Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Предмет и система современного гражданского права Украины /Н. Кузнецова, профессор кафедры гражданского права Киевского национального университета им. Тараса Шевченко, академик Национальной академии правовых наук Украины, заслуженный деятель науки и техники Украины, доктор юридических наук (Украина)/

Дата: 08 апреля 2011 в 17:41 Категория: Новости науки

Предмет и система современного гражданского права Украины

 

Профессор кафедры гражданского права Киевского национального университета им. Тараса Шевченко, академик Национальной академии правовых наук Украины, заслуженный деятель науки и техники Украины, доктор юридических наук (Украина) Н. Кузнецова на конференции «Предмет, метод и система гражданского права» высказала свою точку зрения по поводу рассмотрения современного гражданского права.

 

Тема, избранная для нынешней конференции, весьма уместна и своевременна. Во всех странах СНГ с различной степенью успеха завершена кодификация. В Российской Федерации эффективно реализуется Концепция реформирования гражданского законодательства. И вне всяких сомнений, что сейчас наступило время для того, чтобы рассмотреть предмет современного гражданского права, осмыслить его методологические основы в контексте принципиально новых подходов к регулированию гражданско-правовых отношений – с позиций гражданского общества и рыночной экономики.

В этом плане мне очень импонирует позиция В.Ф. Яковлева, который призвал нас не забывать, что методология гражданского права – это то, на чем оно формируется и держится. Это фундамент гражданского права.

Нам и сегодня интересны дискуссии по этому вопросу, которые особенно обострялись в период проведения кодификационных работ. Как правило, принятие гражданских кодексов не устраняет, а лишь изменяет направленность этих дискуссий.

Вот и на нынешнем этапе, завершив кодификацию, сформировав новое гражданское законодательство на территории бывшего Союза ССР, не имея пока еще полноценного опыта применения нового ГК, мы должны ответить прежде всего на несколько вопросов:

— что собой представляет современное гражданское право;

— можем ли мы, абстрагируясь от сегодняшних реалий (экономических, политических, социальных), опираться на социалистическую доктрину периода кодификации гражданского законодательства 60-х годов прошлого столетия;

— можно ли без каких-либо уточнений и оговорок воспользоваться дореволюционной доктриной гражданского права?

При всей ясности поставленных вопросов, ответы на них дать довольно непросто. Необходимо как можно точнее понять содержание современных гражданско-правовых конструкций, глубже проникнуть в их правовую природу, полнее и объемнее увидеть их регулятивный потенциал.

Думается, наступил (или, по крайней мере, наступает) звездный час цивилистики, когда не только мы – те, которые посвятили ей свою жизнь, но и в целом юридическое сообщество – пытаемся выяснить, что есть предметом гражданского права, и что является первичным в процессе правового регулирования и формирования системных правовых образований – предмет или метод. Пока мы не нашли точку опоры в выяснении и решении этого вопроса. Пока мы теряемся в попытке дать на него точный ответ.

Считаю, что сама постановка вопроса: что главнее – предмет или метод – в своей основе содержит ошибку. Безусловно, выявляя критерии разграничения системных нормативно-правовых образований, которые мы традиционно именуем отраслями права, для нас очень важна та область общественных отношений, которые подпадают под воздействие соответствующих правовых предписаний (норм права).

Да, предмет правового регулирования не есть право. В таком смысле и метод правового регулирования также не есть право. Однако мы можем выявить однородные правовые массивы не иначе, как через призму предмета и метода правового регулирования.

Нисколько не умаляя значимость предмета (т.е. тех общественных отношений, которые входят в область правового регулирования), мы, тем не менее, всегда должны помнить, что именно метод выступает тем средством (механизмом), с помощью которого мы осуществляем поиск общественных отношений, охватываемых предметом гражданского права. В этом смысле метод выступает своеобразным «индикатором цивилистичности». Однако этим он не исчерпывает свою роль в процессе правового регулирования. Он «проявляется» в гражданско-правовых отношениях посредством выявления в них частноправового содержания. В то же время общественные отношения, приобретая правовую форму гражданско-правовых, несут на себе характерные черты метода, свойственного именно гражданскому праву: юридическое равенство участников, диспозитивность формирования прав и обязанностей, организационную и имущественную автономию и другие. Таким образом, возникает вопрос: признак юридического равенства субъектов – это признак, характерный только для метода гражданско-правового регулирования или он имманентно присущ и предмету?! Вполне очевидно, что с этой проблемой необходимо разбираться более детально, опираясь не только на цивилистическую доктрину, но и на практику применения гражданского законодательства.

Мы справедливо реанимировали, вернувшись к истокам нашей правовой доктрины, деление права на публичное и частное. В этой связи, двигаясь вперед, мы пытаемся методично вычленять частноправовые начала нашего бытия и вводить их под «купол» гражданского права. Однако и здесь мы встречаемся с объективно существующими трудностями – ведь мы не можем представить себе частное право в «стерильном виде», т.е. полностью отделенное от каких-либо публично-правовых включений (в виде отдельных норм, блоков, а возможно, и институтов).

Известный цивилист Ладо Чантурия справедливо отмечает, что «несмотря на то, что юридическая наука единогласно признает деление права на частное и публичное, мы не должны представлять их как изолированные друг от друга и строго разграниченные явления. Подобный разрыв практически невозможен. Особенно это проявляется при исследовании современного права, поскольку частные и общественные интересы и отношения тесно переплетаются друг с другом» /Чантурия Л. О частном и публичном в гражданском праве: некоторые аспекты кодификации гражданского права. Гражданское право в системе права. Алматы, 2007. С. 56/.

В.Ф. Яковлев в своих работах неоднократно обращал внимание на то, что сами гарантии осуществления гражданских прав устанавливаются с помощью норм публичного права, поскольку они связаны с применением принуждения.

Вопрос о принуждении в гражданском праве обуславливает необходимость привлечения тех публично-правовых механизмов, которые обеспечивают нормальное функционирование субъективных гражданских прав.

Анализируя состав предмета современного гражданского права, мы отмечаем в его динамике безусловные тенденции к расширению.

Прежде всего это можно проиллюстрировать на примере корпоративных отношений. Регулирование этих отношений осуществляется не только нормами частного (прежде всего гражданского) права, но также и нормами публичного права. Это обусловлено необходимостью гарантировать и обеспечить надлежащую защиту интересов миноритарных акционеров (или, как иначе говорят, «массового инвестора»). Именно с этой целью устанавливаются различные ограничения и особая регламентация при реализации корпоративных отношений. Однако и эти ограничения, и особенности правовой регламентации не изменяют частноправовую природу самих корпоративных отношений. Cегодня российские коллеги, реформируя своё гражданское законодательство, дают определение корпоративных отношений как часть предмета гражданско-правового регулирования.

Гражданское право нынешнего периода не может оставаться таким, каким оно было в 60-е годы прошлого столетия. Жизнь стала другой, велением времени стало принятие новых гражданских кодексов. Можно ли сегодня себе представить фондовый рынок, развивающийся в представлениях о том, что ценная бумага – это обязательный документ, фиксирующий имущественное право, которое можно реализовать не иначе, как путём предъявления ценной бумаги. В современных условиях практически весь оборот ценных бумаг осуществляется в бездокументарной форме, и мало кого удивляет формулировка «запись на счёте». Можно говорить о реанимации вексельного оборота, в связи с чем заслуживают особого внимания вексельные сделки и другие гражданско-правовые аспекты вексельных правоотношений.

Говоря о расширении предмета гражданского права, нельзя не упомянуть о личных неимущественных отношениях. Если в идеологии российского ГК по-прежнему остаётся только охрана личных неимущественных отношений, не связанных с имущественными, то в ГК Украины (ст. 1 ГК, гл. 20-22) предусматривается регулирование этих отношений.

Такие разные подходы в конечном счёте позволят, сравнивая позитивный и негативный опыт, определить меру «разумной достаточности» в решении этой проблемы, уже более полувека привлекающей внимание цивилистов.

По-новому сегодня выглядит вопрос о системе права и о месте в этой системе гражданского права. Признание целесообразности восстановления деления права на частное и публичное до настоящего времени не поколебало традиций предшествующего периода в формировании различных отраслей. Причем кроме фундаментальных отраслей права, существования которых никто не отрицает (конституционное, гражданское, административное, уголовное, процессуальное, трудовое), процесс «вычленения» новых правовых массивов в самостоятельные отрасли права приобрел, по нашему мнению, неконтролируемый характер… Космическое, энергетическое, инвестиционное, инновационное – этот перечень можно еще долго продолжать.

В нашей литературе по этому вопросу отмечается, что «появились отрасли права с полиэлементными методами правового регулирования. В результате стала утрачиваться сама возможность конструирования в системе права однотипных отраслей права» /Мозолин В.П. Система российского права. В кн.: Современная доктрина и гражданское законодательство. М., 2008. С. 10/.

Если признать, что наряду с отраслями права (ветвями права), которым присущ единый метод правового регулирования соответствующих групп общественных отношений, возникают нормативно-правовые образования комплексного характера (или полиметодного типа), необходимо дать ответ на вопрос, что представляют собой эти комплексные нормативно-правовые образования, и как они формируются.

Вполне очевидным является то, что собственной основы у таких образований нет и быть не может в силу того, что правовые нормы, их составляющие, были отобраны, извлечены из фундаментальных отраслей права (гражданского, административного, возможно, процессуального). Вполне закономерным представляется вопрос, продолжают ли в такой ситуации эти «отобранные» нормы оставаться в качестве работающих регулятивных механизмов в этих фундаментальных отраслях? Если ответ будет утвердительным, тогда что представляет собой это комплексное образование, являющееся, безусловно, производным, вторичным по отношению к фундаментальным отраслям права.

Признание целесообразности выделения и существования таких вторичных комплексных нормативных образований не освобождает от необходимости установить пределы «дробления» предмета правового регулирования, чтобы не скатиться по весьма образной и яркой терминологии Е.А. Суханова к созданию «банно-прачечного и бакалейно-гастрономического права».

В Украине этот процесс уже начат принятием Хозяйственного кодекса Украины. Можно это расценивать как некоторое поражение цивилистов. Но только в некоторой мере. Поскольку в целом для Гражданского кодекса Украины определён статус нормативного акта общего характера, который, безусловно, субсидиарно применяется к отношениям, не урегулированным Хозяйственным кодексом. Как видим, точка в этом противостоянии еще не поставлена.

В завершение хочется присоединиться к словам В.Ф. Яковлева о том, что мы должны продолжать движение вперед, максимально сохраняя наши цивилистические традиции. В этом поступательном движении нельзя останавливаться, нельзя зацикливаться на старых догмах, которые сегодня явно противоречат новым реальным общественным отношениям. Мы должны понять, что нам дан шанс почувствовать новое гражданское право, более динамичное. Можем упустить этот шанс, если останемся в плену старых конструкций, уже давно сдерживающих эту мощь подлинного гражданского права.

 

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz