Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Книга о мире привела к войне

Дата: 07 апреля 2011 в 17:00 Категория: Происшествия

Ботагоз Сейдахметова
В конце прошлого месяца радикальный пастор из американского штата Флорида Терри Джонс публично сжег главную книгу мусульман — Коран.
Результатом этой выходки стали волнения в Афганистане. Толпа убила семь сотрудников миссии ООН. Это граждане Румынии, Норвегии, Швеции и Непала

Афганистан
Насколько те, кто участвовал в этих волнениях и убивал невинных сотрудников ООН, действовал по собственной инициативе? Может, были кукловоды? И почему гнев был направлен именно на представителей организации, которая пришла в страну исключительно с миром? Мой короткий визит в Кабул в прошлом году позволяет все же думать, что простой народ Афганистана больше тянется к эстетике индийского кино или пакистанской поп-музыке, ну, максимум, интеллигенция смотрит и слушает местные новости. Насколько популярны трансляции теленовостей из США и прочих западных стран в Афганистане или все же это была ретрансляция на местном телевидении?
С этими и другими вопросами я обратилась к Андрею Серенко, эксперту Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА).
В частности, он уверен, что события 1-2 апреля 2011 года в Афганистане свидетельствуют о новых тенденциях в афганском обществе, «которые будут в ближайшее время усиливаться, активно влияя на формирование новой афганской политической реальности». Речь идет о появлении движений «нового активного протеста» как ответа на сожжение Корана в США.
По словам Андрея Серенко, ведущую роль в организации вооруженных акций в Мазари-Шарифе и Кандагаре играли представители радикального исламского духовенства.
«Что касается иностранных ТВ-новостей и кукловодов: представители МВД Афганистана утверждают, что призыв к погрому иностранцев звучал из уст муллы, который служил в Голубой мечети Мазари-Шарифа в эпоху Талибана, а заводилами (активистами) погромов были бывшие талибы, сдавшиеся ранее властям и «интегрированные» в общество в соответствии с планами кабульского правительства. Так вот они интегрировались, — говорит аналитик. — Телевизионные новости из Америки простой народ, конечно же, не смотрит. Телевидение заменили муллы. Вся эта история началась с трактовки муллами инцидента с сожжением Корана. Причем муллы явно вводили людей в заблуждение, говоря, что в Америке сожгли не один, а якобы сотни экземпляров Корана. Тут толпа и завелась».
Эта ситуация с призывом жечь Коран сильно напоминает ситуацию с карикатурами на пророка Мухаммеда. Тогда последствия тоже были печальными и перешли на уровень демонстраций по всему региону Ближнего Востока.
«Будет ли продолжение и какое?» — обращаюсь к Андрею Серенко.
«Думаю, продолжение будет. Прежде всего власти попытаются взять под контроль эту новую форму протеста. Не исключаю, что появится официальное движение защитников Корана. Причем поддерживающее Карзая. Вообще здесь скрывается серьезный электоральный и политический потенциал для афганского политического класса и сейчас начнется борьба за «защитников Корана» — талибов и хекматияровцев, с одной стороны, и официального Кабула — с другой», — прогнозирует аналитик.
Кроме того, он добавляет, что апрельские события выявили возможность появления не только в Афганистане, но и в странах, расположенных к северу от него, «новых моджахедов» — защитников Корана. «Такого рода мотивация может получить популярность в Таджикистане, Узбекистане, Киргизии, тем самым создав дополнительную напряженность для актуальных политических режимов в Душанбе, Ташкенте и Бишкеке», — говорит он.

Иранский ответ
Иран занимает особое положение среди стран Ближневосточного региона. И уже сегодня аналитики — как на Западе, так и в нашем регионе — уверены, что от позиции Ирана на последние события в регионе зависит собственно будущее всего Ближнего Востока.
Мой собеседник — профессор, востоковед-иранист Владимир Пластун — считает, что можно было предугадать реакцию Ирана на события на Ближнем Востоке.
Во-первых, по словам профессора, Иран по-прежнему решительно осуждает вмешательство США и НАТО во внутренние события в Ливии.
Во-вторых, «Иран считает, что Хосни Мубарак являлся союзником сионистов (Израиля) и его давно нужно было отстранить от власти, поскольку он содействовал и содействует угнетению палестинского народа».
В-третьих, особенно решительно Иран выступает против вмешательства Саудовской Аравии в события в Бахрейне. «Иного и ожидать было нельзя, так как шииты составляют большинство населения Бахрейна. Иран готов принять все меры, чтобы это прекратить».
По поводу реакции на сожжение Корана Владимир Пластун подчеркнул, что «самые заметные выступления происходили в Афганистане».
По его мнению, это объясняется тем, что талибы чувствуют растерянность США, которые пытаются воевать на всех фронтах и разрываются на части. «Козьма Прутков предупреждал: «нельзя объять необъятное», а американцы стараются утвердиться везде. Сейчас антиамериканизм — главный лозунг мусульман. Уже наступил черед европейских стран — членов НАТО, посылающих свои войска в Ливию», — говорит профессор.
Он считает, что демонстрации и нападения на сотрудников представительств ООН, конечно же, направлены вообще против европейцев. «Сожжение Корана дало предлог для возмущения, и талибы этим воспользовались. В других странах Арабского Востока в связи с этим инцидентом никаких известных мне громких протестов не отмечено».
Муфтий Египта д-р Али Гомаа в своей статье, опубликованной американской газетой New York Times под названием «Простор для ислама в египетской демократии», заявил о неизбежности вхождения ислама в политическую жизнь Египта, подчеркнув, что религия не может быть отделена от политики в полной мере, и то, что ислам получит свой удел от «египетской демократии». Он добавил: «Египет является коренным религиозным обществом, поэтому неизбежно его вхождение в политическую жизнь Египта. Однако это не должно быть поводом для беспокойства — как египтян, так и Запада».
Али Гомаа считает, что египтяне не должны бояться участия исламских групп в политическом процессе, поскольку они вошли в рамки «тестирования» и обязались взять тот политический курс, который более подходит массам египтян. Он сказал, что религиозная деятельность в стране основана на толерантности и умеренности, а исламское законодательство обеспечивает свободу слова и равные права женщин.
«Мне кажется, что еще рановато выносить окончательный вердикт об идеологической и политической направленности протестных движений в североафриканских мусульманских странах. Сейчас, на мой взгляд, нужно задуматься о том, кто подсказал «беженцам» оттуда направление в Европу, к «сладкой жизни». Вот это катастрофа. Российские мусульмане, несомненно, в душе осуждают провокационную выходку американского пастора, но на улицы выходить не собираются», — делает вывод мой собеседник.

По сообщению сайта Новое поколение