Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Юриспруденция как область программирования /В. Малин/

Дата: 08 апреля 2011 в 17:41

ЮРИСПРУДЕНЦИЯ

КАК ОБЛАСТЬ ПРОГРАММИРОВАНИЯ

 

Автор статьи патентный поверенный РФ В. Малин рассматривает возможные принципиальные подходы в части создания непротиворечивого и полного законодательства с позиций теории и практики программирования. Анализ сопровождается примерами из российского законодательства в области интеллектуальной собственности, призванного сыграть значительную роль в правовом обеспечении перевода страны на инновационный путь развития.

 

Российская Федерация вступила в период кардинального обновления всех областей общественной жизни, который должен привести к серьезному переустройству государственного управления, институтов гражданского общества, экономики, политики, культуры, науки, образования, социальной сферы. Главным итогом преобразований должно явиться качественное изменение жизни российского народа, его сохранение и возрождение, возрастание духовно-нравственного, экономического и политического лидерства России. Этот период начался со вступления в должность Президента РФ В. Путина. Есть все основания полагать, что в случае избрания Президентом РФ Д. Медведева и вступлением в должность председателя Правительства РФ В. Путина названные преобразования продолжатся и дадут соответствующие результаты. Программные выступления Президента РФ В. Путина на расширенном заседании Госсовета 08.02.2008 г. и первого заместителя председателя Правительства РФ, кандидата в Президенты РФ Д. Медведева на экономическом форуме в Красноярске 15.02.2008 г. в полной мере подтверждают высказанное предположение.

Важно отметить, что первый заместитель председателя Правительства РФ, кандидат в Президенты РФ Д. Медведев в качестве первоочередной задачи на предстоящий период развития России в 2008-2012 годах в своем выступлении в Красноярске назвал значительное улучшение законодательства РФ, признав его недостаточное нынешнее качество.

 

Родство юриспруденции и программирования

 

Родство юриспруденции как области деятельности, связанной с созданием (законотворчество) и использованием (правоприменение) системы законодательства, с программированием как областью деятельности, связанной с созданием и использованием программ для ЭВМ, становится очевидным уже из сравнения определений этих понятий, опирающихся, соответственно, на другие базовые понятия – право и программа. Сопоставим эти основные для рассматриваемой темы понятия по определениям, взятым из различных специализированных словарей.

Юриспруденция (лат. jurisprudentia) – правоведение, совокупность научной и практической деятельности юристов /1/. Юриспруденция – правоведение, совокупность наук о праве, его практическом применении /2/. Юриспруденция – совокупность наук о праве, деятельность юристов, судебных органов /3/. Юриспруденция – наука о праве. Право – есть совокупность правил (норм), определяющих обязательные взаимные отношения людей в обществе /4/.

Программирование (англ. programming): 1) совокупность процессов, связанных с разработкой программ и их реализацией. В широком смысле к указанным процессам относят все технические операции необходимые для создания программ, включая анализ требований, все стадии разработки, а также реализации в виде готового программного продукта. В узком смысле под программированием часто понимают только процессы выбора структуры, кодирования и тестирования программ; 2) то же, что программирование математическое, т.е. относящееся к разделу прикладной математики, исследующей проблемы оптимизации решения различных задач человеческой деятельности (в том числе – управления, проектирования, планирования и т.п.). Программа (англ. program, routine): 1) последовательность операций, в том числе нескольких параллельных, выполняемых ЭВМ для достижения поставленной цели или задачи; 2) описание на языке программирования или в машинном коде действий, которые должна выполнить ЭВМ в соответствии с алгоритмом решения конкретной задачи или группы задач (синоним – машинная программа); 3) упорядоченная последовательность команд, подлежащих обработке /5/.

Родство приведенных выше понятий становится еще более очевидным, если принять во внимание, что подобно тому, как законодательство определяет предписания, обязательные для исполнения субъектами права и последствия, наступающие в случае неисполнения установленных предписаний, программа содержит команды, подлежащие выполнению на ЭВМ, предусматривая также и последствия, связанные с невозможностью исполнения команд.

Кроме того, и юриспруденция, и программирование основаны на использовании законов формальной логики – науки об общих структурах и законах правильного мышления, образования и сочетания понятий и высказываний, о правилах умозаключений независимо от конкретного содержания /6/. Под формальной логикой понимается также конструирование и исследование правил преобразования высказываний, сохраняющих их истинное значение безотносительно к содержанию входящих в эти высказывания понятий. В современном употреблении формальная логика – синоним символической или математической логики /7/. Наконец, под формальной логикой (термином, введенным в употребление немецким философом И. Кантом) понимается наука, занимающаяся анализом структуры высказываний и доказательств, обращающая основное внимание на форму в отвлечении от содержания /8/. В отношении использования формальной логики юриспруденция и программирование весьма схожи, если абстрагироваться от реального применения плодов деятельности в указанных областях в общественной жизни.

Учитывая указанные черты родства юриспруденции и программирования, любая система законодательства или ее часть может рассматриваться с позиций теории и практики программирования как более или менее сложная система программ. Это, казалось бы, тривиальное утверждение, если принять его истинность, может иметь достаточно серьезные последствия для решения задачи построения непротиворечивого и полного законодательства.

Вместе с тем, с позиций формальной логики и практики применения между юриспруденцией и программированием есть одно существенное отличие. Программы предназначены для ЭВМ и исполняются ЭВМ постольку, поскольку содержат однозначные, непротиворечивые и полные команды (инструкции, предписания) для всех возможных вариантов применения программ. ЭВМ не может исполнить то, что не содержит программа. Исключение составляют самообучающиеся программы, которые имеют свойство настраиваться или самоизменяться в зависимости от условий использования. Такие программы представляют собой элементы искусственного интеллекта, и для целей настоящей статьи не рассматриваются.

Использование же составных частей законодательства осуществляется людьми. Наличие противоречий и неполноты в законодательстве не является принципиальным формальным препятствием для правоприменения, поскольку восполняется в процессе правоприменительной и законотворческой деятельности человека. Кроме того, одним из компенсационных механизмов, частично восстанавливающих неполноту законодательства в правоприменении, является использование закрепленных в законодательстве институтов аналогии закона, аналогии права, разъяснений по различным аспектам правоприменения высших судебных органов, а также судебных прецедентов.

Однако, если степень противоречивости и неполноты законодательства слишком высоки, это может приводить и приводит к таким негативным явлениям как отсутствие единообразия правоприменения в судебной и административной практике, волокита, произвол, коррупция, нарушение законных прав и интересов субъектов права, правовой нигилизм и т.п. В конечном итоге это приводит к затруднению или стагнации общественного развития в стране, использующей столь некачественное законодательство, угрожая в определенной мере национальной безопасности. Учитывая особенности зачастую поспешного формирования системы законодательства РФ в новейшей истории, следует признать, что условия для создания непротиворечивого и полного законодательства отсутствовали, и степень противоречивости и неполноты законодательства реально является критически высокой.

В этой связи представляется целесообразным проанализировать некоторые принципиальные возможности построения непротиворечивого и полного законодательства с использованием подходов, применяемых при создании сложных программных систем.

 

Принципы программирования и юриспруденция

 

Рассмотрим некоторые основные принципы программирования, в том числе построения сложных программных систем, в преломлении к законотворчеству и правоприменению и проиллюстрируем их примерами из части 4 Гражданского кодекса (далее – ГК) РФ, являющейся теперь основным нормативным правовым актом в области интеллектуальной собственности.

1. Иерархичность построения программной системы, подчиненность частей системы главной программе и главной функции (цели).

В системе законодательства это выражается в примате международного права над национальным, в убывании юридической силы нормативных правовых актов и наличии подчиненности в цепи «конституция – конституционные законы – законы – подзаконные акты», а также в цепи «федеральное законодательство – региональное законодательство».

Однако, даже на этом «верхнем» структурном уровне построения системы законодательства не все обстоит благополучно. Одно дело – закрепленное в законодательстве преимущественное действие международного права над национальным, другое дело – последовательная реализация этого принципа в конкретных нормах, в конкретных правовых контекстах. Случаи, когда законодатель упускает из виду этот принцип нередки даже в тех ситуациях, когда такие упущения нельзя оправдать «политической нецелесообразностью» или «неготовностью России» следовать данному принципу в определенной области правоотношений.

Примером подобной ситуации может служить неурегулированность в части 4 ГК РФ вопроса о действии на территории России исключительного права на фирменное наименование, принадлежащее иностранному правообладателю. Согласно пункту 1 статьи 2 Парижской конвенции по охране промышленной собственности (далее – Конвенция) право иностранного лица, находящегося на территории страны-участницы, на фирменное наименование гарантировано на территории любой страны-участницы Конвенции в той же мере, в какой аналогичное право гарантировано лицам, являющимся резидентами каждой из стран-участниц, на территории собственной страны. Как известно, Россия является участницей Конвенции и обязана выполнять требования этого международного правового акта. Однако нормы статьи 1475 ГК РФ определены таким образом, что иностранные лица не могут получить правовую охрану своего фирменного наименования в РФ. Такая ситуация возникла в силу того, что законодатель обусловил предоставление правовой охраны фактом государственной регистрации юридического лица и внесением сведений о юридическом лице в Единый государственный реестр юридических лиц (далее – ЕГРЮЛ), упустив то важное обстоятельство, что иностранные лица не всегда обязаны проходить государственную регистрацию в РФ, и в силу этого обстоятельства сведения о них могут не содержаться в ЕГРЮЛ, хотя право на гарантированную охрану фирменного наименования для таких лиц в РФ должно быть обеспечено. Более подробно этот вопрос рассмотрен в работе А. Старостина /9/. Очевидно, что такое упущение причиняет ущерб не только иностранным юридическим лицам, но и России.

2. Непротиворечивость (совместимость) частей. Проверка на непротиворечивость системе в целом и ее частям новых компонентов в случае расширения системы.

Как известно, законотворческий процесс предполагает, что всякий новый законопроект должен сопровождаться перечнем нормативно-правовых актов, в которые должны быть внесены изменения в связи с принятием предлагаемого законопроекта, а также текстом соответствующих изменений. Правовые управления законодательных органов призваны следить за полнотой и качеством таких изменений. Такой порядок является подобием реализации названного в пункте 2 принципа программирования. Практически важно, в какой степени, насколько последовательно и качественно реализуется этот принцип в законотворческой деятельности. Очевидно, что «послабления» в реализации этого принципа будут приводить в увеличению степени противоречивости законодательства, к необходимости многократного повторного исправления принимаемых и ранее принятых законодательных актов.

3. Единообразие (унификация) выполнения повторяющихся процедур путем использования подпрограмм.

В программировании этот принцип используется очень широко. Без него создание крупных программных систем было бы крайне затруднено.

В этом отношении часть 4 ГК РФ в целом является позитивным примером. Как и подобает кодифицированному закону, часть 4 ГК РФ унифицировала многие нормы, имевшие раньше различия для разных объектов интеллектуальной собственности. Прежде всего это нормы, закрепленные в гл. 69, хотя унификация пронизывает все главы части 4 ГК РФ. И все же принцип унификации реализован недостаточно последовательно.

Вот лишь один из возможных примеров. Гл. 77 ГК РФ посвящена праву использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии. С одной стороны, статья 1543 ГК РФ устанавливает, что правила гл. 77 «применяются к отношениям, связанным с правом на технологию гражданского, военного, специального или двойного назначения, созданную за счет или с привлечением средств федерального бюджета либо бюджетов субъектов Российской Федерации, выделяемых для оплаты работ по государственным контрактам, по другим договорам, для финансирования по сметам доходов и расходов, а также в виде субсидий. Указанные правила не применяются к отношениям, возникающим при создании единой технологии за счет или с привлечением средств федерального бюджета либо бюджетов субъектов Российской Федерации на возмездной основе в форме бюджетного кредита». Таким образом, из существа статьи 1543 следует, что использование средств, привлеченных из федерального или региональных бюджетов на возмездной основе, не позволяет применять правила гл. 77 для создаваемой технологии. Использование других источников финансирования, кроме бюджетных, статья 1543 не предполагает. С другой стороны, из содержания пункта 1 статьи 1549 ГК РФ следует, что права на единую технологию могут принадлежать не только РФ и (или) субъекту РФ, но также и «другим инвесторам проекта», за счет средств которых осуществлялось создание единой технологии. Инвестирование же, по определению, является видом коммерческой деятельности и вследствие этого не может выполняться на безвозмездной основе. Кроме того, отграничивая «других инвесторов проекта» от РФ и субъектов РФ, законодатель указывает, что в проект могут инвестироваться небюджетные средства. Таким образом, сравнение и анализ норм статей 1543 и 1549 ГК РФ показывают отсутствие единообразия в процедуре определения источников финансирования проекта создания единой технологии /10/.

4. Идентичность общих областей и констант.

В программировании под общими областями подразумеваются возможности одновременного доступа к переменным параметрам и константам, которые могут соответственно изменяться и (или) использоваться несколькими подпрограммами данной программной системы, со стороны указанных подпрограмм.

Применительно к законотворчеству этот принцип должен выражаться в идентичности одинаковых понятий и норм, используемых в рамках одного или нескольких нормативных правовых актов. Нарушение этого принципа также может быть проиллюстрировано примером, приведенным в пункте 3, поскольку определение источников финансирования создания единой технологии можно с разных позиций рассматривать и как процедуру, и как некоторую константу закона.

5. Завершенность любого варианта исполнения программы (отсутствие оборванных цепочек предписаний).

Важность этого принципа в программировании очевидна. Несоблюдение этого принципа попросту приведет к невозможности выполнения программы при определенных условиях.

Казалось бы, что отсутствие незаконченных цепочек предписаний также является очевидным принципом построения нормативных правовых актов. Теоретически – да. На практике же нарушение этого принципа встречается слишком часто, приводя, в том числе, к невозможности осуществления продекларированных в законодательстве прав. Нередко встречается ситуация, когда в законе установлено, что такие-то полномочия по реализации права принадлежат такому-то органу исполнительной власти. При этом дается его описательное наименование, исходя из его главной функции. Между тем такой орган исполнительной власти на момент вступления закона в силу не существует, и его функции не поручено выполнять ни одному из существующих органов. И такое положение вещей может сохраняться довольно долго. То же самое касается отсылочных норм законов, предусматривающих, что те или иные правила устанавливаются тем или иным федеральным органом исполнительной власти. Без этих правил ни один субъект права не может практически реализовать соответствующие права. А правила не устанавливаются слишком долго и слишком часто, чтобы считать такое явление случайным стечением обстоятельств. По мере накопления, подобные ситуации могут быть охарактеризованы в терминах программирования как системный сбой в законодательстве.

Иллюстрацией из области права интеллектуальной собственности может служить ситуация, сложившаяся с введением в действие административных регламентов, регулирующих различные аспекты деятельности уполномоченного государственного органа по выполнению регистрационных действий в отношении объектов интеллектуальной собственности и ведению соответствующих государственных реестров. Как известно, с 01.01.2008 г. в связи с введением в действие части 4 ГК РФ утратил силу ряд законов, регулировавших правоотношения, связанные с различными объектами интеллектуальной собственности. Соответственно, с указанной даты должны были прекратить свое действие все подзаконные акты, основанные на указанных законах, в том числе правила, регулировавшие правоотношения по государственной регистрации различных объектов интеллектуальной собственности и ведению соответствующих государственных реестров. Вместо названных правил должны были начать свое действие соответствующие административные регламенты, основанные на нормах части 4 ГК РФ. К сожалению, такая обязательная смена нормативно-правовой базы не была осуществлена своевременно.

6. Однозначность и исполнимость предписаний.

Как алгоритм программы в целом, так и ее отдельные предписания не могут строиться на основании подхода: «приблизительно программа (команда) должна работать (выполняться) так». В законотворчестве нечеткость, а иногда даже декларативность предписаний встречаются достаточно часто. В значительной мере этот принцип сходен с принципом, рассмотренным в пункте 5.

Вот пример из рассматриваемой области права. В части 4 ГК РФ впервые сформулированы нормы, касающиеся такого объекта интеллектуальной собственности, как коммерческое наименование. Это, безусловно, полезное изменение в законодательстве. Однако некоторые новые предписания закона не могут быть исполнены.

Так, пункт 8 статьи 1483 ГК РФ предусматривает, что «не могут быть в отношении однородных товаров зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с охраняемым в Российской Федерации фирменным наименованием или коммерческим обозначением (отдельными элементами таких наименования или обозначения) либо с наименованием селекционного достижения, зарегистрированного в Государственном реестре охраняемых селекционных достижений, права на которые в Российской Федерации возникли у иных лиц ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака». Из норм части 4 ГК РФ следует, что сведения о фирменных наименованиях содержатся в ЕГРЮЛ, сведения о зарегистрированных селекционных достижениях – в Государственном реестре охраняемых селекционных достижений. Вместе с тем частью 4 ГК РФ не установлена обязанность владельцев коммерческих наименований каким-либо образом регистрировать свое исключительное право. Это следует, в частности, из содержания пункта 1 статьи 1538 ГК РФ. Таким образом, ни экспертиза, проводимая по заявке на регистрацию товарного знака, ни сам заявитель не могут проверить исполнение предписания пункта 8 статьи 1483 ГК РФ. Возможность и механизм такой проверки законом не предусмотрены. Исполнить такое предписание нельзя. Более подробно эта ситуация рассмотрена в работе В. Томашева /11/.

7. Тестирование (отладка) частей и всей программной системы для всех возможных (в идеале) или всех основных вариантов использования программной системы на этапе создания, в том числе проверка краевых условий; встроенные функции выявления ошибок и отладки на этапе практического применения.

Теория программирования постулирует, что не бывает до конца отлаженных сложных программных систем и даже отдельных сложных программ. Но из этого следует только то, что отладке и тестированию необходимо уделять тем больше внимания и ресурсов, чем более сложной является программная система. Иначе возможны значительные потери на этапе использования программной системы. В современном программировании эти процедуры в значительной мере автоматизированы.

Законодательство является очень сложной системой. Даже в рамках одной отрасли права, каковым является, например, законодательство об интеллектуальной собственности, эффективно отследить все пробелы и противоречия «в ручном режиме» не представляется возможным. В реальности, несмотря на все усилия авторов законопроектов, других участников законотворческого процесса, правовых управлений законотворческих органов, это выражается в том, что исправление невыявленных противоречий и пробелов начинается уже после более или менее длительного периода правоприменения. На этом теряются значительное время и другие ресурсы. Такой подход неэффективен.

Отдельно следует рассмотреть вопрос о проверке краевых условий. В математике краевыми называют условия существования функции на границе области ее существования. Например, при самых малых или самых больших из возможных значений аргумента. В программировании примером краевых условий может служить функционирование программы в условиях обработки пустых множеств исходных данных или наоборот предельных объемов информации. Краевые условия всегда определяются содержанием решаемой задачи.

По аналогии с программированием краевыми условиями для нормативного правового акта могут быть, например, условия его действия в особых случаях, в том числе в отношении определенных субъектов права – иностранных лиц, лиц без гражданства и т.п. И в юриспруденции краевые условия также всегда определяются содержанием нормативного правового акта и могут быть самыми разнообразными.

Приведем пример, когда законодатель не придал должного значения проверке краевых условий применения закона. Пункт 1 статьи 1549 ГК РФ предусматривает, что «право на технологию, созданную с привлечением бюджетных средств и средств других инвесторов, может принадлежать одновременно Российской Федерации, субъекту Российской Федерации, другим инвесторам проекта, в результате осуществления которого создана технология, исполнителю и иным правообладателям». Глава 77 не содержит ограничений относительно того, какие лица могут быть инвесторами при создании единой технологии, в частности не определено, могут ли быть инвесторами иностранные лица, и какие права при этом возникают у иностранных лиц /12/. Очевидно, что действие закона при таком краевом условии не проверялось.

Следует подчеркнуть, что всякий закон, иной нормативный правовой акт должен и может быть системно протестирован и «отлажен» еще до начала его рассмотрения в законодательном органе. Это существенно снизит не только временные, материальные издержки, но также и вероятные социально-политические потери. В этой связи нельзя не вспомнить скандально неудачную реализацию изменений в законодательстве, регулирующем социальное обеспечение и пенсионную систему в РФ, предпринятую в последние годы.

Наконец, применительно к юриспруденции в отношении встроенных функций выявления ошибок и отладки на этапе практического использования законодательства необходимо заметить следующее. В той или иной мере такая функция реализована в действующей системе правоприменения, законотворчества и их взаимодействия. Практика судебного и административного правоприменения постепенно накапливает сведения о неполноте и противоречивости законодательства, эти сведения обобщаются, становятся доступны законодателю и ложатся в основу новых законопроектов по изменению законодательства. Иногда обратные связи срабатывают достаточно оперативно, но в целом названная функция выполняется недостаточно системно, медленно. Применение подходов, базирующихся на принципах современного программирования, средствах телекоммуникации и вычислительной техники, позволило бы сделать взаимные связи законодателя и правоприменителей существенно более оперативными, системными, а значит – эффективными, такими же эффективными, как в лучших образцах создания и поддержания работоспособности сложных программных систем.

8. Непродуктивность постоянного исправления программ.

Латание, постоянное исправление программ приводит к их неэффективности, поскольку утрачивается стройность архитектуры, а значит – стабильность программы. Программисты хорошо знают, что проще написать и отладить новую программу, чем бесконечно исправлять старую.

К сожалению, в законотворческой деятельности нередко происходит именно постоянное латание нормативных правовых актов. И таких примеров, увы, более чем достаточно. Причем такое латание, нередко касающееся базовых элементов нормативных правовых актов, начинается практически сразу после вступления акта в силу. Безусловно, это свидетельствует о низком качестве изначальной проработки законопроектов. Означает ли это, что процедура внесения изменений в нормативные правовые акты не должна использоваться? Конечно же, нет. Однако исправления исправлениям – рознь. Плохо протестированный, не выверенный на неполноту и непротиворечивость нормативный правовой акт просто не должен поступать на стадию рассмотрения в законодательном органе, а уж тем более – вступать в силу.

Рассмотренные принципы программирования и примеры их удачной или неудачной реализации в законотворчестве дополнительно подтверждают формально-логическое родство этих двух областей деятельности. Названные принципы в определенной мере закреплены в законодательстве или законотворческом процессе, сознательно или бессознательно используются при построении законодательства и в правоприменении. Представляется полезным и необходимым сделать использование этих принципов, имеющих универсальный характер и применимых для любой отрасли законодательства и системы законодательства в целом, системным и обязательным. В силу родства своей природы с программированием юриспруденция, и прежде всего законотворчество, может эффективно совершенствоваться на основании использования принципов программирования.

Последовательная реализация такого методологического подхода может создать новую, лучшую реальность в юриспруденции. Задача состоит в том, чтобы найти способы реализации такой методологии с учетом реалий российского законодательства, законотворчества и правоприменения, чтобы совершенствовать, не разрушая, но быстро и эффективно. При этом следует понимать, что речь идет не о прямолинейном копировании принципов программирования в юриспруденции, а об использовании их адаптированных в необходимой мере аналогов. Речь также не идет о замене содержательного анализа нормативных правовых актов, их групп и законодательства в целом на формально-логический анализ, но о включении эффективного аппарата формального анализа в качестве обязательного дополнения содержательного анализа. Законодатель и правоприменитель может получить возможности, аналогичные тем, которые предоставляют, например, современные программы анализа текстов, выявляя сомнительные, с точки зрения грамматики, синтаксиса и даже стиля, участки текста. Нынешнее развитие программирования, средств телекоммуникации и вычислительной техники позволяет в значительной мере автоматизировать соответствующие процедуры формально-логического анализа.

 

Программирование общества

 

Программирование строится на двоичной системе счисления и соответствующей логике построения программ: один – ноль, да – нет, истина – ложь. Четкость прописанного в программе всего многообразия альтернатив обеспечивает достижение поставленной цели применения программы, выполнение ее функции.

Разве юриспруденция не нуждается в такой же четкости? Разве правоприменение не должно приводить к нахождению справедливого решения, основанного на четких нормах закона, в самой сложной жизненной ситуации, обеспечивая свободу эффективного развития любого субъекта права, общества в целом и их взаимную ответственность?

Россия всегда стремилась жить «по правде», «по совести». В юриспруденции это стремление должно выражаться в справедливом, непротиворечивом и полном законодательстве, в основанном на таком законодательстве правоприменении.

Юриспруденция – способ программирования общества, способ изменения процессов и явлений в различных областях общественной деятельности и в общественном сознании. Разумное, непротиворечивое и полное законодательство, своевременно приспособляемое к потребностям общественного развития с позиций высших духовно-нравственных ценностей, – мощный инструмент и необходимое условие позитивного развития общества. Плохая юриспруденция программирует развитие плохого общества. И наоборот. Вопрос в том, что признает данное общество своими высшими духовно-нравственными ценностями, каков источник этих ценностей? Без ясного определения главной целевой функции любое программирование обречено на неэффективность, на поражение.

Похоже, что нынешнее руководство России с выбором главной целевой функции определилось. В том числе в деле совершенствования законодательства. Время действовать.

 

Литература

 

1. Большой юридический словарь. 3-е изд., доп. и перераб. Под ред. проф. А.Я. Сухарева. М.: ИНФРА-М, 2007. Цитируется по сайту http://www.slovari.yandex.ru/dict/jurid.

2. Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б. Современный экономический словарь. М.: ИНФРА-М, 2007. Цитируется по сайту http://www.slovari.yandex.ru/dict/economic.

3. Бизнес-словарь. Цитируется по сайту http://www.businessvoc.ru.

4. Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Акционерное издательское общество «Ф.А. Брокгауз — И.А. Ефрон», 1890-1907. Цитируется по сайту http://www.slovari.yandex.ru/dict/brocminor.

5. Ф.С. Воройский. Информатика. Энциклопедический систематизированный словарь-справочник (Введение в современные информационные и телекоммуникационные технологии в терминах и фактах). М., 2007. Цитируется по сайту http://www.slovari.yandex.ru/dict/informatica.

6. http://www.glossary.ru.

7. http://ru.wikipedia.org/wiki.

8. http://dic.academic.ru/dic.nsf/logic).

9. А. Старостин. О фирменных наименованиях. Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. 2008, № 1, с. 92-94.

10. И Мухамедшин. Правовая регламентация единой технологии как сложного объекта. Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. 2007, № 12, с. 71.

11. В. Томашев. Куда ведут товарный знак нововведения Гражданского кодекса? Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. 2007, № 7, с. 40-42.

12. И. Мухамедшин. Правовая регламентация единой технологии как сложного объекта. Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. 2007, № 12, с. 72.

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz

Читайте также