Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Т.Мадылбай: За что 1-й секретарь ЦК КП Киргизии Турдакун Усубалиев устроил гонения на историка Саула Абрамзона?

Дата: 08 апреля 2011 в 12:21

CA-NEWS (KG) — Караханидский период в истории Кыргызстана (продолжение)

Прежде, чем продолжить историю караханидов, нам следует уяснить для себя один вопрос: За что 1-й секретарь ЦК КП Киргизии Турдакун Усубалиев устроил гонения на историка Саула Абрамзона?

Для ответа приведу отрывок из статьи академика АН Киргизской ССР С.Т.Табышалиева «Неутомимый исследователь»:

«Итогом многолетних исследований истории и этнографии киргизского народа стала упомянутая фундаментальная монография «Киргизы и их этногенетические и историко-культурные связи», вышедшая в 1971 г. Ранее, 28 мая 1968 г., на базе этого исследования С.М.Абрамзон успешно защитил докторскую диссертацию.

После выхода книги в свет за сравнительно короткое время на страницах общественных и республиканских периодических изданий монография получила ряд положительных отзывов и была оценена научной общественностью как крупный вклад в изучение этнографии тюркских народов. К примеру, доктор исторических наук Р.Г.Кузеев в своем отзыве на эту работу отмечал: «По широте охвата темы, тщательной разработанности огромного круга этнографических источников, оригинальности и доказательности выводов книга С.М.Абрамзона, безусловно, принадлежит к числу ценнейших тюркологических работ». С.М.Абрамзон получил ряд писем от видных советских и зарубежных ученых, деятелей культуры, одобряющих его труд. Среди них академик АН СССР А.П.Окладников, академик АН Киргизской ССР К.К.Юдахин, д.и.н. К.У.Усенбаев, известный венгерский тюрколог, профессор Ю.Немет, писатель Ч.Айтматов и др.

Однако на фоне всей этой совокупности положительных отзывов о книге диссонансом прозвучала рецензия группы историков Киргизии — академика АН Киргизской ССР С.И.Ильясова, члена-корреспондента АН Киргизской ССР А.Г.Зимы, кандидата исторических наук К.К.Орозалиева — «Оценивать прошлое с партийных позиций (о некоторых ошибках в освещении истории и этнографии киргизского народа)», опубликованная в газете «Советская Киргизия» 28 февраля 1973 г. (почти через два года после появления книги). Вскоре после этого книга С.М.Абрамзона была раскритикована на республиканском партийном активе, где тогдашний первый секретарь ЦК КП Киргизии Т.У.Усубалиев обвинил автора в идейно-политических и методологических ошибках. Таким образом, итог многолетних исследований талантливого этнографа — монография оказалась в опале, а сам автор вместо почета и общественного признания (хотя в научном мире он был общепризнанным киргизоведом) со стороны народа, изучению истории и культуры которого посвятил всю жизнь, со стороны республики, в культурном строительстве которой с молодого возраста принимал самое активное участие, встретил дружное молчание.

Переписка С.М.Абрамзона со своими учениками, с коллегами в республике, с которыми поддерживал добрые отношения, полны драматизма. С разрешения владельцев приведем несколько выдержек из его писем, которые наглядно свидетельствуют о положении ученого в последние годы жизни. С.М.Абрамзон с болью в сердце и страданием писал: «...факт такого пренебрежения к одному из старейших киргизоведов со стороны руководящих органов Киргизии не имеет прецедента. Я воспринял это, и не мог воспринять иначе, как смертельное оскорбление, как издевку над всеми своими трудами, направленными на развитие киргизской культуры», и далее — там же: «самое главное в том, что многолетний труд не нашел в Киргизии подлинного общественного признания. Согласитесь сами, что не так просто пережить эту тяжелую травму. Хуже всего, однако, то, что «подсудимому» остается неизвестным то, в чем его «обвиняют»... в чем же дело?»

Из писем киргизскому этнографу, своей ученице Т.Дж.Баялиевой: «...и Вы оказались бессильны противостоять этой трудно объяснимой истории, поднявшейся вокруг моей книги. При сложившейся ситуации у меня не оставалось никакого другого выхода, кроме принятия решения о полном разрыве каких бы то ни было связей с Киргизией, и прежде всего с АН Киргизской ССР. Те, кто был в этом по тем или иным причинам заинтересован, сделали все необходимое, чтобы выбросить меня и мои труды как ненужный хлам на свалку! Но дело не только во мне, хотя я, как мне казалось, заслуживал совершенно противоположного отношения..., а в том, что «деятели» исторической науки в Киргизии поставили и самих себя, и науку в нелепое, смешное положение, в положение изоляции (здесь и далее подчеркнуто самим С.М.Абрамзоном — С. Т.) Каждый, кто прочтет рецензию в СК. (Сов. Киргизия — С. Т.) от 28.11 и рецензии в «Советской этнографии», в «Известиях АН Казахской ССР», в «Общественных науках в Узбекистане», в «Советской тюркологии» поймет, на чьей стороне истина, и на каких антиисторических позициях оказались лица, носящие титулы и звания, но оказавшиеся несостоятельными в оценке труда, для суждения о котором они не обладают необходимой компетенцией...»

Что же послужило причиной негативного отношения к труду С.М.Абрамзона со стороны крупных историков Киргизии (заметим, что все-таки была одна положительная рецензия Д.Айтмамбетова), а также тогдашнего руководства республики? Вряд ли мы так скоро узнали бы всю эту трагическую историю, если бы не подул свежий ветер перемен в нашей стране, начатый апрельским (1985 г.) Пленумом ЦК КПСС. Именно перестройка, гласность открыли путь к самоочищению от всего наносного, вредного, что накопилось за годы культа личности и застоя. Ставятся точки над i по многим вопросам, в большинстве случаев добро торжествует над злом. Нам кажется, что должна быть поставлена окончательная точка и в отношении научного творчества С.М.Абрамзона вообще и в отношении его крупных монографий — «Очерк культуры киргизского народа» и «Киргизы и их этногенетические и историко-культурные связи» в частности.

История эта имеет начало еще с 1947г. В 1946 г. вышла первая монография С.М.Абрамзона «Очерк культуры киргизского народа» — первая попытка дать картину развития культуры киргизского народа с конца XIX века до 40-х годов XX в. Она была заметным явлением в культурной и научной жизни республики того времени и была встречена общественностью очень тепло. Однако через год, 14 октября 1947 года в газете «Сов. Киргизия» (все та же газета) появилась статья тогдашнего секретаря ЦК КП (б) Киргизии по пропаганде К.Орозалиева (и тот же автор) под названием «Очередные задачи в развитии исторической науки и литературоведения в Киргизии», в которой хотя и отмечаются положительные стороны монографии, однако в основном она содержит негативный характер. По его мнению, С.М.Абрамзон неправильно оценивает факт присоединения киргизского народа к Российской империи, якобы не показывает главного положительного момента этого исторического события — сближения с революционным русским народом, умалчивает о роли партии, Советов, ошибочны оценки акынов — «заманистов», а также Токтогула и Тоголок Молдо и т.д. и т.п. Конечно, нельзя сказать, что «Очерк»... лишен недостатков, упущений, ошибочных суждений. Но перечисленные претензии автора статьи носят, скорее всего, дискуссионный характер, нежели ошибочный. Сложность и неоднозначность исторического процесса после присоединения Киргизии к России и до 1917 года и сегодня вызывают жаркие дискуссии среди историков. А что касается творчества акынов — «заманистов» Калыгула, Арстанбека и Молдо Кылыча, то это культурное наследие пересматривается под новым углом зрения. Есть первые положительные результаты: постановлением Бюро ЦК КП Киргизии от 4 января 1989 года реабилитирован Молдо Кылыч Шамыркан уулу, выдающийся акын-письменник и рекомендовано всестороннее исследование его творчества.

Теперь о рецензии на вторую книгу С.М.Абрамзона.

Основные замечания авторов рецензии заключаются в том, что, по их мнению, С.М.Абрамзоном допущены «серьезные идейно-политические ошибки», которые снижают научный и воспитательный уровень работы. «Наряду с правильными суждениями и выводами,— пишут они,— в книге есть явно ошибочные суждения». С.М.Абрамзона обвиняют в том, что он в данной монографии «игнорирует те колоссальные изменения в этнографическом облике киргизов, которые произошли за годы советской власти», «преувеличивает роль родоплеменных пережитков в современной жизни киргизов», что он «пошел по ложному пути дробления киргизского народа на многочисленные ветки самых различных родов и племен», и делают из этого вывод, что «такого рода публикации явно не способствуют монолитности киргизской нации, укреплению дружбы между нациями».

Вскоре после появления рецензии была создана комиссия Института этнографии АН СССР по рассмотрению книги С.М.Абрамзона, которая состояла из крупных и компетентных специалистов по истории и этнографии народов Средней Азии и Казахстана. Комиссия, внимательно рассмотрев все положения книги по критическим замечаниям, дала заключение. Ниже приведем общие выводы комиссии с некоторыми сокращениями.

1. Книга С.М.Абрамзона, представляющая собой капитальный труд, итог многолетних изысканий одного из виднейших этнографов нашей страны, написана на высоком научно-теоретическом уровне. Ее отличает последовательное соблюдение принципов историзма. Этнографические явления изучаются автором в тесной связи с социально-экономическими факторами, составляющими основу общественного развития.

Мы вполне согласны с теми многими историками, археологами, этнографами и филологами, которые высоко оценивают значение книги С.М.Абрамзона и отмечают в своих отзывах, что она является крупным вкладом в изучении этнической истории и истории формирования культуры не только киргизского, но и целого ряда других тюркских народов.

2. Комиссия считает научно необоснованной ту часть критических замечаний авторов рецензии, которая связана с проблемами этнической истории киргизского народа…

3. На современном этапе всестороннего развития киргизской социалистической нации вряд ли уместно предполагать возможность отрицательного идеологического влияния научных изысканий в области этнической истории и изучения в связи с этим уже давно ушедших в прошлое архаических реликтов родоплеменных структур. Авторы рецензии в своих высказываниях по этому поводу, на наш взгляд, чрезмерно преувеличивают значение и место остатков родоплеменных традиций в этническом самосознании современного образованного, культурного населения социалистической Киргизии.

4. Комиссия считает, что книга С.М.Абрамзона содержит также и ряд недостатков; часть критических замечаний рецензентов следует признать справедливым.

5. Комиссия считает, что в рассматриваемой рецензии справедливо уделено определенное место положительным суждениям о книге С.М.Абрамзона. В ней имеется также ряд правильных критических замечаний. Однако наряду с этим весьма заметна и склонность рецензентов к преувеличению отдельных, даже несущественных недостатков, допущенных автором явных редакционных погрешностей; в рецензии, как было показано, наблюдаются случаи критики фраз, вырванных из контекста, что искажает смысл и значение высказываемых автором мыслей и формулировок.

6. Комиссия считает совершенно неправильным заглавие, заведомо дискредитирующее автора, приписывающее ему без должных оснований для этого, отступление от партийных позиций в оценке исторического прошлого.

7. Научно-политическая направленность книги С.М.Абрамзона не только не противоречит задачам воспитания интернационализма, а напротив, может быть широко использована в этих целях. Выявленные автором книги многовековые этногенетические и историко-культурные связи киргизов с целым рядом соседних народов свидетельствуют и о глубоких исторических корнях тех черт общности, которые (наряду с национально особенным) наблюдаются в культуре, быту, языке, народном искусстве у киргизов с алтайцами и тувинцами, казахами, каракалпаками, узбеками и другими народами братских республик Советского Востока. Эти вновь открытые автором книги исторические факты должны послужить ценным материалом для пропаганды в Киргизии и других республиках Средней Азии идей дружбы народов.

Однако это заключение комиссии нигде не было опубликовано, и с его выводами широкая общественность была не ознакомлена. Причиной тому тогдашняя обстановка в общественно-политической жизни страны, когда начисто отрицался плюрализм мнений, практиковалась односторонняя критика, совершенно не допускалась критика официальной политики.

В это тяжелое для С.М.Абрамзона время нашлись люди, которые поддерживали его, высказывали слова благодарности за его труд. В его личном архиве хранится письмо писателя Чингиза Айтматова. Приведем его полностью: «Уважаемый Саул Матвеевич! Еще до того, как Вы прислали мне свою книгу «Киргизы», я ее приобрел и прочитал, отложив все остальные дела. Для меня было приятной неожиданностью получить вслед за этим такую же книгу с Вашей дарственной подписью.

Прежде всего, извините за то, что я так долго отвечал на Ваше письмо. Все собирался, а время шло...

Саул Матвеевич, я глубоко убежден, что Ваша книга имеет для нас, современных киргизов, большое научное и культурное значение. Лично я Вам благодарен и признателен за этот отличный труд — я обнаружил в нём для себя много познавательных вещей...

Что касается статьи в «Сов. Киргизии», то, я думаю, она нисколько не умалит значение Вашего труда. Бог с ней... Не огорчайтесь…

Чингиз Айтматов. 10.03.73 г.»

Близко знавшие С.М.Абрамзона люди утверждают, что он был очень тронут вниманием всемирно известного писателя Ч.Айтматова.

Виднейший ученый этнограф, тюрколог, один из крупных киргизоведов, внесший большой вклад в изучение истории и, культуры киргизского народа Саул Матвеевич Абрамзон ушел из жизни в расцвете творческих сил, так и не дождавшись официального общественного признания своих заслуг на поприще культурного строительства Киргизии...»

Чем же не угодил Саул Матвеевич Турдакуну-ака? За что тот устроил ему гонения? Что за «серьезные идейно-политические ошибки» совершил Саул Матвеевич? Почему рецензенты (правильнее было бы назвать их оппонентами, а то и противниками известного этнографа и историка) написали, что «наряду с правильными суждениями и выводами в книге есть явно ошибочные суждения». Почему С.М.Абрамзона обвинили в том, что он в своей монографии «игнорирует те колоссальные изменения в этнографическом облике киргизов, которые произошли за годы Советской власти», «преувеличивает роль родоплеменных пережитков в современной жизни киргизов», что он «пошел по ложному пути дробления киргизского народа на многочисленные ветки самых различных родов и племен», и сделали из этого вывод, что «такого рода публикации явно не способствуют монолитности киргизской нации, укреплению дружбы между нациями»?

Да нет здесь никакой идейно-политической ошибки, и игнорирования нет, и дробления нет. Тогда в чем же все-таки дело?

А ответ здесь прост. Турдакуну-ака не понравилось следующее место в исследовании Саула Абрамзона:

«С гипотезой А.Н.Бернштама очень близко смыкается другое направление, которое признает, что киргизы с самых древних времен непрерывно проживали в горах Тянь-Шаня и Памиро-Алая. На этой точке зрения стояли такие исследователи XIX в., как Н.Я.Бичурин, Ч.Ч.Валиханов, Н.А.Аристов. В последнее время взгляды Ч.Ч.Валиханова по этому вопросу широко развил и обосновал А.X.Маргулан. Из ряда соображений, высказанных Ч.Ч.Валихаиовым, А.X.Маргулан сделал вывод, что центр киргизского политического союза в IX-X вв. находился в районе г.Урумчи и к северу от Турфана... Утверждение о том, что основное ядро киргизов находилось с древнейших времен на современной территории Киргизстана, поддерживал А.Хасанов и некоторые другие участники упомянутой научной сессии по этногенезу киргизского народа».

Это означало, что средневековый Кашгар именно в период расцвета Караханидского государства был центром кыргызского политического союза. Следовательно, словно карточный домик распадаются все доводы о том, что основным ядром среди караханидов были уйгуры. Их-то как раз в то время и не было еще в Восточном Туркестане. Да и на карте у Махмуда Барсгани (Кашгари) уйгуры обитали где-то на востоке от Караханидского государства, тогда как Кашгар находился на юге от него. Вот что не понравилось Турдакуну-ака в исследовании Саула Матвеевича, и вот почему он устроил травлю этнографа, о которой повествует академик С.Т.Табышалиев.

Ну, об остальных событиях и людях периода Караханидского государства мы, даст бог, поговорим в следующий раз. А пока всего хорошего.

По сообщению сайта Центральноазиатская новостная служба