Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Чтобы не было революции «снизу», должна произойти революция «сверху»

Дата: 06 апреля 2011 в 10:32

Чтобы
не было революции «снизу», должна произойти революция «сверху»


 


Советник президента Ермухамет Ертысбаев и после
вне-очередных выборов не перестает сокрушаться по поводу отказа оппозиции от
борьбы за электорат.


Похоже, Ертысбаев действительно искренне сочувствует
этим людям, которые добровольно дистанцировались от участия в громадном и
перспективном деле. А в ближайшие пять лет, судя по всему, Казахстан реализует
именно такой проект.


– Ермухамет Кабидинович, предыдущий президентский срок
Нурсултана Назарбаева – это уже история. Каковы, на ваш взгляд, важнейшие итоги
минувшего цикла?


– Если брать экономический блок и социальную сферу, то
все основные программные обещания президента, данные им во время избирательной
кампании 2005 года, были выполнены к началу нынешнего года. Это, как известно,
одна из главных причин досрочных выборов. Кроме того, в июне 2007 года
парламент внес поправки в Конституцию, ограничив президентский срок пятью
годами, поскольку такой цикл наиболее оптимален с точки зрения
государственно-политического устройства и государственного менедж-мента.


– Рекордные данные по голосованию – тоже итог минувшей
пятилетки?


– Как я уже сказал, в экономическом блоке глава
государства выполнил все, что обещал. Более того, в годы мирового финансового
кризиса Назарбаев смог принять беспрецедентные антикризисные меры, создать
сотни тысяч рабочих мест в республике, поддержать банковские и финансовые
институты. А это весьма важно, поскольку в Казахстане, если сравнивать с
другими странами СНГ, гораздо больший процент населения является вкладчиками
банков. Все эти антикризисные меры народ по достоинству оценил. Поэтому
результат, который Нурсултан Назарбаев получил 3 апреля, абсолютно
закономерный.


Конечно, отчасти нам помогла и отечественная
оппозиция. Если бы она объединилась и смогла выдвинуть единого кандидата, то он
вполне мог бы набрать до 15 процентов голосов. А это было бы очень важно с точки
зрения дальнейшего развития парламентаризма. На носу парламентские выборы,
причем они вполне могут стать досрочными и состояться уже в этом году.
Оппозиция не использовала свой шанс, «выпустив пар» через тактику умеренного
бойкота.


Я изначально был убежден, что в этот раз Назарбаев
превзойдет собственный успех декабря 2005 года и наберет свыше 91 процента
голосов. То, что я в одном из интервью назвал цифру 95,9%, оказавшуюся очень
близкой к фактическому результату 95,5 процента, не более чем совпадение,
уверяю вас. А сейчас некоторые оппозиционеры заявляют, что я тем самым дал
некий мессидж власти. Глупо так думать, потому что никаким влиянием на власть
я, конечно, не обладаю. Не стоит преувеличивать мою значимость, полагая, что я
могу диктовать акимам и руководителям местных органов, каким должен быть
итоговый процент голосов. Помилуйте, на президентских выборах провели три
независимых экзит-пула в 9 000 избирательных участков, и все они показали
поддержку кандидата Назарбаева на уровне 94–95 процентов. Чистая победа.


Последние пять лет в Казахстане продолжался
эволюционный курс реформ. Мы доказали всему миру, что революция не является
обязательным этапом жизни постсоциалистических стран. Еще напрашивается
сравнение со странами арабского мира, вступившими в эпоху революционных
потрясений. Там причина волнений кроется в авторитарных режимах, не сумевших в
течение долгого времени решить главную задачу: поднять средний
общественно-экономический уровень жизни. Кроме того, там, как правило,
полностью отсутствовали так называемые социальные лифты, из-за чего даже
граждане с высшим образованием не могли пробиться наверх. У нас – прямо
противоположная картина. Президент строит открытое общество, рыночную
экономику, а в ближайшие пять лет намерен заняться и политической
модернизацией. Глава государства всегда придерживался методологического
принципа: сначала экономика, а потом политика. Видимо, именно сейчас и настало
время подтянуть политический блок. Развитие парламентаризма и независимой
судебной системы – вот главные направления новой пятилетки. Как для президента
страны, так и для общества.


– Означает ли это, что теперь будут превалировать
политические реформы?


– Я бы не ставил вопрос таким образом. Думаю,
превалировать будет все-таки индустриально-инновационная программа. Потому что
президент глубоко убежден: для подлинной демократии нужно, чтобы большинство
населения составлял средний класс. В этом направлении и продолжится
модернизация. Но одновременно с этим все основные политические силы страны
должны научиться вести диалог в парламенте. Желательно создать эффективную
двухпартийную систему. Мне кажется, вряд ли в парламенте будет представлено
больше двух партий. Едва ли вслед за «Нур Отаном» в парламент реально сможет
пройти больше одной партии.


Кроме того, я считаю, что начнется масштабное
строительство гражданского общества «сверху». В частности, значительно
увеличится финансирование неправительственных организаций, которых сейчас в
Казахстане более 7 000. Видите ли, чтобы избежать революции «снизу», нужно делать
революцию «сверху». К ней нужно подойти научно, точечно, изобретательно и
масштабно. И тогда начнется эффективное строительство гражданского общества,
политическая модернизация и переход от суперпрезидентской республики к
президентско-парламентской системе…


– …что и декларировалось президентом в 2007 году,
после внесения поправок в Конституцию?


– Не совсем так. Тогда глава государства делал
основной упор на экономический блок. Он прекрасно понимает, что многие
достижения Казахстана базируются на нефтегазовом секторе. Президент
неоднократно говорил, что нам нужно научиться жить и работать так, как будто у
нас нефти вовсе нет. И дал четкую команду правительству: ни в коем случае не
использовать средства Национального фонда во избежание гиперинфляции и «голландской
болезни».


Собственно говоря, программа
инновационно-индустриального развития и направлена на социально-политическую
модернизацию. Понимаете, необходимо как можно больше людей включить в класс
предпринимателей. Это сложная задача, но она будет осуществлена.


– С вашей точки зрения, допускал ли президент
серьезные ошибки во время своего предыдущего срока?


– Президент – живой человек, а человеку свойственно
ошибаться. Разумеется, определенные ошибки могут иметь место. Кадровые,
например. Скажем, оплошность с Рахатом Алиевым. Ведь для всех очевидно, что
отношение президента к бывшему зятю нанесло удар как по самому Нурсултану
Назарбаеву, так и по государству. Потому что Алиев совершил государственные
преступления, и до сих пор скрывается от правосудия.Или ситуация с Мухтаром
Аблязовым. Ну нельзя было давать этому человеку разрешения возглавлять один из
крупнейших банков страны. В итоге произошла гигантская финансовая афера,
которая негативно сказалась на банковской системе Казахстана. И президент был вынужден
направить на поддержание этой системы деньги из Национального фонда. Иначе
пострадали бы сотни тысяч вкладчиков.Ошибки, безусловно, были. Но ведь они
стали уроками, и выводы сделаны. Страна движется дальше.


– По этому случаю мне вспоминается один исторический
факт. Во время фондовой записи на радио гениальный музыкант Святослав Рихтер
сфальшивил. Когда звукорежиссер попросил его переиграть, Рихтер ответил: «Не
надо, так человечней». Ермухамет Кабидинович, некоторые аналитики заявляют, что
успехи Казахстана – это следствие политики «сильной назарбаевской руки».
Либеральную общественность от словосочетания «сильная рука» традиционно корчит
– из-за скверных ассоциаций. А каково отношение к этому самого президента? Он
признает: да, я – «сильная рука» или избегает такой формулировки?


– Избегает. Есть другая формулировка: «управляемая
демократия». А я в своей докторской диссертации использовал более жесткое
определение: «авторитарная демократия». Видите ли, постсоветский мир не мог
даже за пятилетие перейти на западноевропейские и североамериканские
демократические ценности и нормы. Физически не мог. Потому что у нас не было
либерального класса. Вообще! А двадцать лет назад, на заре независимости, надо
было начинать либерально-рыночные реформы. И кто же их должен был проводить в
той ситуации? Эту роль на себя взял государственный аппарат в союзе с
нарождающимся классом предпринимателей. Чтобы сохранить в многонациональном
обществе мир и провести эффективные рыночные реформы, необходима была очень
сильная исполнительная власть. Повторю, что президент никогда не скрывал своей
главной методы: сначала экономика, потом политика.


– До президентских выборов вы говорили о том, что
неизбежны перестановки в правительстве. Сейчас вы готовы дать более конкретный
прогноз?


– Увы, тут все зависит от позиции парламента. Если он
решится на досрочные парламентские выборы, чтобы поддержать президента в его
стремлении осуществить политическую модернизацию в стране, то формирование
нового кабинета министров будет целесообразно отложить на осень. Если же
депутаты нынешнего созыва намерены оставаться на своих местах весь отведенный
срок (то есть до августа 2012 года) – президент сформирует новое правительство
сразу после инаугурации.


– Какова, на ваш взгляд, вероятность того, что глава государства
сам инициирует вопрос о проведении досрочных парламентских выборов?


– Нет, президент этого не сделает. Это вопрос
исключительно депутатского корпуса.


Владислав ШПАКОВ, Астана


 



Сайт газеты «Экспресс К»

По сообщению сайта Meta · новости дня