Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Откуда у композиторов ноты растут

Дата: 06 апреля 2011 в 14:12 Категория: Новости культуры

Чем отличается талантливый ребенок от одаренного? А одаренный — от просто способного? Это в полной мере понял за 30 лет работы с детьми новосибирский композитор и педагог Илья Александров. Он видит сразу, что получится из ребенка лет через десять: станет ли он хорошим музыкантом, сможет ли писать серьезные произведения или вовсе не будет превращать музыку в дело своей жизни

От заданности к самопорождению
Талантливый ребенок потому и талантлив, что ОСОЗНАЕТ это и всячески ограничивает собственную свободу. Он не может, как другие дети, пойти поиграть во двор или на дискотеку. И, что характерно — как правило, талантливые дети — интроверты. Они углублены в себя. Но поглощены не собой, а окружающим миром, который находит выражение в их последующем творчестве.
Новосибирская специальная музыкальная школа (колледж) словно живет какой-то своей особой жизнью. Даже вместо уроков физкультуры здесь изучают бальные танцы. А уж об эстраде и речи нет! Только классика. Со шляпой в метро их, конечно, не увидишь. Отсюда выходят не просто музыканты, а будущие академисты-профессионалы. Не удивительно, что ребята строго одеты, внимательны к окружающим, говорят тихо, но при этом — убедительно, уверенно и грамотно. Уже сейчас некоторые студенты школы (колледжа) работают параллельно учебе в серьезных музыкальных филармонических коллективах. А те, кто непосредственно сочиняет серьезную музыку, даже имеют неплохие достижения.
Так, симфоническую пьесу на литературной основе Салтыкова-Щед-рина «Как один мужик двух генералов прокормил» исполнил академический симфонический оркестр под руководством самого Арнольда Каца! А совместное с педагогом написание оперы «Золушка» послужило для некоторых стимулом к созданию собственных крупных произведений в вокальном жанре.
Отдельного композиторского отделения в школе (колледже) нет — ребята занимаются факультативно. На занятия к Илье Александрову приходят как младшая группа, так и ребята, которым уже под 20. Например, лауреат недавно прошедшего V Открытого Сибирского конкурса юных композиторов им. Аскольда Мурова Александр Смирнов собирается поступать на композиторское отделение в консерваторию Санкт-Петербурга. Пока же Саша, по его признанию «ЧС», только еще осваивает каноны, понять которые просто необходимо, что позволит ему сделать выбор в отношении того музыкального жанра, в котором он будет работать как композитор.
Однако уже сейчас Саша пишет произведения для целых ансамблевых коллективов. И он — не единственный юный гений в спецшколе. Мне удалось поприсутствовать на уроке Александрова по композиции, где юная девушка показала учителю собственное сочинение в стиле Иоганнеса Брамса.
Стоит ли говорить о том, что ребята прекрасно владеют сольфеджио и не только способны, что называется, читать музыку с простого листа, но и составлять партитуры для целых ансамблей — с самым разным набором инструментов!
«Настоящий музыкант — это тот, который может сделать все: от А до Я, как старый мастер, — поясняет Илья Иванович. — Не так, как это делается сейчас на фабрике: один, например, умеет мастерить только столешницу, другой умеет делать ножки, третий собирает сам стол, четвертый красит его и т. д. А так, как работали мастера в средние века: мастер на то и был мастер, что мог сделать тот же стол от начала до конца САМ… Так и здесь!».
Подтверждения этого заявления пришедшей на урок к Александрову корреспонденту «ЧС» пришлось недолго ждать.
«Ты же, кажется, хорошо поешь?» — обращается учитель к рыжеволосой девочке, скромно присевшей к фортепиано, чтобы показать выполненное задание по написанию музыкальной темы для вокала на основе известного стихотворения.
Та также скромно и тихо начинает пропевать написанную мелодию, проигрывая ее на инструменте.
Учитель не унимается: «Ты же, кажется, еще принимала какое-то участие в международном вокальном конкурсе?».
«Да» — девочка в данный момент поглощена явно не собой, а заданием.
«И где он проходил?» — «В Париже». — «И какое место ты там заняла?» — «Первое… Но это было давно — когда я училась во втором классе».
Как говорится, без комментариев.
Илья Александров ценит именно таких ребят, — которые любят искусство в себе, а не себя в искусстве. С детьми, имеющими яркие проявления «звездной» болезни, старается вообще не работать. Но если ребенок при этом все-таки талантлив — тогда лечит эту болезнь известным только ему, не без грубостей, способом.
Особая система воспитания приносит свои плоды, особенно если ученик облает таким важным для музыканта качеством, как психологическая способность выдерживать большие нагрузки. Например, одна из учениц Александрова (кстати, только месяц посещающая его уроки) заняла на конкурсе второе место, сочинив представленное произведение всего за неделю, готовясь к конкурсу по 12 часов в день!
Однако далеко не всегда композиторские начинания детей имеют свое продолжение. «Это как в детстве — все рисуют, что вовсе не означает, что они станут художниками, — рассуждает Илья Александров. — Сочиняют же музыку в детстве далеко не все, и уж тем более не все из тех, кто сочиняет, делают это своей профессией (это вообще очень редкая профессия. И композитором, действительно, нужно родиться). Поэтому я не отношусь серьезно к детям 5 —10 лет — это очень ненадежный, неопределенный возраст, и, честно признаться, просто жалко иногда вложенных в никуда сил. Я жду возраста переходного, ведь к 12-ти годам ребенок может вовсе прекратить всякие сочинения. Он может исчерпать всякий интерес к сочинению музыки… Либо — продолжить! И если он в процессе этого периода все-таки продолжает писать музыку, то есть шанс на то, что будет делать это и во взрослой жизни».

Особая зона
 А вот над содержанием своей музыки дети здесь задумываются даже в восьмилетнем возрасте. Интересно, а какую музыку вообще в состоянии написать ребенок в столь раннем возрасте?
«Пишут разную музыку, но в основном детскую, — рассказал нашей газете Илья Александров. — Детская музыка сильно, в общем-то, отличается от взрослой. Отличается своей какой-то нехитрой неправильностью. Но эта неправильность — неправильность в композиции — как искаженные очертания предметов в детских рисунках. Но зато она отличается исключительной искренностью и эмоциональной какой-то непосредственностью. Есть некая непредсказуемость в подобном творчестве — профессионал так, конечно же, не сделал бы — ТАК бы кошечку или цветочек не нарисовал. Сущест-вуют, конечно, направления в живописи как бы в подражание детскому рисунку. Но взрослый КОМПОЗИТОР не подражает детскому творчеству. Поэтому детское композиторское творчество уникально. То, что ребенок делает в 10—12 лет, он не сможет сделать в 20—25. Такого мы больше не услышим — только у детей определенного возраста, определенной выучки и определенного технического уровня. Поэтому это, конечно, какая-то особая ниша, особая зона экологическая — звуковая».
Конечно, ребенку легче сочинять простые маленькие пьески — на основе какого-то яркого художественного образа и, конечно, на фортепиано. Должна быть задана конкретная, характерная и эмоционально заряженная «картинка»: идет бычок — качается, распускается цветок и т. п.
И конкурсные задания обнаруживают неплохое чутье даже в столь раннем возрасте. Но Илью Александрова подобный простой подход явно не устраивает.
«Вот понравилась, скажем, на конкурсе педагогам девочка из Уфы — вполне опытный композитор. И музыка ее представляет то, что я называю детским стандартом: музыкальный материал подобран так, что сразу видно — вот дождик капает, вот белочка прыгает, вот солнышко светит. И любой хороший педагог прекрасно понимает, что детская музыка будет «слушательная» только тогда, когда будет ярко выражен простой, незатейливый, однозначный образ: белочка, девочка, зайчик, дождик и т. д. Вот педагог и ведет ребенка именно по этому пути, и я думаю, что можно, конечно, идти по нему, потому что это яркий, образцово-показательный путь.
Но может быть и другой путь: когда музыка рождает саму себя. И вот что уже в результате получится — какой образ — так мы произведение и назовем. Получится дождик — назовем дождиком. Здесь уже название пьесы и образ подсказываются САМОЙ музыкой, а не управляют творческим процессом. И этот путь —  более сложный и важный для композитора, ведь образ должен РОДИТЬСЯ».

Истину история подскажет
К слову сказать, за последние годы Открытый Сибирский конкурс юных композиторов значительно упрочил свои позиции, перестав носить налет фестивальности и просто праздника, что нашло отражение и в творческих условиях для его участников. В частности, появились сами творческие задания. Отныне помимо представления нескольких заранее написанных произведений в разных жанрах конкурсант должен за определенный промежуток времени еще выполнить импровизацию на заданную тему на музыкальном инструменте, сочинить миниатюру на заданный ряд звуков и т. п. — в зависимости от возрастной группы.
Недаром, как заметил Александр Смирнов, уровень Сибирского (по сути — всероссийского) конкурса оказался даже выше международного конкурса в городе Чайковском (где, кстати, Саша также занял первое место) — выше прежде всего уровнем самих участников.
Что же до самого процесса создания музыки, то даже Илья Александров не может объяснить, что все-таки первично: рожденная в голове мелодия или случайность в ходе импровизации. «Это чудо» — считает педагог, и во многом прав. Ведь музыку может писать далеко не каждый. Может, поэтому мы совсем не знаем наших сибирских композиторов?
Какую вообще они музыку пишут сегодня? Какое направление в музыке преобладает? Есть ли повод говорить об особой сибирской композиторской школе?
«Сегодня существуют два направления — два подхода к музыкальному творчеству, — рассказывает Илья Александров. — При первом подходе опора делается на классическое наследие: т. е. когда композитор создает свои произведения, опираясь на музыку Баха, венских классиков, Шостаковича, Моцарта, Брамса и т. д. Яркий образец подобного способа сочинительства — музыка Алексея Мыльникова, современного петербургского композитора. Изумительно сочиняет!
Второе же направление более трудное: это когда в своем композиторском творчестве автор опирается не на адаптированную музыку (классическое наследие), а на первоисточник — то есть фольклор. Отталкиваясь от народного творчества, перерабатывая фольклор, композитор создает что-то свое».
Александр Смирнов рассказал нам для примера о собственном подходе в написании музыки. «За основу я беру всю мировую историю музыкальной культуры, потому что я не занимаюсь стилизацией какого-то конкретного стиля: мне это ни капли не интересно. Но, естественно, музыка не возникает просто из воздуха. Она создается, допустим, на основе какого-то интонационного вальса, который уже существует. И чем больше композитор знает разной музыки, тем более интересными будут его собственные сочинения».
«В музыке главное — чтобы она задела за живое, — учит уже Илья Иванович на своем уроке. — Вы — несчастные дети: …Но вы в этом не виноваты: за последнее время культурный уровень в стране падает, соответственно — и духовность…» — эта реплика уже обращена к тем студентам, которые ходят по большей части на уроки по композиции для общего развития и вряд ли станут композиторами. Выполненное задание — написание мелодии на известное четверостишие — явно не удовлетворило слух композитора.
Но когда маэстро услышал нечто «похожее на музыку» — соответствующее по стилю заданному стиху и не пестрящее разношерстностью — глаза вновь засияли. Усилия по воспитанию все-таки не пропали даром. Жаль только, что искрой Божьей одарены не все…

По сообщению сайта Информационный портал «ЧЕСТНОЕ СЛОВО»