Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Дело о пытках

Дата: 07 апреля 2011 в 08:51

Сандугаш Сарсембаева, «Новый вестник», 6 апреля

В Сарани прокуроры возбудили уголовное дело по статье «пытки». Подозреваемых двое – начальник отдела криминальной полиции ОВД Сарани и старший оперативник этого же отдела. Потерпевший – десятиклассник местной школы, который утверждает, что полицейские избивали его дубинкой. Дело расследуют сотрудники финансовой полиции. Тем временем один из саранских жителей признался – это он побил школьника за кражу мобильного телефона.

МОБИЛЬНИК РАЗДОРА
– Пятого марта я был в гостях у семьи Лутошкиных, – вспоминает Дмитрий Нечаев. – Мы сидели, выпивали, вечером я пошел домой, а сотку у них дома забыл. На полдороге вспомнил и вернулся назад, прошло буквально 5-7 минут всего.
Мужа и жены Лутошкиных дома уже не было, зато на кухне сидели их сыновья – школьники Егор и Михаил.
– Я спросил у них, где мобильник, – продолжает Дмитрий. – Они сказали, что я у них не оставлял ничего. Когда я начал ругаться, Мишка схватил куртку и выскочил из дома, сказав, что сейчас принесет мой телефон. Я минут 20 его ждал, но он так и не появился. А уходя, сказал его брату, что если до завтра они не вернут мне мобильник, я обращусь в полицию.
Сотовый телефон Дмитрию так и не принесли. Поэтому утром следующего дня он пошел писать заявление о краже. Начались разбирательства.
– Полицейские привезли всю семью Лутошкиных в отдел, – рассказывает Нечаев. – Там Мишкина мать кричала, что найдет на ментов управу. А через день я решил забрать свое заявление назад. Решил, что толку все равно не будет, только затаскают зря.

«ОН УГРОЖАЛ МОИМ ДЕТЯМ»
В тот день, когда Дмитрий Нечаев забрал заявление о краже, к нему домой пришел Миша Лутошкин. Он начал уговаривать хозяина, чтобы тот забрал бумагу – вероятно не зная, что к этому моменту заявления уже не было.
– Он похоже перед тем как прийти выпил и поэтому вел себя неадекватно. Я стал его прогонять, – вспоминает Дмитрий. – А он мне говорит: «Ты не забывай, у тебя ребенок в школе учится. Там развалин рядом много, где-нибудь и найдут твоего пацана».
К слову, сын Дмитрия и Миша Лутошкин учатся в одной школе, только один в пятом, а другой в десятом классе.
– Меня это взбесило как отца, я не сдержался и схватил первое, что под руку попалось, – продолжает собеседник. – А под ногами как раз валялся кусок поливного шланга с полметра длиной. Думаю, пару раз по заднице дам ему, чтобы успокоился. Я этого пацана с двух лет знаю, и этот сопленок еще угрожал моим детям. Хотел его осадить, а он кинулся на меня! Мне пришлось его побить, да так, что он убегал потом. А вечером мне позвонила его сестра. Требовала забрать заявление, в противном случае грозила снять побои с брата и написать встречную жалобу. Таких звонков в тот вечер было несколько, я уже и не разговаривал с ней, а просто клал трубку. Через пару дней она снова позвонила и спросила про заявление, я сказал, что уже забрал его. Она говорит: «А, ну тогда мы знаем, на кого писать», и бросила трубку.

ПЫТКИ В ПОЛИЦИИ
10 марта сестра Михаила обратилась в прокуратуру. В своем заявлении она требовала привлечь к уголовной ответственности сотрудников Саранского ОВД, которые шестого марта резиновой дубинкой избили ее несовершеннолетнего брата. Прокуроры допросили Михаила, и тот подтвердил, что сотрудник бил его и требовал признаться в краже сотки у Дмитрия Нечаева.
Из постановления о возбуждении уголовного дела: «В связи с тем, что он (Михаил, – авт.) не признавался в краже, полицейский завел его в кабинет начальника отдела криминальной полиции Вадима Коряки, который в присутствии матери Лутошкина дал указание своему сотруднику добить подозреваемого».
25 марта прокуроры открыли на полицейских дело по статье «Пытки», взяв за основу показания школьника и его матери. Если вину полицейских все же удастся доказать, им грозит до семи лет колонии. А семья Лутошкиных, как сообщил корреспонденту «НВ» осведомленный источник, после случившегося не без помощи финполицейских перебралась в Караганду, где живет сейчас в съемной квартире.

«ПОЧЕМУ ДОЛЖНЫ СТРАДАТЬ ПОСТОРОННИЕ ЛЮДИ?»
Об аресте Вадима Коряки и Руслана Аукенова Дмитрий узнал от своего отца.
– Какие пытки? – удивляется он в разговоре с корреспондентом «НВ». – В тот день Мишка пришел ко мне без единого синяка, это я его отлупил!
Нечаев поехал в финансовую полицию Караганды, написал заявление. Однако, говорит, что его показания в расчет не взяли. По той причине, что отец Дмитрия и полковник Вадим Коряка давно знакомы – следователь посчитал, что Нечаевы заинтересованы в том, чтобы «вытащить» полицейских на свободу.
– Я что, буду просто так подставлять под удар своего сына? – возмущается Николай Степанович Нечаев. – Но почему из-за него должны страдать люди с незапятнанной репутацией? Да, я знаю Коряку не один год. Он порядочный и работящий полицейский. Нас жизнь давно свела, у нас город маленький, все друг друга знаем. А нам сейчас пытаются поставить в вину то, что мы знакомы. Якобы мы заранее договорились.
Я просто сыну сказал: «Имей мужскую гордость, если ты побил, ответь за это!». Мы не боимся ответственности, раз виноват, пусть отвечает!

ОТГОЛОСКИ?
– Неужели человек, 22 года проработавший в полиции, может отдать такой нелепый приказ, чтобы избили подростка, – спрашивает Елена, супруга арестованного Вадима Коряки. – Я думаю, что это отголоски событий лета прошлого года. Когда в стенах родного ОВД на моего мужа было совершено покушение.
Здесь нужно сделать небольшое отступление. В июле прошлого года трое парней зверски избили сторожа частной саранской фирмы, проникли на ее территорию и похитили 200 тысяч тенге и пистолет. Охранник попал в больницу с открытой черепно-мозговой травмой, сотрясением головного мозга, травмами лица и открытым переломом лобной кости. Вскоре подозреваемых задержали, но уже через пару часов их пришлось отпустить. Потому как на выручку друзьям, в здание Саранского ОВД, приехал местный криминальный авторитет, как утверждали очевидцы – он был вместе с прокурорами. Задержанную троицу по приказу последних отпустили, мол, находятся на допросе больше трех часов. А разбушевавшийся спортсмен избил оперативника и накинулся на начальника отдела криминальной полиции Вадима Коряку с ножом. Позже в ДВД объявили, что криминальный авторитет психически болен, и его поместили в больницу на лечение. Тогда же было озвучено, что возбуждено уголовное дело по статье «применение насилия в отношении представителя власти».
Через неделю после этих событий Вадим Коряка попал в больницу с сердечным приступом. «Скорая помощь» забрала полковника буквально с порога областной прокуратуры. Полицейский выходил оттуда с допроса, и ему стало плохо.
– На него оказывалось моральное давление со стороны сотрудников прокуратуры, – утверждает Елена Коряка. – Они требовали, чтобы он забрал заявление, написанное на того спортсмена. Говорили, что супруг сам пострадает, потому что у того человека родственники занимают высокие посты, а друзья работают в прокуратуре Сарани.
Если с Вадимом Корякой более-менее все понятно, то при чем же в этой истории Руслан Аукенов? Оказалось, что прошлым летом именно этот майор проводил задержание троицы, совершившей разбойное нападение. То дело, кстати, спустили на тормозах. Спортсмен, признанный психически нездоровым, наказан не был. А тяжкую статью «разбой» переквалифицировали на две более легкие – кражу и хулиганство, дело закрыли за примирением сторон, и трое друзей криминального авторитета сейчас также находятся на свободе.
– Чуть ли не сутками Вадим и Руслан находятся на допросах, и при этом прокурор присутствует! Он почему-то закрывает глаза на то, что они там проводят больше трех часов, – возмущается Елена Коряка. – Заявление Лутошкиных поступило в прокуратуру 10 числа, а дело возбудили только 25. Ждали, пока сотрутся кадры, где видно, в каком состоянии Миша Лутошкин в полицию заходил и какой выходил?
К слову, в здании Саранского ОВД установлены камеры видеонаблюдения. Однако изображение хранится в их памяти всего десять дней.
– Почему они вдруг так резво взялись доказывать их вину? – задает вопрос супруга арестованного полицейского и тут же сама на него отвечает. – Хотят сделать на них показательный процесс. Потому что Казахстан скоро примет участие в какой-то международной конференции по пыткам. И наказать постараются по максимуму, чтобы отомстить за старое и заодно показать свою мощь.
Комментарий прокуратуры
– Раз они арестованы, значит, имеются достаточные доказательства их виновности, – заверил «НВ» помощник прокурора области Нурбек Кузбаков. – Органы следствия стараются очень ответственно к этому подходить, прежде чем избрать такую меру пресечения. Поскольку если выяснится, что арест был незаконным, ответственность понесут и прокуроры, и те, кто расследовал дело.
– Родные арестованных полицейских говорят, что ход расследования постоянно контролируется сотрудниками прокуратуры.
– Следователь финансовой полиции, так же как и его начальник – процессуально независимые лица, – говорит прокурор. – Мы можем лишь поручить расследовать дело, а остальное это право следователя, и мы не можем на него давить.
– Признание Нечаева действительно не имеют ценности для расследования этого дела?
– Если человек совершает что-то, что является важным обстоятельством для дела, его доводы в любом случае должны проверяться, – продолжает Нурбек Кузбаков. – И если это сейчас не всплывет на следствии, то обязательно всплывет в суде. Ведь раз этот человек набрался смелости и в полицию пришел, он может точно так же в суд прийти. А потом, если его слова подтвердятся, это существенно повлияет на ход дела. Люди могут быть оправданы, уголовное преследование будет прекращено, и тогда по шапке получат все.
По словам Нурбека Кузбакова, уголовные дела по статье «пытки» возбуждаются у нас в стране крайне редко. Это не потому, что жалоб на полицейских поступает недостаточно, а потому, что такие дела очень сложно доказывать и расследовать. Ведь, как правило, свидетелей нет.
– Заявление потерпевшего мы никак не можем сбрасывать со счетов, но оно должно быть обосновано, – говорит помощник прокурора области. – Поэтому мы всегда предупреждаем об уголовной ответственности за ложный донос. Но если он прямо заявляет на сотрудников, это тоже не просто так. И без достаточной базы, без свидетельств, без доказательств дело возбуждать не стали бы.

По сообщению сайта Nomad.su

Читайте также