Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

День 7 Апреля: Долгий путь к свободе

Дата: 07 апреля 2011 в 19:20 Категория: Новости экономики

CA-NEWS (KG) — Прошел ровно год с момента свержения семейно-кланового режима Курманбека Бакиева. Это был самый тяжелый год в истории независимости страны. Каким будет следующий год, лучше или хуже прошедшего года, неизвестно. Вопрос принадлежности политической власти остается не до конца решенным, а к другим проблемам, прежде всего экономическим, еще не приступали.

Чего страна добилась за год революционного угара? Что нас ждет?

Семейно-клановая система. Политическая система, которая существует в Кыргызстане, больше подходит под понятие неопатримониализм (лат. patrimonium — вотчина, владения). В этой системе глава государства (президент) распоряжается государством как своей собственностью, то есть раздел ресурсов и доходов полностью зависит от его решения. Глава выстраивает систему баланса сил, являясь стержнем этой системы, предоставляя тому или иному клану доступ к контролируемым им ресурсам в обмен на лояльность и поддержку этой системы.

В течение времени президент вводит в свою систему новые кланы, а также изгоняет их из системы. Изгоняет он в первую очередь те кланы, которые становятся сильными и начинают представлять опасность его власти и системе (например, Аскар Акаев «наказал» Данияра Усенова, как только последний устроил первому президенту экскурсию по ФПК «Эридан»). Не находящиеся в системе кланы формируют оппозицию, к которой, как правило, также присоединяются только что изгнанные кланы (самый свежий пример — Кубатбек Байболов).

Клан — неформальная организация, составляющаяся из сообщества индивидуумов, связанных родством или фиктивным родством (например, мы из одного села). Связи осуществляются как по вертикали, так и по горизонтали, связывая или не связывая себя с элитой. Неформальные правила обязывают члена клана поддерживать свою элиту в верхах, взамен ожидает поддержку в карьере, материальную помощь в случае нужды, посредничество с государственными органами и т.д.

По вертикали клановая система действует следующим образом: глава государства назначает своего приближенного на высокую должность, ожидая от него постоянных доходов и поддержки системы. На новой должности чиновник также назначает своих приближенных, гарантируя доходы для себя и верхам, а также поощряя приближенных за лояльность и преданность. И далее вниз по цепочке. Посмотрите на своего богатого родственника, дом которого полон гостей с разными просьбами, а в его многочисленном бизнесе работают в основном родственники. Это и есть клановость.

В этой системе президент и кланы паразитируют на государстве. Законы действуют выборочно, так как эта система неформальная, а органы принуждения законности (правоохранительные органы, прокуратура и суды) являются частью это системы, то есть их действия мотивируется целями личного обогащения, а не законом. Также не соблюдается частная собственность, потому что законы не работают, а поддержка баланса сил требует от президента постоянно перераспределять доходы и собственность (поэтому наделенные материальными богатствами граждане первым делом стараются вывести их за границу, таким образом обезопасив свои активы, которые в любую минуту могут конфисковать).

Ресурсы. Под ресурсами мы подразумеваем в первую очередь государственную должность, на которой можно заработать для себя денег. По этой причине любая государственная структура в нашей стране работает по принципу коммерческого предприятия. Если у структуры нет возможностей зарабатывать деньги, они эти возможности придумывают. По этой причине государственные структуры просто не в состоянии выполнять возложенные на них функции, в первую очередь общественные услуги.

К другим ресурсам относятся доступ к дешевым кредитам, возможность вести бизнес без вмешательства из вне (в стране без «крыши» можно только на базаре картошку продавать), безнаказанно заниматься преступлениями, и т.д.

Кризис. Семейно-клановая система пережила два кризиса из-за дисбаланса сил внутри системы и внешних шоков — в 2005 году и 2010 году. Президент не смог удержать баланс сил по двум причинам. Первая причина — доходов на всех стало не хватать. Семья президента постепенно монополизировала доходы, выталкивая из системы все больше кланов, а остававшиеся внутри системы кланы потеряли уверенность. Общее недовольство объединило разношерстную оппозицию, а кланы внутри системы не сильно старались сохранить status quo. Вторая причина — система фундаментально несправедлива в распределении доходов. Она оставила за бортом огромную армию молодежи, лишив их адекватных доходов (в век информационных технологий они знают, что жить можно лучше). Эта образованная молодежь в условиях свободного обмена информацией (поэтому диктаторы предпочитают невежество и неведение) понимает причину своей необустроенности. В нашей стране молодежь не только легко мобилизуется, но и свергает режимы без единого руководства и координации.

Парламентская республика. После 7 апреля представители новой власти оценили ситуацию следующим образом – в Кыргызстане семейно-клановая система не работает. Выход из положения они видели в новых правилах распределения власти между парламентом, правительством и президентом. Иными словами, власть по новой Конституции была рассредоточена между несколькими должностями и ветвями власти – премьер-министром, президентом, парламентом и судами.

После формирования нового правительства фундаментальных изменений в политической системе страны не произошло: вместо одного центра власти при Акаеве и Бакиеве сейчас их стало несколько, включая премьер-министра, президента, первого вице-премьер-министра и в определенной степени спикера парламента. Эти центры власти поделили между собой сферы влияния — если раньше у президента в собственности была вся страна, теперь только определенная часть. Борьба за материальные ресурсы так и осталась главной движущей силой отечественной политики.

Это называется порочным кругом (хотя о политическом тупике пока еще рано говорить).

Будущее. Некоторые страны выходили из этого замкнутого круга посредством авторитарной модели развития. Например, азиатские тигры — Сингапур, Южная Корея. Глава государства сосредотачивает в своих руках власть и ресурсы, но эта монополия направлена на экономическое развитие, чтобы быстро расширить экономические возможности всего населения, включая оппозиционные кланы. Это вроде большого пирога, большая часть которой достанется мне, но и остальным хватит, чем маленький пирог, который достанется только мне (однако этот вариант может вылиться и в Египет, Ливию, Иорданию, Йемен). С ростом экономических возможностей и ростом уровня жизни необходимость аффилировать себя с кланом для защиты своих интересов постепенно отпадала. Относительно справедливое распределение ресурсов, эффективность государственных органов (не надо просить родственника, чтобы достал справку), верховенство законов – вот основные элементы модернизации сознания. Это вариант в Кыргызстане маловероятен.

Другой вариант — со временем нынешняя система «сдержек и противовесов» начнет давай свои плоды. Постепенно политические партии начнут формироваться не по региональному и клановому признаку, как сейчас, а на основе конкуренции программ и идеологий. Такой путь в свое время прошла Турция, где система укреплялась в течение последних 50 лет, включая вмешательство военных. Сюда можно отнести и Японию.

Следующая альтернатива — нынешняя ситуация продолжится еще долгое время. Этому будет способствовать тенденция увеличения разрыва между обществом и властью. Игнорирование населением власти станет обычным делом, что в какой-то мере придаст стабильности системе — стабильная нестабильность. К этой альтернативе хорошо подходит послевоенная Италия, нынешняя Бельгия, которая долгое время живет без правящей коалиции в парламенте и, соответственно, без правительства.

Не исключено, что слабое нынешнее слабое государство постепенно отдалится от экономики, оставляя за собой роль только рефери. При условии, что государство полностью приватизирует всю свою собственность, включая дороги и линии электропередач, борьба за ресурсы не будет такой интенсивной. Может быть. В любом случае, эффективная роль государства будет нужна.

Тем не менее, 3 с лишним месяца работы нового правительства – это еще слишком короткий срок, чтобы понять, куда мы движемся. Сейчас любые варианты будущего возможны, и вряд ли кто-нибудь может спрогнозировать с высокой долей точности.

По сообщению сайта Центральноазиатская новостная служба