Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Алиби в шампанском

Дата: 08 апреля 2011 в 00:30

Свидетель по делу Никиты Тихонова и Евгении Хасис Алексей Барановский, рассказал, какое шампанское покупал с подсудимой в день убийства адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Его версию подтвердила подруга Хасис по переписке Ольга Мухачева. Но у присяжных возникли к свидетелю вопросы не только об алиби подсудимой: члены коллегии прочитали заявления Барановского в блоге о том, что среди них есть «засланные торпеды», и потребовали объяснений.

Допрос свидетеля защиты Алексея Барановского, который начал отвечать на вопросы адвокатов, прокуратуры и суда еще во вторник, в четверг продолжился в 507-м зале Мосгорсуда. Но прежде чем задать уточняющие вопросы лидеру националистической правозащитной организации «Русский вердикт», судья пригласил в зал еще одну свидетельницу защиты – приятельницу Барановского Ольгу Мухачеву. В ультраправых кругах уроженка Украины Мухачева более известна как Матильда-Дон. Она замужем за Антоном Мухачевым (кличка – Флай), которого сейчас судят в Москве за создание экстремистской организации «Северное братство» и интернет-сайта неонацистской направленности «Большая игра».

По версии Барановского, 19 января 2009 года, когда были застрелены адвокат Станислав Маркелова и журналистка Анастасия Бабурова, Хасис была с ним в гипермаркете «Матрица» на улице Милашенкова – покупала шампанское для вечеринки в честь дня рождения.

Об этом якобы знала и Мухачева, которая в то время лежала в роддоме в Люберцах.

«Мне друзья звонили, спрашивали не родила ли. Алексей тоже звонил, он мне что-то типа онлайн-трансляции своей подготовки к дню рождения вел: куда пошел, что покупает. Дразнил меня этим шампанским, мне ж нельзя было. И говорил, что Женя с ним», – подтвердила сказанное Барановским Мухачева, хлопая глазами со свидетельской трибуны. Из зала ей одобрительно улыбались сестра Тихонова – тоже Евгения – и его отец.

Как выяснилось, лично Мухачева ни с Хасис, ни с Тихоновым знакома не была. Они начали общаться уже после ареста обвиняемых в убийстве Маркелова и Бабуровой: Мухачева отправила арестантам по новогодней открытке в Лефортово, с Хасис у нее завязалась переписка. В январе 2009 года будущая подсудимая была известна свидетельнице только по рассказам Барановского. «Мы с ним тогда уже меньше общались, я замуж вышла, забеременнела. И он завел другую подругу, – объясняла Мухачева в суде. – Сказал, что ее зовут Женя Хасис. Мы с ней характерами похожи, и они часто ругались. Он у меня спрашивал совета по поводу взаимоотношений». Хасис, слушая из «аквариума» рассказ свидетельницы, давилась от смеха, прикрывая рукой лицо, и что-то шептала на ухо Тихонову.

– У Барановского есть другие знакомые по имени Евгения? – поинтересовался у Мухачевой адвокат Хасис Геннадий Небритов.

– Мне о них неизвестно.

– С какого телефона вам звонил Барановский? Какой номер был у вас? – вступил прокурор Борис Локтионов.

– Ой, я не помню, поменяла с тех пор номер. Я дома могу посмотреть, завтра скажу, – пообещала свидетельница.

– Как Барановский был записан у вас в телефоне?

– Как Собер. Его так все называли, но за глаза. Ему не нравилось самому.

– Почему вы не обратились в правоохранительные органы, зная, что у Хасис есть алиби на день убийства? – адвокат потерпевших Владимир Жеребенков приготовил для Мухачевой тот же вопрос, который на предыдущем заседании задавал Барановскому.

– Я даже не знала, что Маркелова убили 19 января. Я не проводила параллели, – пожала плечами свидетельница.

– А когда вы сопоставили эти два факта? – голос адвоката Романа Карпинского (он представляет интересы семьи погибшего Маркелова) звучал почти удивленно.

– Сегодня, – просто ответила Мухачева.

Выяснив в ходе допроса множество бесполезных для дела об убийстве подробностей из жизни свидетельницы: о том, что рожала она 14 часов, что любит шампанское Asti Martini и не уверена, что уже наступил 2011 год, – прокурор Локтионов спросил Мухачеву, где Барановский отмечал свой день рождения 20 января 2009 года, о котором за день до этого столько рассказывал по телефону.

– У себя дома, в Солнцево.

– Адрес можете назвать?

– От от Юго-Западной ехать на автобусе. Я знаю визуально, показать могу.

Когда тот же вопрос задали свидетелю Барановскому, он заявил, что праздновал день рождения в Ясенево, но после перерыва в судебном заседании добавил: сначала была вечеринка в Солнцево, а потом все поехали в Ясенево. Хасис там тоже была.

Отвечая на вопросы адвокатов, которых интересовала каждая мелочь, Барановский, не скрывая раздражения, рассказал, что Хасис в шампанском разбиралась лучше него самого. Выбрали они всего две бутылки: украинское «Артемовское» и «еще одно, иностранного производства». Когда судья Александр Замашнюк удивился, почему накануне Барановский назвал «Артемовское» коллекционным шампанским, свидетель парировал, что «у него есть и дорогие сорта». Когда прокурор Елена Сухова снова переспросила, почему друг Хасис так долго молчал о имеющемся у нее алиби, Барановский резко ответил: «Когда будете на моем месте, Елена Юрьевна, тоже будете бояться угроз!» – после чего развязным тоном посоветовал прокурору «лучше знакомиться с материалами дела».

– Продолжаем допрос подсудимого Барановского, – оговорился после перерыва судья Замашнюк и, смутившись, начал извиняться.

– Ваше желание понятно, – усмехнулся из клетки Тихонов.

– Вы получаете предупреждение, подсудимый, за недопустимость подобных шуток, – к судье тут же вернулось самообладание и в голосе зазвенел металл. Еще одно предупреждение за перепалки с прокуратурой и попытку перебить судью получил адвокат Тихонова Никулочкин.

Вопросы к свидетелю Барановскому возникли и у присяжных заседателей. Касались они не только предполагаемого алиби Хасис: коллегию заинтересовало, почему свидетель пишет в блоге о ее ангажированности.

Ранее судья Замашнюк уже интересовался у Барановского, зачем он устраивает онлайн пресс-конференции накануне собственного допроса в суде. «Кого из коллегии присяжных вы знаете лично? Следите ли вы за членами коллегии? Какие сведения о присяжных вы намерены опубликовать? Что вы имеете в виду под засланными торпедами?» – зачитывал председательствующий в четверг записки, переданные членами коллегии. Интервью, о котором идет речь, Барановский дал в минувшую субботу в блоге ЖЖ-юзера bb-mos, заявив, что наличие «засланных» в присяжных в коллегии по делу Тихонова и Хасис – «это медицинский факт».

– Ничего я не намеревался публиковать и лично никого из присяжных не знаю. Торпеды – это заведомо ангажированные присяжные. Впечатление, что они есть, сложилось у меня из публикаций в СМИ – в частности, в «Новой газете», – и из бесед с журналистами, – заявил суду Барановский, на чем его допрос завершился.

Представители потерпевших и обвинение уверены, что показания свидетеля не соответствуют действительности. Ранее прокурор Локтионов прямо в процессе обвинил Барановского во лжи.

Если вердикт присяжных будет обвинительным, его показания могут стать предметом для нового уголовного разбирательства.

«Если присяжные, в частности, признают виновной Хасис, отвергнув факт наличия у нее алиби, это будет означать, что показания Барановского не подтверждаются решением суда. А это уже может вызвать интерес органов предварительного следствия, которые должны установить, был ли в его действиях умысел на совершение преступления», – сказал «Газете.Ru» адвокат Карпинский по окончании заседания.

Дата следующего слушания – 11 апреля, понедельник. Как сообщил в суде адвокат Тихонова Александр Васильев, защите потребуется еще два дня на представление доказательств. Затем, как ожидается, выступит подсудимая Хасис, которую до сих пор еще не допрашивали в суде. В ходе следствия она не давала никаких показаний, сославшись на статью 51 Конституции.

По сообщению сайта Газета.ru