Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Татьяна Дьяченко: «Врачу-менеджеру неизвестно чувство любви»

Дата: 07 апреля 2011 в 13:31 Категория: Здоровье

Известный волгоградский онколог говорит о раке, приговорах и диагнозах, онкологии души и чистоте духа.

Онкология… Об этом диагнозе страшно не то что знать, а даже думать. А ведь эта болезнь, похоже, поразила наше общество, которое тоже живой организм, и метастазы ползут всюду: во властные и правоохранительные органы, образование, да и в саму медицину.

Мы решили поговорить о раке, приговорах и диагнозах, онкологии души и чистоте духа с известным волгоградским онкологом Татьяной   ДЕВЯТЧЕНКО.

«АиФ – Волгоград»:  – Одна моя подруга, у её мамы рак, называет онкологов-хирургов не иначе как «наместниками бога на земле», вы чувствуете так себя, когда берёте чужую жизнь в свои руки?

Татьяна Дьяченко: – Я хочу сказать, что работы врача без любви быть не может. И наша профессия – онкология – исключает «случайных» людей. Если ты не будешь любить онкологию, то работать не сможешь. Иначе ты увидишь только страх и смерть, хотя у нас летальность намного ниже, чем в кардиологии. Поэтому тот, кто не любит, пойдёт куда угодно зарабатывать деньги. А тот, кто вкладывает душу, понимает, что, не помоги он пациенту, того бы уже на свете не было. И когда спустя много лет встречаю прооперированного пациента, который живёт и здравствует, испытываю ни с чем не сравнимую радость.

«АиФ – Волгоград»: – Один хирург сказал, что врачи изменились: если раньше это были люди, сопереживающие пациенту, то сейчас это квалифицированные прагматики, выполняющие свою работу. Это так?

Т. Д.: – Абсолютно верно. Мы называем их менеджерами. Как сказал мне один талантливый интерн, «я не собираюсь умирать с каждой пациенткой». А меня в своё время учили именно «умирать с пациентом».

«АиФ – Волгоград»: – А если человек остался жив?

Т. Д.: – Значит, это твоя маленькая победа над врагом – раком. Но я не могу сказать, что все молодые врачи «менеджеры». Талантливых людей много. Просто объём писанины, которой из-за системы ОМС вынуждены заниматься все врачи, оставляет мало времени на пациента. Но люди всё равно остаются людьми, и доброты больше, чем равнодушия.

«АиФ – Волгоград»: – Были в вашей практике истории счастливого излечения назло всем пессимистическим прогнозам?

Т. Д.: – У нас есть факторы прогноза, их рассчитывает машина, они показывают, у кого прогноз хороший, у кого плохой. И у каждого онколога в арсенале были пациенты, которые остались живы вопреки самому неблагоприятному прогнозу. Видимо, на всё воля божья. Я не могу объяснить, почему из двух пациенток с приблизительно одинаковой опухолью и данными одна умирает, а другая живёт. Даже каждая религия трактует онкологию по-своему. Буддисты считают, что опухоли появляются в результате нарушенной кармы. Другие говорят, что это непрощённая обида. Китайцы кивают на нарушенные энергетические поля.

Есть такой святитель Лука (Войно-Ясенецкий). Когда-то это был выдающийся хирург начала и середины прошлого столетия: прошел вой­ну, лагеря, получил Сталинскую премию за очерки по медицине, и при всём при этом он был священнослужителем. По легенде он оперировал в рясе, крестился и молился перед каждой операцией. Но дело не в этом. Однажды на допросе его спросили, мол, вы столько оперируете тело, где ж в нём душа? А он ответил, что за 20 лет работы ни разу не видел ума в головном мозгу.

Лука считал, что врач – лишь инструмент в руках божьих, что спасение человека – заслуга бога, который действует чрез тебя. Статус врача сродни статусу священника, ведь пациенты перед тобой «исповедуются». Нас учили, что к пациенту надо относиться так, как хотелось бы, чтобы относились к тебе.

«АиФ – Волгоград»: – Почему же в поликлиниках царит сплошное хамство?

Т. Д.: – Потому что доктор получает три тысячи рублей, а ему надо содержать семью. Потому что он вынужден брать по 17 дежурств. Потому что на приём одного пациента отводится 7-8 минут, и за это время он должен заполнить кипу бумаг, от которых некогда голову поднять. Медицина – это творчество. Какое может быть творчество в условиях выживания?

Мы копируем Запад, но не учитываем, что там одному врачу ассистируют четыре высококлассные медсестры, которые соберут анамнез, померяют давление, подготовят к осмотру, а самому врачу останется только выписать лекарства и рассказать, как их принимать.

«АиФ – Волгоград»: – Медицина в России в целом и в регионе в частности отстаёт от западной?

Т. Д.: – Российская онкологическая помощь совершенно изумительна, многие страны стараются перенять наш опыт. У нас в одном месте лучевая и химиотерапия, хирургия. Больной находится под постоянным наблюдением. За рубежом таких клиник мало. Например, в США есть центры онкогинекологии и онкогематологии, а рак лёгкого и рак кишечника оперируются простыми хирургами, после пациентам для лучевой и химиотерапии приходиться уезжать в другой город.

«АиФ – Волгоград»: – Говорят, что рак последнее время сильно «помолодел».

Т. Д.: – Да. 20-30 лет назад рак шейки матки или рак молочной железы были прерогативой женщин в менопаузе. А сейчас зачастую это девушки до 30 лет. Врачи уже давно установили, что причина возникновения рака шейки матки – это вирус папилломы человека (ВПЧ), который передаётся половым путём.

Сейчас рак вообще «стал показывать другую внешность, он стал более наглым». Отчасти дело в общем уровне нездоровья нации, отчасти в малой профилактической и просветительской работе. Показать по телевидению ужасный фильм – пожалуйста, а рассказать про самообследование молочных желез – уже нет. И вообще никто не говорит, про прививки от рака шейки матки…

«АиФ – Волгоград»: – Они существуют?!

Т. Д.: – До того как ребёнок вступит в половую жизнь, ему можно сделать прививку против ВПЧ. В 49 странах – это государственная программа. А у нас даже не все врачи об этом знают, хотя можно привиться в частных клиниках.

«АиФ – Волгоград»: – Так какой же должна быть медицина – государственной или частной?

Т. Д.: – Они должны дополнять друг друга. Такие же монстры, как онкология, должны быть только государственными. Например, есть такая химиотерапия, где один курс стоит 300 000 рублей, а человеку нужно 12 таких курсов. Чем отличается в глобальном плане наша и западная медицина? Там богатые из своих страховок и налогов платят за бедных, а у нас всё наоборот получается.

«АиФ – Волгоград»: – Какой только гадости не льётся на врачей в последнее время. Много разговоров о взяточничестве, продаже больничных листов. Это мешает работе?

Т. Д.: – Я считаю, что это делается для того, чтобы отвлечь от реальных социальных проблем. Нашли удачную мишень – врачи, педагоги и милиционеры – и стреляют по нам. Из-за этого пациенты ждут от нас каких-то поборов, звонят и спрашивают: сколько стоит операция – да бесплатная она!

А недавний инцидент, произошедший в Волгограде с известнейшим врачом-онкологом, – ну какая же это взятка! Просто есть два варианта операции: открытый и эндоскопический. Для последнего, менее травматичного, нужны хирургические эндоскопические приборы с кассетами, прошивающими сосуды. В онкологии их нет. И родственники пациента решили купить их сами. Стоит это 30 000 рублей, врач прямо при них выписал их из Москвы, их привезли. Родственники принесли деньги, а следом пришли правоохранительные органы. В следующий раз никто так делать не будет: я выпишу не те лекарства, которые лучше, а те, которые есть в наличии, иначе меня за это накажут.

«АиФ – Волгоград»: – По-моему, раком крепко больно всё наше общество, а не только пациенты. Есть у нас шанс на излечение?

Т. Д.: – Конечно, по стойкости и чистоте духа нас не сравнить ни с одной другой страной. Да, мы не умеем строить дороги, да, мы безалаберные, но в нас, россиянах, так много светлого, что все наши недостатки становятся просто незаметны. Все пациенты в онкологии делятся на два типа: озлобившиеся, очерствевшие духом, и те, кто старается успеть то, что не успел, каждую минуту делать добро. И их большинство. И излечиваются они успешнее.
Святитель Лука считал, что есть три понятия: дух, душа и тело. Неэффективно лечить просто тело. Так и нам надо лечить не только физическое здоровье общества, но и его душу.

По сообщению сайта Аргументы и Факты

Читайте также