Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Тимур Бекмамбетов: Кино не делится на национальности

Дата: 07 апреля 2011 в 11:11 Категория: Новости культуры

Тимур Бекмамбетов: Кино не делится на национальности

Тимур Бекмамбетов: Кино не делится на национальности

 

«Наш человек в Голливуде», один из успешных кассовых режиссеров современности Тимур Бекмамбетов постепенно становится такой же национальной гордостью, как скрипач Марат Бисенгалиев и легендарная певица Роза Багланова.

Пусть он курит «Мальборо», ездит на импортном авто, снимает кино в Штатах и России – все равно это наш человек. Кстати, в одном из своих многочисленных интервью режиссер Тимур Бекмамбетов сказал: «Мне не хочется быть ни голливудским, ни русским, ни казахским режиссером – не хочется прикрепляться к каким-то местам, хочется делать то, что будет интересно людям вне зависимости от национальности…».

ЛИТЕР-Неделя: Тимур Нуруахитович, вы всегда с особой теплотой вспоминаете о своей бабушке…

Т.Б.: Меня воспитывала бабушка, потому что родители были серьезные, вечно занятые люди. Отец – главный энергетик Западного Казахстана, мать заведовала в газете отделом партийного строительства. Бабушке было 83 года, а она любила повторять: «Будешь большим человеком – будешь творить».

ЛИТЕР-Неделя: Вы поверили бабушке и выбрали художественный институт, который успешно закончили…

Т.Б.: Просто муж моей старшей сестры – живописец. Рос в этой среде, она меня сама воспитала. Это был второй вуз, в котором я учился. До него я учился в Москве по настоянию отца, в МЭИ, из которого ушел.

ЛИТЕР-Неделя: Как же все-таки стали режиссером?

Т.Б.: Окончил институт по специальности «художник театра и кино», отслужил в армии в Ашхабаде артиллеристом, поработал в театре «Ильхом», потом попали мы с друзьями на один смешной кинопроект студии «Узбекфильм» – даже не помню, как фильм назывался, и вдруг поняли, что режиссера там на самом деле нет. Что делать? Начали делать свое кино. Наша компания – Дима Юрков, Саша Войтинский, Сергей Трофимов – рискнули и сделали свое кино.

ЛИТЕР-Неделя: Вы начали с рекламных роликов прорываться в мир кино? Все вместе – одной командой?

Т.Б.: Открылись первые банки, в одном был чей-то одноклассник, который сказал: «Можете нам рекламу снять?» А это 89-й год, вообще еще не было рекламных роликов... Но мы сделали ролик «Кредит-Москва», потом другой, третий, призы стали завоевывать. И почувствовали: вот кино, и оно получается, актеры ходят, все по-настоящему.

ЛИТЕР-Неделя: Вы пришли в большой кинематограф с фильмом «Пешаварский вальс». Фильм тяжелый, жестокий, про афганскую войну.

Т.Б.: Согласен. Я вместе с другим товарищем, Геннадием Каюмовым, снял «Пешаварский вальс» в 1991 году. Это он подтянул меня: очень активный человек. Он в основном занимался поиском денег, нашел, и мы фильм сделали. В 94-м получили призы на «Кинотавре» и в Карловых Варах.

ЛИТЕР-Неделя: Тимур Нуруахитович, и все же как вас воспринимают в Голливуде?

Т.Б.: Как особо опасного сумасшедшего талантливого азиата. Кстати, «Ночной дозор» для них – овердрайв, передозировка. Язык понятен, темп устраивает, а вот степень драматизма, серьезности совершенно непривычна. Хотя я убежден, что кино не делится на национальности, нет голливудского, российского, казахского кино. Есть просто кино.

ЛИТЕР-Неделя: С Роджером Корманом вы еще будете работать? Вы признались, что он человек жесткий, акула, может обмануть.

Т.Б.: Есть такое. Пока в наших отношениях еще есть романтизм, баланс. Вот пусть и останемся при приятных впечатлениях. Хотя таких людей я, наверное, в жизни больше не встречу. У него удивительно детское отношение к кино – смесь эгоизма и наивности. Нас познакомил Сергей Ливнев, и Корман с железной логикой сразу после фурора, произведенного «Гладиатором», предложил мне снять «Гладиатрикс» – тоже про Древний Рим, но все в России и на крошечные деньги. Он всегда так работает – ищет новичков, которые чего-то еще хотят. Говорят, фильм в Америке прошел очень успешно.

ЛИТЕР-Неделя: Вы успешный режиссер. Не бедный. Может, уже стоит обосноваться в одном месте: Америка, Москва. Вы не устали от вояжей?

Т.Б.: Однозначно нет. Я кочевник в душе, и мне очень нравится вести такой кочевой образ жизни: путешествовать, встречаться с людьми, работать. Да я и не жил в Америке – так, в командировках бывал. Правда, в длительных. И в Москве я в командировке. И в Алматы, и в Астане – в командировке. Одним, словом, кочевник. Ложусь поздно, встаю рано. Что поделаешь, гены.

ЛИТЕР-Неделя: Кстати, расскажите еще раз свою интересную историю о встрече со старым родственником, который вам рассказал о вашем роде и даже нарисовал генеалогическое дерево.

Т.Б.: У меня довольно большая казахская часть семьи, а каждый казах обязан знать семь колен своих предков. Эту историю я уже рассказывал несколько раз. Повторюсь. Я случайно оказался в Атырау, бывшем Гурьеве, это моя малая родина. Так вот, я позвонил своему родственнику, и он приехал в аэропорт меня встречать. Мы долго сидели ночью, вели разговоры по душам. Он пил водку и рассказывал. Я, в лучшем случае, знал два предыдущих поколения, и то не полностью, а он, мой родственник, меня журил, что-то объяснял и потом начал рисовать. Нарисовал огромную родословную простыню со значками какими-то, велел мне все выучить наизусть, я сунул бумагу в карман и улетел в Москву. Прилетел в Москву. Через некоторое время пошел в библиотеку им. Ленина по поводу одного проекта с французами с Аральским морем. Мне нужно было собрать материалы по морю, по Каракалпакии, и неожиданно в одной книге ХIХ века издания я наткнулся на генеалогическое древо кайсак-кыргызов, каракалпаков... И там я обнаружил значок своего рода. Он как раз начинался с того места, на котором в книге все кончалось. А еще мой старый атырауский родственник озвучил главное правило, по которому жил мой род: «Жить нужно там, где трава зеленая».

ЛИТЕР-Неделя: Вы человек суеверный?

Т.Б.: Я просто фаталист.

ЛИТЕР-Неделя: В чем смысл жизни, Тимур Нуруахитович?

Т.Б.: В самой жизни!

ЛИТЕР-Неделя: Как вы проводите свой отпуск или свободное время?

Т.Б.: Честно? Нет. От чего должен я отдыхать? От работы, которая мне приносит удовольствие? Я каждое утро встаю с ощущением, что чего-то не сделал. Один мой знакомый сказал, что с ним по утрам случаются истерики только от мысли, что Бек уже в студии и смонтировал 2/4 фильма.

ЛИТЕР-Неделя: Значит, вы планируете все время делать кино? Хотя вы признавались, что продюсирование вам нравится больше, чем режиссура?

Т.Б.: Ну говорят же, что режиссеры после автогонщиков самая смертоубийственная профессия. Мы раньше всех по статистике умираем. Я жутко нервничаю по пустякам. И продюсер, и режиссер – соавторы, они создают один проект. Читая сценарий, понимаешь, твой он ли нет. Видишь картинку – значит, режиссер. Если хочешь быть причастным только к творческому процессу, то тогда ты становишься продюсером. Самое главное – большое желание увидеть этот фильм на экране.

ЛИТЕР-Неделя: Вы читали «Ночной дозор» до того, как вам предложили экранизацию?

Т.Б.: Представьте такую ситуацию, что я не читал.

ЛИТЕР-Неделя: Тимур Нуруахитович, год назад вы открыли образовательный курс «Особенности создания сценария». Проводится он в течение 15 недель под супервайзингом специалистов кинодепартамента компании «Базелевс». Набор осуществляется на конкурсной основе. Теперь вы объявили в Казахстане конкурс на лучший сценарий. Понятно, что вы ищете талантливую молодежь. Вы любите общаться с молодыми?

Т.Б.: Я легко общаюсь с молодыми людьми. Вдруг понимаешь, что ты отстал, но непонятно где. У них очень быстро все меняется, они яснее, проще и добрее нас. Все-таки двадцать лет свободы стали для них очень хорошим воспитанием. За двадцать лет независимости выросло другое поколение. Они цельные, с принципами, которых у нас нет. У нас было протестное воспитание, а у них все очень позитивно. Они знают, что им надо от жизни. Они очень целеустремленные и работоспособные. Нет у них никаких тараканов, страхов, постоянной боязни, что тебя подставят. Поколение будет просто гениальное, если сейчас его никак не сломают. Я очень на них надеюсь – все-таки хочется с кем-то посоревноваться.

 

Мира Мустафина, фото автора

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz