Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Ближний Восток более всего похож на беспокойные бывшие советские республики несколько лет назад — Грузию, Украину и Кыргызстан

Дата: 07 апреля 2011 в 10:41

CA-NEWS (KG) — Арабская весна перевернула предположения о народном терпении в регионе. Началась новая глава. Но мы никогда не должны переоценивать способности новых правительства решать старые проблемы ‑ или недооценивать изобретательность и жестокость старых режимов.

Измеряя революционную волну

Ян Бреммер

Project Syndicate, 2011.

НЬЮ-ЙОРК. Прогноз, сделанный три месяца назад о том, что народные протесты вскоре свергнут диктатуру в Тунисе, отстранят от власти в Египте Хосни Мубарака, спровоцируют гражданскую войну в Ливии Муаммара Каддафи, а также приведут в замешательство режимы от Марокко до Йемена, вызвал бы серьезный скептицизм. Мы знали, что фитиль был сухим, но мы не знали, как или когда он воспламенится. Теперь, когда это произошло, как далеко может распространиться пламя?

Некоторые комментаторы стали называть этот момент «арабской весной», пробуждением, которое может навсегда подорвать самодержавие на Ближнем Востоке. Эффект домино кажется очевидным. В странах региона проживает слишком много молодых людей, и там слишком мало рабочих мест. Цены на продовольствие растут. Коррупция вызывает гнев.

В Египте молодые люди, вдохновленные изображениями спутникового телевидения, а также получившие поддержку посредством современных средств связи, разожгли и поддержали огонь. Учитывая доступность этих технологий, их способность катализировать протест может преодолеть границы, которые некогда казались неприступными.

Но, когда на карту поставлено выживание авторитарных режимов, они быстро учатся обнаруживать угрозы в окрестностях и адаптироваться к их встрече. Хотя спутниковое телевидение, мобильные телефоны и онлайновые социальные сети могут заставить некоторые авторитарные режимы более чутко реагировать на потребности населения, правительства могут также использовать эти технологии для выявления и локализации угроз, для контроля коммуникаций между активистами, а также для передачи собственных сообщений. Или, в случае необходимости, они могут просто отключить их.

Говоря более конкретно, протесты, которые сегодня волнуют арабский мир, имеют мало общего с «пражской весной» 1968 года или революциями, которые прокатились по Восточной Европе в 1989 году. В отличие от восточных немцев, чехов и поляков эпохи холодной войны, протестующие на сегодняшнем Ближнем Востоке не объединены оппозицией к иностранному контролю. Следует отметить, что многие арабские молодые люди винят Америку в поддержке местного диктатора, но их возмущение нельзя сравнить с антисоветскими настроениями в Варшавском договоре. У арабской молодежи нет Советского Союза, который нужно свергнуть, – и нет Европы, к которой можно было бы присоединиться.

Вместо этого, сегодняшний Ближний Восток более всего похож на все более беспокойные бывшие советские республики несколько лет назад. В 2003 году «революция роз» в Грузии привела к власти более молодое поколение во главе с президентом без связей с советским коммунизмом. Михаил Саакашвили остается у власти, хотя жестокая четырехдневная война с Россией в 2008 году резко ограничила возможности Грузии влиять на события за ее пределами.

В Украине «оранжевая революция» в 2004 году отменила результаты сфальсифицированных выборов, оттеснив Виктора Януковича в пользу Виктора Ющенко. Но в 2010 году, когда популярность Ющенко достигла рекордно низкого уровня, Янукович выиграл выборы, которые международные наблюдатели объявили свободными и справедливыми.

В Кыргызстане в 2005 году «тюльпановая революция» вынудила Аскара Акаева уйти в отставку. В результате наскоро проведенных выборов президентом страны стал Курманбек Бакиев. Тем не менее, в 2010 году новый раунд протестов вынудил и Бакиева уйти из власти.

Как и на Ближнем Востоке, каждое из этих потрясений отразило готовность многих людей рисковать своей жизнью и средствами к существованию, чтобы свергнуть коррумпированное правительство, которое не могло или не хотело генерировать возможности и процветание для них. Все три разразились как гром среди ясного неба. До сих пор их основным продолжительным эффектом было то, что они запугали соседние автократии и вынудили их действовать.

Правительства в Армении, Азербайджане, Беларуси и Узбекистане отфильтровали и разогнали организации гражданского общества, выгнали западных наблюдателей и сотрудников гуманитарных организаций и запугали местные суды, чтобы гарантировать благоприятные решения, связанные с проведением выборов. Узбекистан, в частности, доказал свою готовность жестоко обойтись с протестующими. Самые богатые из пост-советских государств, Россия и Казахстан, приняли аналогичные упреждающие шаги против нестабильности, которая никогда не наступала.

Как в Грузии и Украине, в Тунисе и Египте будут новые правительства, которым нужно будет бороться со старыми проблемами. Другие арабские режимы в настоящее время прокладывают свой путь обратно к стабильности при помощи денег, которых у большинства бывших советских республик не было. У некоторых из них достаточно денег для новых субсидий и адресных пожертвований, а также чтобы больше платить своим военным и силам безопасности и все больше укреплять их инструменты и методы борьбы с беспорядками.

Угрозы для более богатых государств Персидского залива, в частности, преувеличенны. Бахрейн, единственная страна в мире с большинством шиитов, управляемая монархией суннитов, остается в напряжении. Но король Хамад бен Иса Аль Халиф может и впредь рассчитывать на помощь своих друзей с глубокими карманами в Саудовской Аравии, которые твердо намерены предотвратить распространение беспорядков в Бахрейне на восточную провинцию своей страны, которая богата нефтью и в которой также проживает большинство саудовских шиитов. В конце концов, большинство шиитов в Бахрейне, вероятно, получит больше прав и политического представительства, а также денежных выплат и рабочих мест, но Халиф останется у власти.

Еще меньше риска в самой Саудовской Аравии, где король Абдулла недавно обещал больше стимулирующих расходов более чем на 130 млрд долларов США. Немногочисленные демонстрации в Саудовской Аравии состоят практически из шиитского меньшинства, которое вызывает мало сочувствия у большинства суннитов, а также иностранных строителей, которые просят повышения заработной платы и улучшения условий труда.

Президент Сирии Башар аль-Асад имеет больше внутренней поддержки, чем предполагают недавние сообщения в СМИ о беспорядках на юге страны. Также правительство Ирана, по всей видимости, не сталкивается с реальной опасностью. Жестокий разгон протестов после выборов в 2009 году продемонстрировал решимость властей поддерживать порядок любой ценой. На данный момент большинство членов оппозиции Ирана будет продолжать пытаться изменить страну в рамках нынешней системы. На Ближнем Востоке только беспорядки в Йемене могут привести к еще одной смене режима.

За пределами Ливии, где жестокий тупик может продолжаться в течение некоторого времени, борющиеся режимы Северной Африки также выкарабкаются. Протесты в Марокко не уменьшили широкой народной поддержки короля Мухаммеда, и в настоящее время обещания экономических и политических реформ, вероятно, удовлетворят оппозиционные партии. В Алжире демонстрации потеряли импульс, а президент Абдельазиз Бутефлика может рассчитывать на своих военных, чтобы держать несгибаемых активистов в узде.

Арабская весна перевернула предположения о народном терпении в регионе. Началась новая глава. Но мы никогда не должны переоценивать способности новых правительства решать старые проблемы ‑ или недооценивать изобретательность и жестокость старых режимов.

Ян Бреммер — президент Eurasia Group и автор книги «Конец свободного рынка: кто станет победителем в войне между государствами и корпорациями?»

По сообщению сайта Центральноазиатская новостная служба