже почти половина.

— Юрий Юрьевич, а вы читаете детективы? Чему посвящено ваше свободное время?

— Я — не поклонник детективов. Больше люблю жизненные истории о примирениях, а не трагедиях. Очень нравится фильм – «Любовь и голуби», обычная человеческая картина! Мне нравится активный отдых, стараюсь много путешествовать. Люблю первозданную природу, и очень рад, что в Адыгее очень много красивых мест!

Стоимость комплекта с GPS-навигатором – 1,5–2 тысячи долларов, стоимость отечественного аналога 80–100 долларов. Срок автономной работы браслета – до трех лет Елена Космачёва

Юрий Заев родился в Кировской области. После службы в армии работал в учреждениях уголовно-исполнительной системы. В 1989 г. окончил Всесоюзный юридический институт. В этом же году был назначен оперуполномоченным оперативно-режимного отдела ОР-216/1 УВД Кировского облисполкома, затем начальником оперативно-режимного отдела, а в октябре 1996 года возглавил это учреждение. В 2000 г. назначен на должность первого заместителя начальника УФСИН России по Кировской области, которую занимал до мая 2010 г., когда возглавил Управление Федеральной службы исполнения наказаний по Адыгее.

По сообщению сайта Аргументы и Факты