Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Рада добила коррупцию?

Дата: 08 апреля 2011 в 19:40

Давно обещанный президентом закон о противодействии коррупции вплотную приблизился к воплощению в жизнь. ВРУ успешно провела повторное второе чтение самых спорных статей. Грозные нововведения – уже не за горами. Но не без оговорок и поправок.

Затянувшаяся антикоррупционная эпопея по-украински, за которой не без интереса следили не только отечественные заинтересованные лица, но и западные наблюдатели, похоже, все-таки подходит к концу. Как известно, комплект тематических законов, принятый еще при Викторе Ющенко, сначала несколько раз откладывался в долгий ящик, а потом и вовсе был забракован новой властью. Свое видение борьбы с одной из главных украинских напастей нынешний глава государства предложил в декабре. Парламент сразу же принял инициативу главы государства к рассмотрению, но до второго чтения  законопроект добрался только к середине марта. Тогда, 15 марта, он и был принят. Но не полностью.

К числу норм, не позволивших нардепам проголосовать за закон в целом, относились не только переходные положения, которые хотели ввести в действие отдельным нормативным актом. Но и несколько статей, оказавшихся серьезными камнями преткновения – в том числе и те, которые должны были определить: будут ли чиновники декларировать как доходы, так и расходы, а также должны ли делать то же самое их родственники…

Такую долгую работу парламентарии из большинства объясняли по большей части техническими затруднениями. И тут же обещали, что на следующей же пленарной неделе (то есть – между 5 и 8 апреля) законопроект будет принят. Прогнозы осуществились. Седьмого апреля, выступая с посланием к парламенту, президент в очередной раз с гневом обрушился на коррупцию. «… Закрытие коррупционных схем и срочное принятие антикоррупционных законов – это мое категорическое требование», — заявил Виктор Янукович. Идти против воли главы государства другие народные избранники не стали, и после восьми вечера того же дня «искомый» законопроект был принят. Отыскать 277 «за» большинству удалось без особого труда, хотя, по словам очевидцев, насчитать в сессионном зале такое количество физически присутствующих депутатов было сложно.

Поскольку основный фронт работ остался позади, законодателям оставалось обсудить детали. Но детали весьма немаловажные. Основной переделке подлежали три статьи: определяющая термины (статья 1), касающаяся специальной проверки претендентов на властные должности (статья 11) и посвященная финансовому контролю (статья 12).

Наименьшей коррекции после работы комитета подверглась статья 11 – перечень сведений, которые должны интересовать проверяющих остался практически без изменений, да и включить в число объектов исследования «близких людей» кандидатов на должность депутаты тоже не стали. При этом, считают в оппозиции, некоторые формулировки статьи позволят в последствии «придраться» к степени соответствия их Основному закону. Так, например, спорно звучит фраза о том, что «порядок организации проведения специальной проверки утверждается президентом Украины», тогда как Главное юридическое управление успело уточнить – в перечень президентских полномочий такая обязанность не входит.

Юридические прения длились на протяжении всех двух с небольшим часов обсуждения законопроекта. Но наибольший интерес у сторонних зрителей, наверное, могут вызвать последствия определения того, кто именно является «должностным лицом юридического лица публичного права», кого считать родственниками чиновников и как именно декларировать расходы.

Споры по первому из этих пунктов спровоцировала убежденность нардепов, что нельзя ставить под «антикоррупционный удар» нового закона (который, в частности, должен запретить должностным лицам держать в подчинении пресловутых «близких людей») работников образования, науки, культуры, охраны здоровья и физкультуры вместе со спортом. То есть, в случае благосклонного решения президента, на судьбах учительских или врачебных династий, работающих в одной школе/больнице, пребывание одного из членов семьи на административной должности отражаться не будет. А вот как раз споры по поводу того, в каких случаях нужно использовать понятие «Близкие люди» (вплоть до дедушек и бабушек), а когда – «Члены семьи», – копья  в парламенте ломались всерьез. В итоге законодатели пришли к выводу: если речь идет, например, о занимаемых должностях – то антикорупционные мероприятия затронут близких людей. Зато финансовый контроль коснется только членов семьи.

Выяснение того, кто именно из окружения чиновников должен декларировать свои доходы и (как ранее уже согласились парламентарии) расходы, — как и можно было предположить, оказалось одним из самых проблемных моментов президентского законопроекта. В итоге сторонники «мягкого» варианта остались непреклонны. Декларировать имущество, доходы и расходы должны только члены семьи власть предержащих, — то есть «лица, которые пребывают в браке, их дети, лица, которые находятся под опекой и попечительством, другие лица, которые совместно проживают…» – вплоть до живущих вместе, но не состоящих в браке, пар. У многих оппозиционеров такая формулировка нормы вызвала протесты. Ведь так взрослые дети или удивительно многоимущие старшие родственники автоматически выпадают из поля внимания фискальных органов. «… Воровать они могут вместе, но проживать вместе для этого не обязательно», — констатировал в кулуарах ВР нардеп от НУ-НС Кирилл Куликов.

Вслед за выяснением того, кто должен быть вписан в декларацию чиновника, депутаты взялись выяснять, что же именно в этой новой декларации должно быть отмечено. Даже с учетом всей революционности начинания (отчитываться не только о доходах, но и расходах), как такового, породить четкую концепцию парламентариям так и не удалось. Одним только появлением графы «Расходы» все спорные моменты не решаются. Так, например, депутаты долго пытались разобраться, нужно ли вписывать в декларацию и считать расходы, понесенные при приобретении имущества, которое было куплено не в течение отчетного периода, а ранее – и ясная формулировка так и не прозвучала…

Не без труда решали нардепы и то, какого масштаба расходы должны быть известны всем. Рассказывать о тратах предстоит либо в контексте недвижимого и совсем движимого (то есть, транспортных средств) имущества, либо «финансовых обязательств» уровня выплат по кредитам или страховых взносов. Декларировать дорогостоящие приобретения другого рода (антиквариат или драгоценности, к примеру), чиновникам, вероятно, необязательно. А спорная строка «Подарки» (по мнению экспертов, без отчетов об оных подобные антикоррупционные меры имеют мало смысла) вместе с «Призами» и «Выигрышами», отнесена к категории доходов вместе с алиментами и пособием по безработице, и должна, по всей видимости, сразу же исчисляться в гривневом эквиваленте. Впрочем, если вспомнить ранее принятые нормы закона, то беспокоиться, пожалуй, не о чем. Согласно статье 8 ценные (то есть – дороже половины минимальной зарплаты) подарки должностным лицам все равно принимать не положено…

Сами же высокопоставленные чиновники, на декларации которых распространяются требования долго обсуждаемой статьи 12, по итогам споров получили возможность перевести дух. Изначально предполагалось, что им придется декларировать все разовые расходы, превышающие масштабы собственной зарплаты. Но пока депутаты выясняли – годовой или лишь ежемесячной зарплаты, и вообще – справедливо ли ставить должностных лиц в неравные условия, в парламентских умах родилось встречное предложение. В итоге Верховная рада решила, что внимания заслуживают только одномоментные траты, превышающие своим масштабом 50 тысяч гривен. Меньшие расходы – никого интересовать не будут.

Даже в смягченной версии участвовать в грядущем «празднике» декларирования народные избранники не спешили. Еще одним предметом бурного обсуждения стала дата введения в действие новых норм. К возможному сожалению противников новых норм, придержать интересные отчеты к 2013 году у них не получится. Согласно решению ВРУ, в случае подписания президентом, закон в целом начнет работать с 1 июля 2011 года, а «контролирующая» статья – с 1 января 2012. Но учет (и расходов тоже), будет вестись с момента вступления в действие закона как такового. То есть, к парламентским выборам 2012 года украинцы смогут познакомиться с новыми подробностями финансовой жизни нынешних своих избранников – пусть даже и всего за полгода 2011-го. Правда, для того, чтобы это сделать, неравнодушным гражданам придется штудировать официальную прессу – от многократно высказываемой оппозиционерами идеи вывешивать обязательные для публикации декларации на интернет-сайтах депутатское большинство отказалось категорически. Впрочем, ожидать, что ВРУ будет усложнять жизнь себе и коллегам по «должностному» статусу сверх всякой меры, не приходилось. Президентские требования учтены, громкие нововведения – внедрены, но «чрезмерно» увлекаться ужесточением норм слуги народа не стали.

В ближайшее время парламентариям предстоит окончательно «обработать» президентское предложение и принять отдельным законом все поправки к другим нормативным актам – в том числе, и ужесточающие наказания за коррупционные деяния. Пока же большинство, ожидаемо рассчитывающее на то, что скорое подписание акта, празднует победу. «Принятие этого закона станет сигналом для многих чиновников, что можно поплатиться не только креслом, но и свободой за свои коррупционные действия. Этот закон также является сигналом и для всех, что всевластие чиновников-коррупционеров на исходе», — убежден «регионал» Владимир Олийнык. Оппозиционеры, между тем, указывают на тр, что многое в новом законе унаследовано от предыдущего пакета ющенковских времен. В любом случае, Украина, наконец, получила долгожданный документ, напоминающий, что чиновники не должны брать взятки и определяющий недопустимые подарки, конфликт интересов, ограничивающий использование служебного положение и «кумовство» при выборе подчиненных. Запад уже готов приветствовать этот шаг. «Мы надеемся, что этот закон действительно станет преградой коррупции и он будет делать то, чего от него ожидают украинцы», — поясняет посол США в Украине Джон Теффт. Хотя не следует забывать, что закон красят не нормы (которые, были смягчены в тех случаях, когда это позволяли «приличия»), а их выполнение. Пока предсказывать президентской инициативе блестящие успехи рано. Особенно с учетом того, что работать она начнет только через несколько месяцев.

По сообщению сайта Подробности.ua