Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Жгучая реальность Байтенова

Дата: 07 апреля 2011 в 16:40

Галя Галкина
Он совместил в себе физика и лирика — крупного ученого, патриарха в области систематики, флористики, флорогенетики и охраны растений и яркого художника, чьи картины вызывают восхищение зрителей и получают высокую оценку искусствоведов.
Написанные рукой лирика, его научные работы совершенно лишены сухости и академизма: «Красуется миллионами улыбок разноликих цветов растительный мир нашей необъятной республики. Брызнули первые лучи мартовского солнца, и, подобно желторотым птенцам, появились ростки различных подснежников. Наступает апрель — пылают тюльпаны, нежно светятся ландыши, прострелы, летом красу набирают тысячи других видов...» И это научная работа? Скорее, поэма в прозе.
Он был центром притяжения для казахстанских и зарубежных ученых, кумиром для учеников и последователей, которые считали, что, подобно античному герою, их учитель похитил огонь с неба и подарил его людям. Те, кто хоть раз столкнулся с этим человеком, уносили в сердце частичку его пламени.
Муслим Смаилович Байтенов — доктор биологических наук, главный научный специалист Института ботаники и фитоинтродукции НАН РК, профессор кафедры ботаники Казахского государственного национального университета, известный ученый Казахстана — ушел из жизни в 75 лет, не исчерпав полностью свои таланты и научный потенциал. Но то, что он успел сделать, подобно титанам эпохи Возрождения, пополнило золотой фонд науки нашей страны.
8 апреля научная общественность республики отмечает 85-летний юбилей крупнейшего ученого страны. Вопреки времени, которое унесло его в прошлое, Муслим Байтенов сегодня остается рядом с теми, кто его знал и любил

Родом из детства
Маленький Муслим любил ловить бабочек, рассматривал причудливый узор на их крыльях, восхищался дивным творением природы.
Студент художественного училища, он как-то взял в библиотеке книгу по бабочкам, листал рисунки, не в силах оторваться от этих легкокрылых созданий, и вдруг подумал: «А почему бы не заняться изучением бабочек всерьез, не поступить в университет?’’. С этой мыслью отправился на кафедру зоологии КазГУ к Хусаиновой Нагиме Замалиевне, которая в то время была деканом биологического факультета. Она внимательно выслушала смелого человека и поставила условие: «Если за неделю выучишь весь учебник зоологии беспозвоночных Догеля, приму в университет». Через неделю, появившись на коллоквиуме, Муслим блестяще ответил на все вопросы и так стал студентом КазГУ. Еще до своей научной биографии он учился в Санкт-Петербургской академии художеств, в мастерской Игоря Грабаря. Однажды студенты работали с натурой, писали фигуру девушки. Натурщица была красивой, студенты с воодушевлением делали наброски. Муслим всматривался в черты лица девушки, в линии фигуры и вдруг бросился к ней и почти упал на колени. Тогда Грабарь, известный мастер, сказал своему ученику: «Тебе нельзя быть художником, сгоришь!».
Именно наука обуздала темперамент Байтенова-художника, погрузила его в мир природной красоты, дала огромную пищу для наблюдений и исследований.
Эскандер Байтенов — старший сын, доктор архитектуры РФ и РК, почетный архитектор Казахстана, профессор КазГАСА:
  — Самые ранние мои воспоминания о родителях середины 50-х — улица Белинского, квартира (которую отец получил от академии в одном из типовых одноэтажных домиков), высокое крыльцо, молоко в графине, двор с вьюнками, речка Малая Алматинка... С трех лет отец учил меня рисовать, причем очень серьезно, а когда я учился в школе, был «закон»: один день — рисунок, на другой день — живопись. Отец — художник-профессионал, постоянно рисовал, лепил и писал маслом. Да и много позже, когда ботаника стала его основной профессией, а энтомология — профессиональным увлечением, отец не переставал мечтать о том дне, когда он, возможно, превзойдет Микеланджело — его идеал.
С раннего детства я грезил путешествиями — отцу не было равных как рассказчику. Амазонка была для меня если уж не на соседней улице, то не так уж далеко от детского сада. В «новосибирский» период, в начальных классах, благодаря занятиям с отцом по Буриану (чешский художник-иллюстратор, которого прославили его неповторимые палеонтологические и палеоантропологические реконструкции) я уже хорошо знал тираннозавров, трицератопсов, птеродактилей, о которых с удовольствием рассказывал студентам в историко-краеведческом музее на Красном проспекте — на очередной работе папы. Тогда мне было 6-7 лет. Слово «ископаемые», которое я узнал тогда же в библиотеке через дорогу от художественной студии, куда после нее вел меня отец, и которое относилось к скелетам плезиозавров, много позже приобрело для меня негативный оттенок, когда к нему присоединилось определение «полезные»...
И, конечно, одни из самых ярких впечатлений — это экспедиционные. Полтора месяца пролетали как один день. «Газ-51», алюминиевые фляжки, прессы для сушки гербария, палатки, дожди, трудные походы в горах и поэтому легкая зависть к младшему брату Муслиму, которого по малолетству еще оставляли в лагере. Все это была «жгучая реальность» — одно из любимых выражений отца о прекрасных, но давно ушедших цивилизациях. Домой возвращались после экспедиции, как правило, ночью в коттеджный городок среди яблоневых садов. И тут несравнимая ни с чем радость мамы и всегда подросшая в свете от лампочки из раскрытых дверей веранды яблоня «белый налив»...
Последние годы, когда магия путешествий ежегодно влечет меня в степи и горы теперь уже с сыном Аланом, я глубоко сожалею, что во время экспедиций, будучи школьником (и даже позже), так и не выучил названия растений и насекомых. Отец знал практически всех их на территории СССР, также он открыл более ста новых видов. А музеи Великобритании, Франции, Турции и Венгрии присылали коллекции жуков-долгоносиков для научного описания (определения вида).
Во многих странах с высокой культурой существует целая сеть небольших музеев, посвященных отдельному поэту, художнику, ученому. Наверное, такой частный музей, который через память отца перебросил бы мостик в ушедшую эпоху (в том числе и к выдающимся ученым-ботаникам, академикам Быкову, Павлову и не только), хоть как-то поможет запечатлеть ту простую и прекрасную реальность советской науки.
Сауле Абдулина, его ученица, кандидат биологических наук, Институт ботаники и фитоинтродукции Министерства образования и науки Казахстана:
— Видимо, богатая природа Каркаралинска, где 8 апреля 1926 года родился будущий ученый, пробудила в нем дар художника и исследователя одновременно. Кроме Муслима в семье учителя росли еще два сына. Смаил своими силами построил первую школу у себя на родине. В голодный 1932 год отец перевез семью из Карагандинской области в Алма-Ату, где Муслим поступил в казахскую школу, а после седьмого класса — в художественное училище в городе Алма-Ате. Оказалось, что Муслим обладает ярким талантом художника, во время учебы он был единственным в училище Репинским стипендиатом.
В КазГУ Муслим обнаружил, что на биофаке изучают не только любимую им зоологию, но и физику, химию, к чему у юноши душа совсем не лежала. Результатом явилось отчисление из вуза. Пришлось искать работу. Нашел ее в Институте зоологии, где обратили внимание на любознательного Муслима. Работал с удовольствием, так как любил животных, природу, хотелось объездить весь Казахстан. И действительно, за 50 лет работы в системе академии ему довелось побывать с экспедициями от Карпат до Камчатки, от Новой Земли до Памира и в знойных пустынях, и в высоченных горах, и широких степях, и на крутых скалах.
Муслим Смаилович был очень интересным собеседником. В экспедиции при свете костра увлекательно было слушать его рассказы. С ним можно было поговорить обо всем, причем на все имел свое собственное мнение, часто не совпадавшее с мнением окружающих, за что бывал «неудобным».
В 1950 году, работая в Ленинграде, М.С. Байтенов познакомился со стройной девушкой с большими голубыми глазами — Риммой Федоровной Бересневой. Те, кто видел ее молодой, сравнивали ее со Снегурочкой, так она была хороша. На долгие годы она стала его другом и советчиком, перенесла вместе с ним все тяготы его нелегкой судьбы. Вместе они воспитали сыновей.
С 1950 года началась его трудовая деятельность в качестве ботаника.
Он автор 6 книг и 160 статей, один из важнейших трудов — 1-й том нового издания «Флоры Казахстана», полностью иллюстрированный «Определитель семейств и родов растений Казахстана» на казахском и русском языках. Второй том «Родовой комплекс флоры» вышел уже посмертно.
Он полностью отдавался делу своей жизни — ботанике, но немалый уголок его души всегда занимала энтомология, юношеская страсть осталась на всю жизнь. Он не ограничивался простыми наблюдениями за насекомыми, даже обработал одну из самых крупных групп насекомых — жуков-долгоносиков, стал признанным авторитетом и в этой области. В 1975 году выпускает монографию «Жуки-долгоносики Средней Азии и Казахстана».
Он стал единственным в Казахстане монографом жуков-долгоносиков — самой большой группы жесткокрылых Средней Азии и Казахстана, где насчитывается свыше 2000 видов, из которых в Казахстане 1500.
До самого своего последнего дня Муслим Смаилович оставался настоящим ученым. На восьмом десятке лет мечтал весной выехать в экспедицию, чтобы найти особый вид долгоносика без глаз, который встречается в одной единственной точке планеты.
Жил он очень скромно, для него важнее всего было иметь прекрасную библиотеку, чем что-то из предметов роскоши. Единственным украшением квартиры был ковер, вышитый супругой. До самой кончины плодотворно трудился. Никогда не ездил в санаторий, не любил ходить по гостям, проводить время впустую. Если приходилось быть в больнице, на тумбочке обязательно лежали рукописи. Деньги в его жизни занимали очень незначительное место, и то потому, что без них нельзя прожить.
Гульнара Ситпаева, его ученица, генеральный директор Института ботаники и фитоинтродукции Министерства образования и науки Казахстана:
— Муслим Смаилович был необыкновенным, своеобразным человеком, и всякий, кто с ним сталкивался, чувствовал влияние и сознавал силу его своеобразной индивидуальности.
Талант художника у Муслима Смаиловича проявлялся во всем, он обладал необыкновенным даром убеждения. Речь его, то сдержанная и отрывистая, то стремительная и горячая, будто напоенная ароматом трав, зноем степи, ее тревогами и бедами, уносила воображение сначала в прошлое, лет этак тысяч за двести, затем так ясно приближала день завтрашний, что проблемы, занимающие ученого сегодня, приобретали свойство волновать, заставлять думать об этом будущем дне. И в трудах ученого звучал этот голос, бурлил темперамент: «Даже если серые пояса асфальта разлинуют равнины на тысячи правильных квадратов пшеничных полей, а с человеком останутся кроме механизмов голуби, да еще, пожалуй, собаки «интерьерного» покроя — много ли радости в такой картине? Нужно оставить потомкам степь не в вольерах зоопарков и на грядках ботанических садов, а в природе. Ибо помимо целей — научной и познавательной, природа обладает непреходящей эстетической ценностью, составляющей краеугольный камень таких высоких понятий, как любовь к своей Родине, патриотизм».
В одном из интервью газете на вопрос журналиста, так ли уж важно изучать абсолютно все виды произрастающих сегодня растений и так ли необходимо бороться за сохранение каждого из них, Муслим Смаилович со всей убежденностью отвечает: «Да, тысячу раз да! Сейчас, когда кризис в отношениях между человеком и природой становится все более острым, это ясно даже неспециалисту».
Регионы, с которых навеки исчезают многие растения, ученый называл «горячими точками». Но ничто не сравнится по драматизму событий с хребтом Каратау, по выражению Муслима Смаиловича — «Меккой ботаников». Здесь отмечено 1500 видов, из которых более 100 эндемиков, такой высокий процент эндемизма, такую самобытность флоры не знает ни один горный массив на кольце 40-х широт Северного полушария Земли. Но интенсивная хозяйственная деятельность человека приводит к исчезновению этих растений. С болью писал он о печальной судьбе тополя беркаринского: «То, что мы увидели в 1982 году, превзошло самые худшие предположения, во-первых, вид занимает территорию не более чем автобусная остановка, во-вторых, сохранилось лишь два крупных дерева и около пятнадцати молодых тополей».
Под руководством Муслима Смаиловича была подготовлена «Красная книга Казахской ССР», охватывающая 306 редких и исчезающих видов. От первой и до последней страницы она заполнена видами, над которыми нависла угроза исчезновения. Здесь же даются предложения и рекомендации по их охране.
М.С. Байтенов уделял особое значение консолидации всех ботаников республики, включая сотрудников заповедников, ботанических садов, преподавателей вузов.
Не раз говорил, что ботаника — одна из тех наук, которая, изучая прошлое Земли, самым тесным образом связана с завтрашним днем, именно поэтому отмечал необходимость экспедиций, которые дают богатейший материал, все более раскрывающий механизмы сотворения биологического мира.
В природе все меняется под влиянием всемогущего времени. Неизменным и вечным остается мысль и память человеческая. Муслим Смаилович отличался необыкновенным трудолюбием и жаждой творить, уже серьезно больной, он и в больничной палате продолжал работать. Я каждый день навещала своего учителя, а он давал мне почитать все новые и новые страницы его увлекательной повести для детей о первобытном человеке.
В моей памяти Муслим Смаилович Байтенов навсегда останется человеком большого жизнелюбия и обаяния с бескорыстным желанием помочь каждому.
Его слова и сегодня взывают к нам: «Необходимо заботиться о том, чтобы и последующие поколения жителей нашей планеты увидели весь букет природы, а не бутафорские краски галантерейных цветов, не знавших естественных солнечных лучей».
Гульнара Кудабаева — завлаборатории флоры высших растений, Полина Веселова — ведущий научный сотрудник Институт ботаники и фитоинтродукции Министерства образования и науки Казахстана:
— Помимо научно-исследовательской работы Муслим Смаилович постоянно занимался педагогической деятельностью, передавая свои знания и опыт молодежи.
Отличительной особенностью проводимых им занятий была весьма оригинальная художественно-эмоциональная подача учебного материала. Те, кто посещал лекции Муслима Смаиловича, наверняка помнят, как его рассказ выливался порой в миниатюрный спектакль, наблюдая который «зрители» мало-помалу постигали законы жизни мира растений. Проникновенный взгляд, выразительная жестикуляция и смена ритма повествования просто завораживали аудиторию. Недаром среди студентов М.С. Байтенов получил прозвище Сказочник, настолько таинственным, пробуждающим живой интерес к любой научной проблеме было его повествование. Муслим Смаилович мог зажечь в молодых сердцах пламя любви к естествознанию и бережному отношению ко всему живому. Это был ученый, который увлекал за собой в сказочный или, как он сам любил повторять, — божественный мир природы!
Муслим Смаилович преподавал самые разные спецкурсы, в том числе традиционно считающиеся очень сложными. К примеру, он в свое время вел курсы флорогенетики и палеоботаники, но особенно ярко его незаурядные способности и энциклопедические знания проявлялись на занятиях Большого практикума по систематике высших растений. Иногда казалось, что в отношении системы растительных видов он знал все или почти все. Мгновенно и безошибочно определяя любое растение, М.С. Байтенов тут же сообщал о нем массу интереснейших подробностей: от практического применения до общего распространения вида вплоть до конкретной точки, где его можно обнаружить во время маршрута. При этом натуралистические зарисовки оказывались настолько живыми и свежими, будто он вот-вот вернулся с поля, где только и делал, что наблюдал именно за этими растениями.
Муслим Смаилович Байтенов творил всегда и во всем: пейзажи ли кистью на холсте, зарисовки ли словом в научно-популярных статьях или же яркие образы — в лекционных аудиториях. Он не жалел сил на развитие своих и чужих способностей. Его жизненным девизом было: «Дорогу осилит идущий!»

По сообщению сайта Новое поколение