Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Свидетели Героиныча

Дата: 07 апреля 2011 в 14:01 Категория: Происшествия

Свидетели Героиныча

 

Сергей Бандура (weekly «МК в КАЗАХСТАНЕ»)

http://www.better.kz/ru/20110407/russkij-svideteli-geroinycha/

 

«B.N.G. (Bahala Na Gang)»

«Будь что будет» (пер. с филипп.)

Татуировка наркоторговцев

Наркотизация касается отнюдь не только социальных низов казахстанского общества. Семьи управленческой и бизнес-элиты (особенно дети богатых родителей) поражены данным недугом в процентном отношении ничуть не меньше, чем представители всех других слоев населения. А где-то даже больше, поскольку наркобизнес становится все более изощренным, а его покровители обитают в самом верхнем эшелоне власти.

О Казахстане еще нельзя сказать «наркогосударство», как о Таджикистане и еще парочке соседей по региону постсоветской Центральной Азии, которым до Душанбе остается один шаг. Тем не менее, вектор движения в сторону наркогосударства поступательный и никаких заминок на этом пути не наблюдается.

Ночной алматинский клуб. Фейс-контроль больше напоминает «пресс-контроль» (под словом «пресс» подразумевается внушительная стопка денежных знаков), охрана – матерая до безобразия (смесь ищейки и волкодава), что для южной столицы Казахстана вообще-то редкость. Заходим внутрь и видим практически в открытую разложенные на столах белые «дорожки». При этом из динамиков не вырывается голоса Феди Карманова со словами «Белочка – шмыгалово коксовое, не умеешь петь, да запоешь». В репертуаре обычная западная и российская попса, но если убрать роскошь обстановки и публику из сферы золотой и позолоченной молодежи, то от притона отличий мало.

Первое отличие, хоть и непринципиальное – собственно «дорожки», ибо главный инструмент в типовом наркопритоне — это все-таки шприц. Вот только чистого кокаина в Алматы – кот наплакал. Был даже такой случай, когда видный агашка приглашал к себе на камерный концерт московскую музыкальную группу, а та сидела на «коксе» и требовала его в райдере. Весь мегаполис тогда перевернули, чтобы угодить гостям, но чистого кокаина наскребли всего несколько грамм. Все остальное – это местный бленд кокаина с героином, чтобы наркотический якорь встал в потребителя наверняка.

Итак, ночной клуб – «яма» наркоманов. Где полиция? Чтобы людям в погонах развернуться на этой ниве, нужны всевозможные разрешения и согласования, сама «контрольная закупка» должна быть проведена три раза, а уже потом суд и все прочее. Подобные клубы без властного «присмотра» существовать не могут. И часто у полицейских не хватает реальных властных полномочий, чтобы попасть внутрь. Их начальство просто боится связываться с крышей наркоклубов, чтобы самому не остаться без работы (далеко не худший из возможных вариантов).

Сотрудники полиции из числа единиц «в поле» – тоже не отряд камикадзе, готовый рискнуть своей жизнью за благо общества. До тридцати лет им, еще, может быть и стыдно смотреть в глаза людям за свое профессиональное бессилие. А потом приоритеты личного благосостояния надежно блокируют голос совести и учат обходиться ловлей мелкой рыбешки.

 

Главные враги наркоклубов – это такие же агашки, чьи родные и близкие оказались жертвами наркобизнеса. Поскольку использовать полицию для ликвидации ночных клубов малоперспективно, в ход порой пускают финансовую полицию. Удивительно, но в казахстанских реалиях «финики» менее уязвимы для «крыши» накробизнеса. Прикрытые щитом наполнения государевой казны, финансовые полицейские в состоянии извести под корень не только обычных бизнесменов, но и криминальные наркоклубы. Делается это не за один день, однако за несколько месяцев закрыть такое наркозаведение «финикам» под силу – случаи зафиксированы.

Наркотическое поражение молодого поколения элиты складывается из нескольких составляющих. Очень изощренным стал сам маркетинг наркотиков, который по ряду параметров даст фору даже пресловутому сетевому маркетингу, хотя, по сути, является его криминальной интерпретацией. Психотехнологии по завлечению и удержанию хорошо отточены и занимаются ими профессионалы своего дела. В их ассортименте масса сценариев из категории «просто попробовать», «вреда никакого», «прикольно», «модно» и так далее, хорошо разработаны механизмы отсечения вовлекаемых от тех, кто препятствует такому развитию событий. Сами наркотики тоже сильно видоизменились. Тот же шприц – совсем не обязательная составляющая. Можно глотнуть яркую таблетку, по форме напоминающую леденец, а по сути — это та же дорога в преисподнюю. Когда такие специалисты попадают в жернова разъяренных мстителей, то бьют их больно и долго (многих совсем), но корпус подобных кадров в Казахстане не становится меньше. Огромные барыши позволяют наркобаронам рекрутировать новых мастеров психотехник и зомбирования на место потерянных функционеров.

Сама по себе «золотая молодежь» часто находится без должного родительского контроля. «Предки», целиком захваченные процессом наживы (поскольку вес человека в нынешнем обществе прямо завязан на размере его капитала), не уделяют необходимого внимания проблеме воспитания и присмотра. Предоставленные сами себе в огромных особняках с охраной и прислугой, изнуренные бездельем чада в лучшем случае впадают в половые излишества, а в худшем становятся клиентами дилерских сетей.

Часто в семьях элитариев действуют всего несколько критериев на предмет того, с кем общается их отпрыск. Если семья из такого же элитного круга, с большим домом и дорогой машиной, значит (полагают они) все в норме. А вот если приглядеться повнимательнее, то даже невооруженным глазом видно, что средствами «расширяющими» сознание такие молодые люди из компании чада явно злоупотребляют. Освобожденные от труда (даже если находятся на государственной службе), имеющие возможность купить что угодно и поехать куда угодно, такие люди начинают тяготеть к острым ощущениям. А наркотики – непременная составляющая подобных соблазнов. Повторим: сами наркотики сильно видоизменяются и мутируют. Чего стоит банка того же энергетического напитка «Ягуар», послужившего истоком слогана «Пей «Ягу» – рожай шнягу». Металлические банки стоят на складах и от напичканной в них химии проедают тару изнутри. Поэтому дюжина банок и как результат разрушенная печень — медиков совершенно не удивляют.

Элитарии предпочитают заминать скандалы со своими детками на корню. Законодательная база через механизм защиты частной жизни в этом смысле на их стороне. Но ведь ключевая проблема не в том, напишет об этом официально зарегистрированное СМИ, выложит кто-нибудь пост в Интернете или будут шушукаться соседи и знакомые. Факт в том, что твои кровные потомки на игле, а их сознание уже необратимо перевернуто. Масса случаев, когда пролечившись в лучших мировых клиниках за бешеные деньги, но оставшись с прежними мозгами, они быстро оказываются в знакомой яме.

 

Официальная антинаркотическая пропаганда крайне безыскусная. Ставят какой-нибудь билборд на депрессивной городской окраине и думают (а может, просто делают вид, будто так думают), что дело сделано. Правительство и законодатели так озаботились нравственностью на телевидении, табаком и алкоголем, что на тяжелые наркотики у них уже не остается сил. Недавнее заявление сенатора Тасбая Симамбаева о том, что наркобаронов в Казахстане не сажают в тюрьму – это крик души. Многие элитарии могли бы к нему присоединиться, но одни боятся услышать упрек за невнимание к своим собственным детям (из-за чего те и оказались в наркозависимости), другим по роду занимаемой должности положено излучать оптимизм и делать заявления, будто в государстве все в порядке.

С другой стороны, другой депутат заикнулся о легализации так называемых легких наркотиков – речь идет, прежде всего, о каннабисе (анаше). А ведь и то правда: любители «травки» живут не меньше заядлых любителей спиртного (есть господа, которые все употребляют, так сказать, в комплексе!), другими словами — достаточно долго. И ведь все знают, что армия воскуряющих вряд ли сильно уступит количественно армиям поклонников иных пороков. Но удивительное дело: если вы попытаетесь найти статистику по курильщикам анаши и гашиша, то быстро обнаружится, что она практически отсутствует. Есть даже неформальная идея: мол, «травка» это куда меньшее зло даже по сравнению с алкоголем. Тем более, никогда не приходилось слышать о летальных исходах из-за передоза, вызванного папиросами, набитыми «травкой» В одной из республиканских газет в прошлом году было напечатано безымянное мнение одного эксперта, высказавшего мысль, что легализация легких наркотиков должна иметь строгие возрастные цензы… ¬

Однако к вопросу легких наркотиков стоит относиться очень серьезно, ибо добрая половина тех же героиновых самоубийц начинала именно с «травки». Впрочем, апологеты здорового образа жизни вам скажут, что на самом деле, все начинается с табачной сигареты. И будут правы! Тем паче, где табак, там обычно легко возникают и каннабис, и алкоголь...

Увы, наркотизация, как чума поражает весь Казахстан. В ее широко расставленные сети попадают представители любых социальных страт, хотя одних толкает установка жить сегодняшним днем, а другие уже не знают чего хотят (все доступно). У общества не оказалось мощной иммунной системы, способной эффективно противостоять наркотикам. Силами воротил наркобизнеса система защиты населения от этой угрозы и дальше идет в разнос. А какое будущее может быть у наркозависимого социального организма, можно легко представить на примере организма наркомана.

 

 

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz