Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Всенародная победа

Дата: 06 апреля 2011 в 07:20

«Литер», 5 апреля

Два месяца назад на страницах именно нашей газеты советник президента РК по политическим вопросам Ермухамет Ертысбаев спрогнозировал окончательный результат предстоящей избирательной кампании: 95,9 процента получит действующий президент Нурсултан Назарбаев.
На вопрос, почему, тогда Ертысбаев ответил: «Я так вижу».
– Ермухамет Кабидинович, поздравляем с победой! Ваш прогноз подтвердился почти один в один. По предварительным данным Центризбиркома, Нурсултан Назарбаев набрал 95,5 процента. Вы ошиблись всего на 0,4 процента.
– Не могу сказать, что это обстоятельство меня огорчает.
– Как вам удалось с такой точностью предсказать итог выборов? Был голос свыше или в администрации президента заранее определили такой результат?
– Ни то, ни другое. Случайность. Просто я был уверен, что Назарбаев превзойдет результат 4 декабря 2005 года.
– Вообще, на последнем «Айтпарке» вас довольно остро критиковали. Что вы можете ответить на доводы оппонентов? И как, кстати, оценили вашу работу в период электоральной кампании ваши коллеги по администрации президента? И сам глава государства?
– На доводы оппонентов нет никакого смысла отвечать. Прошедшая президентская избирательная кампания показала, что оппозиция в Казахстане практически отсутствует. В данном случае лучше Ленина не скажешь: «Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа». Многонациональный казахстанский народ оказал масштабную и невиданную электоральную поддержку Назарбаеву. Такой кредит доверия не имеет в настоящее время ни один глава государства в мире.
– В течение двух месяцев вы практически ежедневно присутствовали в информационном пространстве не только Казахстана, но и ведущих мировых агентств и печатных изданий. Соответственно, вы подвергались яростным нападкам со стороны ваших оппонентов. Как вы выдерживаете злобные комментарии в Интернете в ваш адрес, жесткую критику ваших взглядов со стороны казахстанских оппозиционеров?
– Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин, которого я часто перечитываю в последнее время, говорил: «В деле распространения здравых мыслей не обойтись, чтобы кто-нибудь паскудой не назвал». Я спокойно отношусь ко всем нападкам в мой адрес. Это неизбежная часть моей деятельности. В конце концов, я тоже не святой и спуску никому не даю. Нам всем (и во власти, и в оппозиции) надо повышать политическую культуру дискуссий. Хотя часто надо действовать по принципу «Лучший способ одержать победу в споре – избежать спора».
– Как вы думаете, если бы радикальная оппозиция оказалась более расторопной и последовательной и приняла участие в выборах, выдвинув единого кандидата, какими были бы результаты электоральной кампании?
– Разве что пофантазировать. Если бы Компартия, «Азат» и незарегистрированная «Алга» объединились бы и выдвинули единого кандидата, то они смогли бы мобилизовать весь протестный электорат и даже перетянуть на свою сторону колеблющихся. Не было бы неумной во всех отношениях тактики бойкота выборов. Тогда бы картина выглядела несколько иначе. Конечно, Назарбаев и при этих обстоятельствах одержал бы по — беду. Но единый кандидат от оппозиции смог бы набрать от 15 до 20 процентов голосов. А это был бы мощный и солидный электоральный задел для будущей двухпартийной системы. Ведь не за горами парламентские выборы.
Вы можете обвинить меня в том, что я предвзято отношусь к оппозиции. Хорошо. Вот вам мнение делегации наблюдателей от России, директора по международным проектам Института национальной стратегии Юрия Солозобова. Он сказал, что «оппозиция Казахстана оказалась бессильной, чтобы выдвинуть привлекательную программу для Казахстана, выдвинуть образ будущего Казахстана. Эти люди сами поставили себя вне демократического поля. Нельзя относиться к политическому процессу в своей стране, как нерадивый студент к сессии, который знает, что сессия будет, но не готовится к ней. Нельзя так относиться к своей политической судьбе. Это значит, что таким людям никак нельзя доверять будущее страны. Если они столь легкомысленны к своему будущему, как они могут отвечать за судьбы миллионов сограждан?».
Неприятно все это слышать из уст международного наблюдателя, но со стороны виднее, и большое видится на расстоянии. Горькие, но правдивые слова.
– Я думаю, теперь у оппонентов Назарбаева достаточно времени, чтобы подготовиться и к парламентским, и к президентским выборам. Все ожидают активизации политического процесса, да и страна нуждается в конструктивной оппозиции. Как вы думаете, в этом качестве выступят существующие персонажи или на их место придут новые?
– Думаю, что после полного провала тактики бойкота выборов, когда протестный электорат испытывает сильное разочарование из-за поведения казахстанской оппозиции, невольно приходишь к выводу, что нужна новая оппозиция, новые люди. Недавно посол одной великой державы сказал мне: «Может быть, вам разделить «Нур Отан» на две партии?».
– Вы согласились с этим?
– Я согласен в принципе, что нам в Казахстане надо выстраивать реальное партийно-политическое поле, избавиться от политического балласта, упразднить виртуальные политические объединения. «Нур Отан» – это реальная политическая сила, и нет необходимости ее делить на две части. Но вот на базе предпринимательского объединения «Атамекен» можно было бы создать новую политическую партию. «Нур Отан» позиционировался бы как партия власти, партия государственной и политической элиты, партия бюджетников, государственников, научно-технической и гуманитарной интеллигенции, словом, классическая центристская партия. А вновь созданная партия «Атамекен» базировалась бы исключительно на предпринимательском классе. Думаю, что такое разделение сыграло бы решающую роль и в окончательном разделении власти и бизнеса. Пока власть и бизнес представляют единое целое, это мешает нормальному развитию демократического и правового государства, является основной питательной почвой для коррупции и других негативных проявлений, которые, безусловно, есть в нашем государстве и обществе. В политической конкуренции партии власти и партии предпринимателей я вижу стержень дальнейшего политического развития Казахстана. Для всех остальных партий я вижу один путь: либо войти в состав «Нур Отана», либо войти в состав новой партии бизнесменов Казахстана. Форсированным образом мы сможем создать в ближайшие пять лет эффективную двухпартийную систему наподобие республиканцев и демократов в США или консерваторов и лейбористов в Великобритании. «Нур Отан» как раз и будет проводить здоровый консерватизм в парламенте, в правительственной политике, а партия предпринимателей будет стремиться к либерализации рыночной экономики, государства и всего законодательства. Они будут взаимно контролировать друг друга. Проводить парламентские выборы на базе имеющегося партийно-политического материала – это тупик, это сознательный или бессознательный обман казахстанского электората.
– Что вы можете сказать об эпизоде якобы с исчезновением издателя оппозиционной газеты? Или с организацией «похода на Акорду»? Что это было – попытка копировать украинские и белорусские приемы?
– Вопрос с исчезновением издателя оппозиционной газеты – это вопрос ДВД города Алматы. Что касается организации похода на «Акорду», вы же прекрасно понимаете, что за границей находятся два государственных преступника. Они финансируют подобные акции. Пытались во время выборов расшатать ситуацию в Алматы, распространяя клеветнические слухи, что мы, дескать, «миллион гектаров земли отдаем Китаю», и прочий бред. Никто не поверил этому и не поддался провокации. После 3 апреля все еще раз убедились, что никаких революций в Казахстане не будет. Казахстан продолжит путь реформ, путь модернизации, путь эволюции. Эпоха реформ и перемен всегда вызывает огромное психическое напряжение народа. Но для казахстанцев нехарактерны массовые истероидные реакции на митингах и демонстрациях, разбегания людей по своим социальным группам, постоянный поиск новых кумиров и идеалов. Для многих стран СНГ одной из самых ощутимых болевых точек стала неопределенность, непредсказуемость, которая воспринималась как бедствие. Казахстанский народ еще 20 лет назад в этой неопределенности нашел шанс для собственного выбора. Социальный инстинкт народа во всех трех конкурентных президентских избирательных кампаниях безошибочно подсказывал ему, как голосовать и за кого голосовать.
– Пожалуй, главный итог этих выборов – не победа Назарбаева, в которой никто не сомневался, а то, что они прошли без нарушений и получили высокую оценку со стороны международных наблюдателей. Как вы думаете, эта практика теперь закрепится в деятельности властей или административный ресурс не был задействован ввиду явного превосходства основного кандидата?
– Легитимность власти означает законность власти. То есть власть (президент или парламент) должна избираться законно, без нарушения законов, без фальсификаций при подсчете голосов. Иначе никто ни внутри Казахстана, ни в международном сообществе не признает эту власть. Поэтому эта практика (честные и прозрачные выборы) закреплялась у нас от одной избирательной кампании к другой. Прошедшие выборы в максимальной степени были прозрачными, включая прозрачные избирательные урны. Кстати, международный наблюдатель от Бельгии сказал, что такие же урны должны быть на всех выборах в странах Европейского союза. Вы правы: никакого административного ресурса 3 апреля не было. И ввиду явного превосходства одного кандидата над тремя другими. И ввиду того, что вся избирательная кампания базировалась исключительно на идеологических и политических формах воздействия на казахстанский электорат.
– Сейчас все больше говорят не о выборах, а о том, что будет после 3 апреля. Хотя понятно, что ничего неординарного не произойдет, и после третьего апреля будет четвертое, пятое и т.д. Но поскольку преемственность в политике – перспектива бесспорная, остается поговорить о том, кто будет обеспечивать эту преемственность. Например, Карим Масимов в воскресенье, исполнив свой конституционный долг, сделал запись в Твиттере: «Проголосовал на своем избирательном участке. Уверен, что страна сделает правильный выбор». А как вы думаете, уверен ли премьер, что такой же правильный выбор сделает парламент при утверждении нового состава правительства и его главы? Есть ли у него шансы побить собственный рекорд продолжительности пребывания на этой высокой должности? Каковы ваши предчувствия на этот счет?
– После инаугурации правительство, согласно статье 70 Конституции, обязано подать в отставку, и президент будет формировать новое правительство. Думаю, что правительство будет «ново-старым». Понимаете, нынешнее правительство завязано на многих интеграционных соглашениях. Один Таможенный союз чего стоит! Есть люди, которые конкретно отвечают за индустриально-инновационную программу. Поэтому я не исключаю, что ряд ключевых игроков правительства останутся на своих постах. Включая премьер-министра Карима Масимова.
Очень многое сейчас зависит от политической позиции мажилиса. Я не исключаю такого варианта развития событий, когда парламент решится на досрочные выборы уже в этом году. Чтобы помочь президенту в полном объеме начать те преобразования в общественно-политической сфере, о которых глава государства говорил в своем послании народу 28 января. Тогда вообще целесообразно сейчас не менять правительство, а дождаться парламентских выборов, после которых победившая партия и будет формировать правительство. Разумеется, никто не сомневается, что «Нур Отан» победит и здесь и новое правительство будет формироваться с подачи лидера победившей партии – Нурсултана Назарбаева.
– Считаете ли высокой явку избирателей на участки? Алматинцам помешал исполнить свой гражданский долг обильный снегопад, но население здесь и без этого в последние годы пассивно участвует в политике. Как вы думаете, людям действительно безразлично или все были настолько уверены в победе Назарбаева, что посчитали лишним прийти на избирательные участки?
– Один международный наблюдатель, кажется, из Бельгии, заметил одну закономерность. Там, где много интеллигенции, там, где много избирателей, работающих в непроизводственной сфере, в сфере услуг, – эта часть избирателей неохотно голосует либо не торопится и приходит на избирательные участки во второй половине дня. В Алматы было то же самое. Мне кажется, что общественный штаб в поддержку Назарбаева первостепенное внимание уделил регионам, забыв про столицу – Астану. Штаб, видимо, посчитал, что жители Астаны – детища и гордости Назарбаева – автоматически в едином порыве пойдут на все избирательные участки. Между тем надо работать с каждым избирателем, дойти до сердца каждого избирателя. Поэтому в Астане и в Алматы показатели явки были ниже, чем в целом по стране. Но это детали. Главное, что президент одержал сокрушительную и заслуженную победу, которую он справедливо назвал победой всего Казахстана.
– Каждая электоральная кампания привносит нечто новое в политическую практику и теорию. Каковы, на ваш взгляд, уроки выборов-2011? Какие основные слагаемые победы Назарбаева?
– На первом месте, конечно, личностный фактор. Масштаб личности президента Назарбаева, его харизма, его авторитет и популярность. Назарбаев в очередной раз доказал, что политический лидер, Лидер Нации – не что иное, как персонифицированное массовое желание, образ «желаемого я», каким хотелось бы быть, какого хотелось бы создать. В этом секрет громадного успеха и 10 января 1999 года, и 4 декабря 2005 года, и 3 апреля 2011 года.
Второй фактор – это менталитет многонационального казахстанского народа, законопослушность и толерантность, перманентная поддержка народом всех начинаний и инициатив Назарбаева, его реформ и модернизации страны. Почему в арабском мире произошли революции? Там не было изменений долгое время. А режим, который не в состоянии повысить средний общественно-экономический уровень жизни для большинства населения, такой режим неизбежно сталкивается с проблемой легитимации власти. Если брать годы президентского правления Назарбаева с середины 90-х годов и до настоящего времени, то при Назарбаеве показатель ВВП на душу населения увеличился в 12 раз!!! (С 700 долларов в 1994 году до 9 тысяч долларов в 2011 году). А главное, нет застоя ни в социальной сфере, ни в экономике. В арабском мире не было социальных лифтов: люди не могли продвинуться по социальной лестнице. Назарбаев же активно привлекает все новые и новые кадры из самых различных слоев общества, открывает зеленую дорогу новому поколению, которое благодаря именно президентской программе «Болашак» получило элитное западное образование.
Третий фактор – это антикризисные меры президента за последние три года. Когда во всем мире бушевала рецессия в экономике, когда рухнули многие финансовые институты, именно Назарбаев предпринял беспрецедентные меры. Были выделены немалые средства для поддержки казахстанских банков и финансовых институтов. Были созданы сотни тысяч рабочих мест. МВФ и ЕБРР высоко оценили антикризисные президентские шаги. И по достоинству оценил эти меры и наш народ, который за годы независимости стал грамотным, его не проведешь всякими популистскими и демагогическими заклинаниями. Именно по этой причине оппозиция и отказалась от участия в борьбе, прекрасно осознавая, что абсолютно ничего путного и привлекательного противопоставить посланию народу, с которым выступил Назарбаев 28 января, невозможно. На двадцатом году независимости весь многонациональный казахстанский народ высоко ценит мир и спокойствие в стране, отсутствие межнациональных и социальных конфликтов. Почему была такая высокая явка? Потому что казахстанцы говорят: «Нет сейчас более спокойного и безопасного места для проживания в мире, чем Казахстан». Так что победа Назарбаева – это действительно победа всего народа. И не только казахстанского народа. Назарбаев как всемирно известный политик нужен Центральной Азии, нужен СНГ, нужен Таможенному союзу, нужен ШОС, нужен ОИК, нужен России, Китаю, США и Европейскому союзу. Этим объясняется пристальное внимание всего международного сообщества к прошедшим выборам, внушительный десант международных наблюдателей и журналистов со всего мира.
Можно перечислять и другие факторы и слагаемые победы Назарбаева. Но для всех очевидно, что Казахстан получил на ближайшие пять лет спокойное, стабильное и устойчивое развитие, дальнейшую эволюционную модернизацию страны, государства и общества. Народу повезло с лидером, лидеру повезло с нацией, то есть с народом. Будем жить и работать!

---------

Чтобы не было революции «снизу», должна произойти революция «сверху»
Владислав ШПАКОВ, «Экспресс-К», 6 апреля

Советник президента Ермухамет Ертысбаев и после внеочередных выборов не перестает сокрушаться по поводу отказа оппозиции от борьбы за электорат.
Похоже, Ертысбаев действительно искренне сочувствует этим людям, которые добровольно дистанцировались от участия в громадном и перспективном деле. А в ближайшие пять лет, судя по всему, Казахстан реализует именно такой проект.
– Ермухамет Кабидинович, предыдущий президентский срок Нурсултана Назарбаева – это уже история. Каковы, на ваш взгляд, важнейшие итоги минувшего цикла?
– Если брать экономический блок и социальную сферу, то все основные программные обещания президента, данные им во время избирательной кампании 2005 года, были выполнены к началу нынешнего года. Это, как известно, одна из главных причин досрочных выборов. Кроме того, в июне 2007 года парламент внес поправки в Конституцию, ограничив президентский срок пятью годами, поскольку такой цикл наиболее оптимален с точки зрения государственно-политического устройства и государственного менеджмента.
– Рекордные данные по голосованию – тоже итог минувшей пятилетки?
– Как я уже сказал, в экономическом блоке глава государства выполнил все, что обещал. Более того, в годы мирового финансового кризиса Назарбаев смог принять беспрецедентные антикризисные меры, создать сотни тысяч рабочих мест в республике, поддержать банковские и финансовые институты. А это весьма важно, поскольку в Казахстане, если сравнивать с другими странами СНГ, гораздо больший процент населения является вкладчиками банков. Все эти антикризисные меры народ по достоинству оценил. Поэтому результат, который Нурсултан Назарбаев получил 3 апреля, абсолютно закономерный.
Конечно, отчасти нам помогла и отечественная оппозиция. Если бы она объединилась и смогла выдвинуть единого кандидата, то он вполне мог бы набрать до 15 процентов голосов. А это было бы очень важно с точки зрения дальнейшего развития парламентаризма. На носу парламентские выборы, причем они вполне могут стать досрочными и состояться уже в этом году. Оппозиция не использовала свой шанс, «выпустив пар» через тактику умеренного бойкота. Я изначально был убежден, что в этот раз Назарбаев превзойдет собственный успех декабря 2005 года и наберет свыше 91 процента голосов. То, что я в одном из интервью назвал цифру 95,9%, оказавшуюся очень близкой к фактическому результату 95,5 процента, не более чем совпадение, уверяю вас. А сейчас некоторые оппозиционеры заявляют, что я тем самым дал некий мессидж власти. Глупо так думать, потому что никаким влиянием на власть я, конечно, не обладаю. Не стоит преувеличивать мою значимость, полагая, что я могу диктовать акимам и руководителям местных органов, каким должен быть итоговый процент голосов. Помилуйте, на президентских выборах провели три независимых экзит-пула в 9 000 избирательных участков, и все они показали поддержку кандидата Назарбаева на уровне 94–95 процентов. Чистая победа.
Последние пять лет в Казахстане продолжался эволюционный курс реформ. Мы доказали всему миру, что революция не является обязательным этапом жизни постсоциалистических стран. Еще напрашивается сравнение со странами арабского мира, вступившими в эпоху революционных потрясений. Там причина волнений кроется в авторитарных режимах, не сумевших в течение долгого времени решить главную задачу: поднять средний общественно-экономический уровень жизни. Кроме того, там, как правило, полностью отсутствовали так называемые социальные лифты, из-за чего даже граждане с высшим образованием не могли пробиться наверх. У нас – прямо противоположная картина. Президент строит открытое общество, рыночную экономику, а в ближайшие пять лет намерен заняться и политической модернизацией. Глава государства всегда придерживался методологического принципа: сначала экономика, а потом политика. Видимо, именно сейчас и настало время подтянуть политический блок. Развитие парламентаризма и независимой судебной системы – вот главные направления новой пятилетки. Как для президента страны, так и для общества.
– Означает ли это, что теперь будут превалировать политические реформы?
– Я бы не ставил вопрос таким образом. Думаю, превалировать будет все-таки индустриально-инновационная программа. Потому что президент глубоко убежден: для подлинной демократии нужно, чтобы большинство населения составлял средний класс. В этом направлении и продолжится модернизация. Но одновременно с этим все основные политические силы страны должны научиться вести диалог в парламенте. Желательно создать эффективную двухпартийную систему. Мне кажется, вряд ли в парламенте будет представлено больше двух партий. Едва ли вслед за «Нур Отаном» в парламент реально сможет пройти больше одной партии.
Кроме того, я считаю, что начнется масштабное строительство гражданского общества «сверху». В частности, значительно увеличится финансирование неправительственных организаций, которых сейчас в Казахстане более 7 000. Видите ли, чтобы избежать революции «снизу», нужно делать революцию «сверху». К ней нужно подойти научно, точечно, изобретательно и масштабно. И тогда начнется эффективное строительство гражданского общества, политическая модернизация и переход от суперпрезидентской республики к президентско-парламентской системе…
– …что и декларировалось президентом в 2007 году, после внесения поправок в Конституцию?
– Не совсем так. Тогда глава государства делал основной упор на экономический блок. Он прекрасно понимает, что многие достижения Казахстана базируются на нефтегазовом секторе. Президент неоднократно говорил, что нам нужно научиться жить и работать так, как будто у нас нефти вовсе нет. И дал четкую команду правительству: ни в коем случае не использовать средства Национального фонда во избежание гиперинфляции и «голландской болезни».
Собственно говоря, программа инновационно-индустриального развития и направлена на социально-политическую модернизацию. Понимаете, необходимо как можно больше людей включить в класс предпринимателей. Это сложная задача, но она будет осуществлена.
– С вашей точки зрения, допускал ли президент серьезные ошибки во время своего предыдущего срока?
– Президент – живой человек, а человеку свойственно ошибаться. Разумеется, определенные ошибки могут иметь место. Кадровые, например. Скажем, оплошность с Рахатом Алиевым. Ведь для всех очевидно, что отношение президента к бывшему зятю нанесло удар как по самому Нурсултану Назарбаеву, так и по государству. Потому что Алиев совершил государственные преступления, и до сих пор скрывается от правосудия. Или ситуация с Мухтаром Аблязовым. Ну нельзя было давать этому человеку разрешения возглавлять один из крупнейших банков страны. В итоге произошла гигантская финансовая афера, которая негативно сказалась на банковской системе Казахстана. И президент был вынужден направить на поддержание этой системы деньги из Национального фонда. Иначе пострадали бы сотни тысяч вкладчиков. Ошибки, безусловно, были. Но ведь они стали уроками, и выводы сделаны. Страна движется дальше.
– По этому случаю мне вспоминается один исторический факт. Во время фондовой записи на радио гениальный музыкант Святослав Рихтер сфальшивил. Когда звукорежиссер попросил его переиграть, Рихтер ответил: «Не надо, так человечней». Ермухамет Кабидинович, некоторые аналитики заявляют, что успехи Казахстана – это следствие политики «сильной назарбаевской руки». Либеральную общественность от словосочетания «сильная рука» традиционно корчит – из-за скверных ассоциаций. А каково отношение к этому самого президента? Он признает: да, я – «сильная рука» или избегает такой формулировки?
– Избегает. Есть другая формулировка: «управляемая демократия». А я в своей докторской диссертации использовал более жесткое определение: «авторитарная демократия». Видите ли, постсоветский мир не мог даже за пятилетие перейти на западноевропейские и североамериканские демократические ценности и нормы. Физически не мог. Потому что у нас не было либерального класса. Вообще! А двадцать лет назад, на заре независимости, надо было начинать либерально-рыночные реформы. И кто же их должен был проводить в той ситуации? Эту роль на себя взял государственный аппарат в союзе с нарождающимся классом предпринимателей. Чтобы сохранить в многонациональном обществе мир и провести эффективные рыночные реформы, необходима была очень сильная исполнительная власть. Повторю, что президент никогда не скрывал своей главной методы: сначала экономика, потом политика.
– До президентских выборов вы говорили о том, что неизбежны перестановки в правительстве. Сейчас вы готовы дать более конкретный прогноз?
– Увы, тут все зависит от позиции парламента. Если он решится на досрочные парламентские выборы, чтобы поддержать президента в его стремлении осуществить политическую модернизацию в стране, то формирование нового кабинета министров будет целесообразно отложить на осень. Если же депутаты нынешнего созыва намерены оставаться на своих местах весь отведенный срок (то есть до августа 2012 года) – президент сформирует новое правительство сразу после инаугурации.
– Какова, на ваш взгляд, вероятность того, что глава государства сам инициирует вопрос о проведении досрочных парламентских выборов?
– Нет, президент этого не сделает. Это вопрос исключительно депутатского корпуса.

По сообщению сайта Nomad.su