Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Владимир Марычев собирает деревянных уродцев

Дата: 05 апреля 2011 в 20:20

Водяной, леший, кикимора… C детства лес казался нам чудесным и многоликим. Тот, кто живёт бок о бок с природой, знает: входя на её территорию, он попадает под чей-то строгий внимательный взор.

«Я называю их лесными духами, — говорит городчанин Владимир Марычев, мастер резьбы по дереву. — Они живут в деревьях, оврагах, лесных чащах». Лица этих существ и запечатлевает его рука.

Ни семья, ни профессия Владимира Марычева с народными промыслами никак не связаны. Более того, служба, которой он отдал свою жизнь, лирике прямо противоположна: прапорщик Марычев — профессиональный военный.

Резьбой по дереву он хотел заняться ещё во время службы в жарком Таджикистане. Он часто ходил на речку Душанбинку и долго смотрел, как вода плещется о корни деревьев, превращая их в переплетения причудливых форм…

— Вышел на пенсию, времени больше стало. Взялся, как все, резать доски, потом — маски, — рассказывает Марычев. — Но быстро от этого дела устал: взял доску, наложил копирку, бери и режь. Скучно.

Тогда-то и припомнились «узоры» Душанбинки. Марычев отправился в городецкий лес… С тех пор и занимается этой «охотой». По его словам, сейчас на 10 км вокруг ни одной «кривульки» в лесу не найти, всё он выбрал. За находками ездит на вездеходе. Старенькая «Волга» по этому бурелому, да с таким же буреломом в багажнике, из глухого леса просто не выберется.

— Будущих «героев» я ищу там, где дереву приходится выживать, постоянно переносить экстремальные условия: овраги, болота, лесопосадки, сырые, тенистые места, где мало хорошей почвы, места и света, — рассказывает мастер. — Попадаются сросшиеся, переплетённые ветви, которые «опираются» друг на друга.

Мастер свой лес бережёт. Даёт молодым деревцам свет и свободу, избавляя от нежизнеспособного «мусора». Сучковатые, еле живые древесные уродцы в его работах получают вторую жизнь. А лес — доброго помощника.

«Слепые» ветки, фрагменты деревьев мастер превращает в настоящие тела существ. У них выгнутые руки, спины, очень выразительные лица с миллионами морщин, окружающих тёмные глаза.

— Ветка тонкая, круглая, «уложить» на неё весь рисунок, который ты задумал, непросто, — говорит Владимир Александрович. — Ведь должны быть не просто глаза, а выражение лица, определённая мимика. Легче вырезать простое человеческое лицо, чем это. Ведь «дух» — он вроде и человек, а вроде и нет. А надо, чтобы всё равно как живой был.

В зале у Марычева стоит целая часть дерева: несколько ветвей, похожих на кисть руки с кривыми пальцами. Владимир Александрович говорит, что «кисть» сейчас не трогает: боится испортить. Пока в голове окончательно не сложится образ, в руки резец не берёт, просто смотрит.

— «Духов» из дерева, захочешь — никогда не повторишь, — считает мастер. — За 12 лет, что резьбой занимаюсь, я уже больше 2000, наверное, вырезал. Ни одной «рожицы» похожей. Их объединяет только стиль, а лиц, как у людей, одинаковых нет.

Мастерская Марычева занимает отдельную комнату, с видом на лес. Везде — на шкафу, на столе, полках, полу, лампе, висящей под потолком, — лежит толстый слой мелкой-мелкой древесной пыли. Такую убирать можно годами… В комнате сильно пахнет смолой, деревом. К стене прислонены большие «дубинки»; под потолком, как на поленнице, аккуратно сложены кривульки поменьше. Мастер включает свет — сразу начинает работать радио. Так, под музыку, с резцом в руках, и проходит длинная зима.

Перед тем как пойти в работу, каждая ветка высушивается в течение года. Мастер берёт в руки одну из заготовок — зачищенный фрагмент дерева, с намеченными простым карандашом глазами и носом. При стуке звук получается звонкий, как будто это не сырое дерево, а кость.

Для своих работ мастер использует разные породы дерева: сосну, ель, берёзу. При высушивании они становятся твёрдыми, как камень.

— Самая мягкая, податливая — липа, — говорит мастер. — Без обработки мастикой, лаком или маслом высушенная осина остаётся серебристо-белой.

Цвет у дерева получается разный, от белого до сочно-жёлтого, красно-коричневого, шоколадного. Но чтобы получилась Вещь с большой буквы, нужно вложить в неё немало труда.

Практически на каждом этапе обработки дерево требует внимания и рук. В первое время, выравнивая поверхность наждачкой, Владимир Александрович стирал руки в кровь. А бывает, если дерево не до конца высушено, работа идёт насмарку.

— Случается, вырежешь лицо, только отойдёшь покурить. Возвращается — всё в трещинах: сердцевина сырая, — досадует мастер. — У дерева свой «характер».
 

«Лесные духи», которых вырезает Владимир Марычев, очень быстро вышли «в народ». Сначала в качестве подарков, потом стали продаваться. Жители русских лесов теперь гостят повсюду: в Америке, Германии, в разных концах России.

Очень любят «кривульки» новые русские. Сегодня Владимир Марычев — долгожданный гость статусных фестивалей и конкурсов, автор персональных выставок. Одна из них, кстати, сейчас открылась в Городецком выставочном музее.

— Бывает, проходит конкурс по резьбе. Сидит мастер — у него инструментов целый арсенал, — смеётся Владимир Марычев. — А на самом деле нужно-то четыре резца и немного воображения…

Марычев Владимир Александрович родился в 1951 году в деревне Козловка Саратовской области. С 1992 года живёт в Городце. Военный пенсионер. Обладатель Гран-при областного конкурса мастеров резьбы по дереву «Городецкий левша». Призёр фестиваля «Мастеров народных братство». Дипломант всероссийского конкурса «Древо-2005».

По сообщению сайта Аргументы и Факты