Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Куда курс держим?

Дата: 08 апреля 2011 в 16:31

Эксперты Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) пришли к оптимистичному выводу: восстановление экономики стран G7 становится устойчивым.

Но, оговариваются в ОЭСР, данный процесс (устойчивого восстановления) находится под угрозой, и угроза эта – ускорение темпов роста потребительских цен. «Центробанкам некоторых государств придется бороться с риском того, что инфляционные ожидания могут выйти из-под контроля», – говорится в заявлении ОЭСР от 5 апреля (цитаты по Bloomberg).

В Казахстане высокая инфляция – уже не риск, а факт. С начала года, по данным статагентства, она составила 3,7% (январь – 1,7; февраль – 1,5; март – 0,5), в годовом выражении март к марту – 8,6%. Наш Центробанк (в арсенале которого, в отличие от правительства, только монетарные рычаги) вроде бы поступает логично: с учетом высоких мировых цен на экспортируемое Казахстаном сырье начинает плавно укреплять нацвалюту. При этом импорт теоретически должен дешеветь, инфляция – падать.

У правительства гораздо больше рычагов для снижения потребительских цен, чем у Нацбанка. Коммунальные тарифы утверждает АРЕМ, цены на бензин регулирует Миннефти и газа, справедливое ценообразование на продтовары (путем устранения легиона посредников, расширения торговой инфраструктуры, разоблачения картельных сговоров, недопущения установления сверхмаржи участниками рынка) должны обеспечивать Минторговли и АЗК. Однако вместо всего этого премьер пеняет Нацбанку: дескать, тот «чрезмерно укрепляет тенге и это сказывается на нашей конкурентоспособности, вам нельзя нацвалюту дальше укреплять, ее нужно держать на таком уровне и в другую сторону не двигать» (цитата от 16 февраля по Интерфаксу).

О чьей конкурентоспособности печется г-н Масимов? Сырьевиков-экспортеров. Есть ли здесь его личный интерес? Не факт, просто чем дешевле тенге, тем больше денег (в пересчете на нацвалюту) получит бюджет от продажи сырья за доллары. Будут лишние деньги – будут повышены зарплаты бюджетникам, пенсии, пособия, тем самым правительство выполнит свою социальную миссию. Но вслед за этим происходит удивительное явление – в стране начинают расти потребительские цены, и инфляция съедает почти всю надбавку, дарованную властями гражданам. Такой вот заколдованный круг (кстати, о том, как чиновники могли бы реально помочь экспортерам, см. статью на этой же полосе).

Это Китаю целесообразно держать заниженный курс юаня (что он и делает, за что постоянно подвергается жесткой критике со стороны ведущих держав-конкурентов) – Поднебесная снабжает планету товарами с высокой добавленной стоимостью, и при слабом юане эти товары в пересчете на доллары стоят на мировом рынке дешевле. Мы, увы, не Китай: почти всё, что мы едим, и практически всё, во что мы одеваемся (не говоря уже о технологичной продукции), – это импорт, и при слабом тенге – дорогой импорт.

За 20 лет суверенитета руководство Казахстана не смогло снять страну с «сырьевой иглы», занимаясь, по большому счету, только перераспределением природной ренты. Насколько экономически грамотным и социально справедливым было (и является) это перераспределение – давайте сравним, например, с Норвегией. А ведь наши недра богаты не только углеводородами – там почти вся таблица Менделеева. При этом экспортной пошлиной обложены почему-то одни лишь нефтяники – представителей горно-металлургического комплекса государство пощадило и логику этого решения не пояснило.

Сейчас наша власть, как она сама заявляет, всерьез вознамерилась диверсифицировать экономику через программу ФИИР. Любой казахстанец заинтересован в том, чтобы эти амбициозные планы успешно реализовались. Но, во-первых, привлечь инвестиции в ненефтяной сектор само по себе не так-то просто. Как вариант: можно перенести часть налоговой нагрузки с проектов глубокой переработки, запускаемых в рамках ФИИР, на сырьевые предприятия первого-второго переделов. Допустим, ввести экспортную пошлину на металлы, чтобы они не вывозились из страны, а перерабатывались здесь до готовых изделий с высокой добавленной стоимостью. Хочешь экспортировать базовый металл – плати пошлину, не хочешь платить пошлину – перерабатывай сам или продай инвестору, готовому перерабатывать, причем цена продажи металла внутри страны будет ниже экспортной цены на размер пошлины. Во-вторых, потребуется масштабный закуп за рубежом машин и оборудования – но при слабом (причем искусственно слабом) тенге денег на это уйдет больше, окупаемость проектов растянется. В-третьих, высокая инфляция порождает высокие банковские ставки по кредитам, и наоборот – и вот это «наоборот» для Казахстана крайне актуально, ибо реализовывать ФИИР исключительно за счет внешних займов чревато серьезными рисками, да и без всякой привязки к ФИИР наша экономика и наш бизнес сильно нуждаются в кредитах местных банков по щадящим ставкам.

А закончить хочется свежим заявлением вице-премьера – министра финансов РФ Алексея Кудрина, поскольку наши болевые места до боли схожи с соседскими. «Мы в России еще недостаточно нацелили экономику на низкую инфляцию, – сказал г-н Кудрин на конференции Высшей школы экономики в Москве 5 апреля (цитата по Интерфаксу). – Инфляция не только негативно влияет на справедливое ценообразование, на распределение усилий и вознаграждения за них, но и съедает стоимость активов, зарплату, несправедливо перераспределяет ВВП между отраслями. Пока по инфляции мы работаем не в первой лиге, и даже не во второй». Вот такие они – гримасы инфляции.

№11-08.04.2011


Вы можете прокомментировать эту статью.

По сообщению сайта Бизнес & Власть