Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Сон налоговой

Дата: 08 апреля 2011 в 18:00 Категория: Новости экономики

— 8.04.11 15:53 —

Российская бюрократия живет сама по себе. Спокойно, размеренно, немного сонно. Ей снятся сны о вертикали, откатах и повышенной пенсии по выслуге лет. Иногда в этот прекрасный сон врываются граждане. Бюрократия приоткрывает глаза: «Кто здесь?! Зачем здесь?!» Спросонья она бывает очень зла.

Граждане знают эту ее особенность и стараются лишний раз не будить. Но иногда приходиться. ГИБДД, собес, БТИ, ФНС – в этих гиблых местах пропадают люди, время, деньги, надежда и вера. Но в какой-то момент приходится брать себя в руки и идти, помолясь.

Идти не хотелось. Я, как могла, оттягивала свидание. Я писала заказные письма. Я звонила. Но на письма она не отвечала, даже вопреки действующему законодательству. На звонки не отвечала тоже – там трубочка специальным образом снята. На всех телефонах. Я отправила месседж и по интернету, через «личный кабинет», но она не вступала в диалог, зато бомбардировала меня квитанциями с угрозами.

В общем, оделась я в черное и пошла.

Налоговая нашего района расположилась в уютном уголке Москвы – старые раздрызганные пятиэтажки, люди в продавленных трениках курят на балконе, дыры на проезжей части, в которые и самосвал поместится (даром, что там же – отдел ГИБДД), круглосуточный магазин для алгоколиков с торца. Редкая птица долетит туда на общественном транспорте – да и кто его видел там. Разве что старожилы.

В налоговой инспекции зато бодренько – свежий ремонт, окошки с номерами. В окошках скучающие бойкие девицы. Очереди нет. «Вам не во второе, а в восьмое окно! – говорит одна девица. К восьмому окну небольшая очередь. «Вам не в восьмое окно, а в двенадцатый кабинет», — молвит вторая девица через полчаса ожидания.

Возле кабинета №12 – человек 30 граждан.
— А вы записывались? — приветствует меня очередь хором.
— То есть как?!
— Мы с утра пишемся, нас тут 70 человек, — отвечают активисты и показывают список.
— Я уже третий день тут…
— Вы не пройдете до закрытия…
— А я к ним четвертый раз сижу – одну и ту же квитанцию оплатила уже три раза, а они опять шлют, и сумма все больше…
— А я с ними сужусь. Да все равно без толку — докладывает очередь обстановку.
— А где их начальник?, — спрашиваю я.
— А она за решеткой. Ну, в смысле за решеткой, за которую нас не пускают, — иронизирует очередь.

Решетку сторожит охранник. «По какому вы вопросу? Вы записаны? Зачем вам начальник? Идите во второе окно!» — говорит он.

Становится страшно. Темнеет. Девушка в красивом пальто рыдает возле решетки. Пенсионерка в куртке тараторит про квитанции, где сумма все больше. Охранник дает советы. Девицы в окошках пьют чай.

Я достаю удостоверение «Пресса». И громко, чтобы во всех окошках слышали, спрашиваю:
— Где тут начальник налоговой инспекции? Хотелось бы сделать с ним интервью о налоговой практике в Российской Федерации!
— А, знаем мы вас! Начальника здесь нет, а зам вас не примет. Нам запрещено общаться с прессой. Никто вам здесь ничего не скажет, — отрезает проходящая мимо инспекторша, которую я пытаюсь остановить с помощью корочки.
— О господи, нам вас Бог послал! – рыдает девушка в пальто. — Напишите, пожалуйста, о том, что здесь происходит. Мы вам все расскажем!.
— Знаем мы, что вы напишете! Вы неправильно работаете. Что вы можете написать, если вы пришли как налогоплательщица?! Вы ж ничего не знаете! — кричит охранник.
Пенсионерка в куртке хохочет: «Сумма-то все больше!»
Девицы пьют чай.

Появляется солидная дама, с брошью и высокой прической. Девицы отставляют кружки. «Вот, Анна Васильевна, журналистка тут, собирается о нас написать», — докладывает сообразительный охранник. «Что у вас за вопрос?» — дама с брошью тоже быстро соображает. Но и я не промах: «На письма заказные не отвечаете, нарушаете. С меня требуете лишнего налога. И очередь у вас с утра. Интересуюсь, что тут у вас происходит?»

И тут случается чудо. «Пройдемте!» — говорит дама. Решетка отворяется, оттуда исходит сияние – это закатное солнце освещает коридоры налоговой. И я преступаю райский чертог, оставив на земле всех вас – девушку в пальто, пенсионерку в куртке, охранника и еще 30 человек в очереди. Мне немного стыдно, но вернуться обратно я не могу. Там очень страшно, а здесь тепло, светло и безопасно.

«Займись!» – говорит дама-ангел инспектору в бусах. На стульях возле стены – стопки документов, высотой с хорошую избирательную урну. Я понимаю, что по ошибке попала в рай. По моим заслугам полагается в ад, в трехсуточную очередь, но что-то там перепуталось в небесной канцелярии. Совесть мучает, подсказывает – давай, задавай вопросы, выясняй, что тут у них напуталось, в раю.

Инспектор рассказала все, как есть.

— У нас три инспекции слились в одну. Теперь вас тут то ли семьсот тысяч, то ли миллион человек.
— В этой самой инспекции? Миллион?!
— Ну да. Вот и не успеваем. Наша инспекция теперь на третьем месте по жалобам граждан. Депутат приходил один, из Госдумы. Фамилию назвать не могу. С тем же вопросом, что у вас – налог с квартиры, которая уже продана. Занимались мы с ним два часа. Так он страшно распереживался. Потом запрос написал в Федеральную налоговую, чтобы изменили что-то. Ведь если тратить на одного человека два часа, мы никого не успеваем обслужить.
— И что запрос?
— И ничего.
— А почему система у вас старые квартиры с учета не снимает, а новые прибавляет?
— А потому что система хороша для маленьких городов, для миллионников не годится. Представьте – БТИ сливает нам сведения. И если у них стоит лишняя запятая в документах, то по налоговой будут значиться две квартиры. Один и тот же объект может фиксироваться хоть 10 раз – просто из-за орфографической ошибки. И по каждому идет налог. А таких ошибок тысячи, и квартир тысячи.
— Так уберите ошибки!
— А некому. Мы не в состоянии обработать базу на миллион плательщиков. Снять ошибку можно только вручную. Вот так и работаем, когда вы приходите доведенные.
— И давно так?
— С тех пор, как систему обновили. БТИ и ГИБДД слили в нее свои базы, видимо, тоже старые, нечищенные. И вылезают квартиры и машины, которые 10 лет назад были проданы.
— Что же делать?
— А ничего. Приходить и стоять в очереди.
— Почему вы не хотите с этим бороться? Пусть федеральный орган разбирается! Напишите им!
— Да ничего это не даст! Там начальство постоянно меняется. Никому не надо. А мы сидим тут с 9 утра до 9 вечера. Инспекторов не хватает, никто не хочет сюда идти. Лет через 7 дослужусь я до замзавотдела. И будет у меня заплата 20 тысяч. Кто сюда пойдет?

И тут мне стало жаль инспектора. Молодая, симпатичная, в бусах. Захотелось разбудить ее.
— Да что ж вы тут сидите! Идите в аудиторы. Через год на «Лексусе» будете ездить.
— В аудиторы не хочу. Убьют. Так бывает – один начальник честный, второй не очень. Аудиторы найдут чего-нибудь, мало ли. А у меня ребенок.
— Можно в бухгалтеры.
— Многие наши уходят. И знаете, что говорят? Что наша система, когда с другой стороны на нее смотришь – это ад и ужас. Как же мы налоговиков ненавидим теперь – вот что мои подруги говорят, которые ушли. А я не хочу, чтобы меня ненавидели. Я мечтаю работать там, где я могла бы забыть о налоговой и бухгалтерии как о страшном сне. Вы когда будете платить, квитанцию как распечатать – с запасом?
— То есть?
— Ну, пени точно нельзя рассчитать до дня. Так что я вам с запасом в две недели сделаю. А документы на все проданные машины и квартиры вы мне по факсу пришлите. На всякий случай. Не исключено, что опять вылезут.
— Ну что, разобрались? Вы уж нас извините, бывает. А бумагу вам пришлем – выясним, почему не ответили на ваше заказное письмо, — ангел с брошью пришел меня выпроводить из рая.

Очередь у 12 кабинета рассеялась. Охранник разгадывал сканворд вместе с пенсионеркой к куртке. Девицы в окошках пили чай. Стемнело.
Выйдя из налоговой, я зашла в магазин для алкоголиков и купила водки.

Бумагу так не прислали. Документы по факсу я не отправила. Страшно их будить. Хочется забыть, как страшный сон налоговую, где спит страшным сном инспектор, который хочет забыть налоговую, как страшный сон.

PS. Приврала я немного. Не разгадывала пенсионерка сканворд с охранником, и начальница с брошью не пришла меня провожать – я сама вышла к людям. В остальном – все правда. До запятой в квитанции на уплату налога.

По сообщению сайта Газета.ru