Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Бакиев: мне комфортно в Беларуси, о возвращении в Кыргызстан говорить рано

Дата: 09 апреля 2011 в 10:30

Экс-президент Кыргызстана в эксклюзивном интервью агентству «Интерфакс-Запад» заявляет о неспособности нынешних кыргызских властей управлять страной, попытках повторения кыргызского сценария в Беларуси и о своих ближайших планах.

— Изменилась ли спустя год ваша оценка произошедших в Кыргызстане событий? Что это было: народная революция или переворот?

— Моя оценка произошедших год назад в Кыргызстане событий не изменилась. Я и год назад называл это вооруженным государственным переворотом, считаю так и сейчас. Кстати, в июне прошлого года главы государств-членов ОДКБ дали такую же оценку произошедшему. Тем более, что как бы те, кто сегодня устраивает судилища, не пытались скрыть, но появляется множество интересных фактов. Например, адвокаты, ссылаясь на данные экспертизы, сегодня заявляют, что из оружия спецназа не был убит ни один человек. Тогда кто стрелял? Почему никто не был привлечен из тех, кто стрелял в сотрудников правоохранительных органов? Так называемые новые власти знали о готовящемся межнациональном конфликте на юге страны. Но почему-то никто не упредил такое развитие событий, ни один силовик, руководитель региона не понес наказание. Кто так умело руководил захватом Белого дома в Бишкеке? Этого не могли сделать простые гражданские люди, это делали подготовленные люди. Поэтому я не сомневаюсь, что это был настоящий государственный переворот. Другой оценки этим событиям я дать не могу.

— Так кто же стоял за организацией этих событий: внутренняя оппозиция или внешние силы?

— Глубоко убежден, что внутренние силы не могли этого сделать. Знаю, что этот переворот был профинансирован извне, не сомневаюсь, что здесь хорошо поработали спецслужбы. Но я не могу заявлять, что это сделала та или иная страна, потому что у меня нет доказательств.

— У вас были возможности не допустить такое развитие событий, почему вы ими не воспользовались?

— Это можно было сделать еще 6 апреля в Таласе. Но какой ценой? Если бы я действительно держался всеми силами, способами, средствами за власть, то еще в Таласе можно было применить более жесткие меры, учитывая, что все юридические основания на это имелись.

— Вы жалеете, что не применили тогда эти меры?

— Еще полгода назад простые люди в Кыргызстане начали говорить, что надо было применить более жесткие меры, разогнать, кого надо – арестовать. Но я еще раз говорю: я не цеплялся за власть и не хотел крови. Тогда шли разговоры о том, что я собираю на юге 5 тысяч человек и собираюсь идти в Бишкек. Конечно, провокаторы, пользуясь такими лживыми сведениями, могли еще более усугубить ситуацию. Они могли от моего имени направить хотя бы 20-30 человек, чтобы стрелять в людей. Тогда гражданская война была бы обеспечена. В связи с этой угрозой, после телефонных разговоров с Назарбаевым и Путиным, я покинул страну.

— С чем вы связываете попытки новых кыргызских властей свалить на вас вину за тяжелую экономическую ситуацию в стране? Как вы прокомментируете продолжение над вами заочного суда и обвинения в многомиллионных растратах?

— Я объясняю это полной неспособностью властей управлять государством и их несостоятельностью. Только так. Эти люди ничего за свою жизнь не создали, это люди – разрушители. Раньше им мешал Акаев, потом мешал Бакиев. Почему сегодня, провозгласив себя властью, они не могут реализовать свои щедрые обещания. Посмотрите, что сегодня творится в Кыргызстане. Огромнейший дефицит бюджета, они ходят с протянутой рукой то в Россию, то в Казахстан, прося подачки, чтобы как-то покрыть текущие расходы. Когда мы пришли в 2005 году к власти в Кыргызстане, то бюджет страны был около 20 млрд. сомов, а в 2010 году он составлял 61 млрд. сомов. Назовите мне страну, где бюджет за такое время мог возрасти больше, чем в три раза. Какое было тогда соотношение внешнего долга к ВВП и какое сейчас? Сегодня страна находится на грани дефолта.

— Кстати, вас обвиняют в принятии решения об отмене налога на поставку авиатоплива авиабазе США в республике, что лишило госбюджет страны многомиллионных доходов.

— Когда еще в 2001 году подписывалось соглашение между Кыргызстаном и США о размещении военной базы, то тогда было записано, что американцы освобождаются от всех видов налогов. Если мне не изменяет память, то в декабре 2005 года парламент принял закон, в том числе определяющий и этот вопрос. В январе-феврале следующего года я этот закон подписал. Вывод один: если в Кыргызстане на чью-то голову случайно упадет кирпич, то в этом будут винить меня или мое окружение.

— Правда ли, что ваше окружение причастно к голодовкам в киргизских колониях?

— Данная ситуация объясняется тем, что сегодня в Кыргызстане полный правовой беспредел. Во-первых, под видом борьбы с организованной преступностью идет перераспределение сфер влияния между членами правительства, президентом и отдельными депутатами. К этой борьбе подключился криминал. Теперь уже бывший генпрокурор, которого я, кстати, не назначал, открытым текстом говорит о правовом беспределе в правоохранительных органах, ГКНБ (Госкомитет национальной безопасности – ИФ), рейдерских захватах, о том, что чиновники на уровне вице-премьеров, занимаясь бизнесом, уводят от налогообложения сотни миллионов. Почему колонии пошли на эти бунты? Потому что беспредел, творящийся в стране, перекинулся и туда. По моим данным, у родственников заключенных начали вымогать деньги, забирать передачи. Все это, а также условия содержания, и привели к бунтам.

— Откуда вы это знаете, вы поддерживаете контакты со своими сторонниками?

— Я созваниваюсь с теми, с кем вместе работал. Контакты у меня есть, связь поддерживаю, но делаю это не часто. У меня было и остается много сторонников в Кыргызстане. Но только им стоит появиться в каких-то местах, их сразу обвиняют в дестабилизации обстановки в стране. Кстати, некоторые члены правительства, губернаторы до сих пор не могут въехать в страну. Им открыто предлагают заплатить, чтобы были закрыты их дела. Вымогательство и коррупция – вот на чем базируется политика властей в Кыргызстане.

— Как вы думаете, нынешняя власть в Кыргызстане застрахована от повторения прошлогодних событий?

— Мне сообщают, что ничего хорошего в Кыргызстане не происходит. У сегодняшнего руководства страны нет четкой экономической программы. Страна просто плывет по течению, и куда ее вынесет, один Бог знает.

— На сегодняшний день вы считаете правильным принятое тогда решение покинуть страну? Приглашение Александра Лукашенко приехать в Беларусь было единственным, рассматривали ли вы другие варианты?

— Я считаю правильным решение покинуть Кыргызстан. Я не жалею об этом. Что касается приглашения, то, кроме Беларуси, было еще одно предложение поехать в одну из стран. Время прошло, и я не хочу называть эту страну. Я благодарен Александру Григорьевичу за то, что в тяжелое для меня, моей семьи время он протянул мне руку помощи.

— Как вы прокомментируете сообщения о том, что приезд в Беларусь и нахождение здесь под защитой белорусского государства стоили вам 200 млн. долларов?

— Это можно отнести к категории всех ложных обвинений, которые звучат в мой адрес и в адрес моих близких. Подобные обвинения из разряда того, что якобы Бакиев в свое время разворовал российский кредит. Хотя я с точностью до одного доллара и сома уже называл, на каких счетах и в каких банках находились эти средства.

Как и все граждане Беларуси, я плачу столько, сколько положено за арендуемые помещения, оплачиваю коммунальные услуги.

— Как вы считает, ваше присутствие в Беларуси повлияло на развитие отношений между Беларусью и Кыргызстаном?

— Не думаю, что мое присутствие в Беларуси может каким-то образом повлиять на кыргызско-белорусские отношения. И Беларусь, и Кыргызстан находились в одной большой стране – СССР, все жили как одна семья. Это сохранится на долгие годы, несмотря на попытки некоторых политиков внести в отношения какой-то дисбаланс. Мое нахождение в Беларуси никак не скажется на отношении народов друг к другу. Хотя, наверное, в какой-то степени несколько чиновников в Кыргызстане не очень хорошо относятся к руководству Беларуси. Но это пройдет.

— После президентских выборов руководство Беларуси подпало под санкции со стороны Запада. Насколько, по вашему мнению, были оправданными действия белорусских властей вечером 19 декабря? В какой степени адекватными были дальнейшие действия ЕС и США в отношении Беларуси?

— Сегодня многим не нравится самостоятельная политика Беларуси. Думаю, то, что произошло в Кыргызстане, более чем красноречиво говорит о том, что угрожало Республике Беларусь. И руководство Беларуси выбрало из двух зол меньшее, из-за чего и подверглось санкциям со стороны Запада. Но странно, почему Запад не применяет аналогичные санкции к тем государствам, где бушевали и продолжают бушевать страсти, где жестоко подавляются демонстрации, появляются человеческие жертвы. Это еще раз говорит о двойных стандартах. Опять же к прошлогодней ситуации на юге Кыргызстана: почему-то ни ОБСЕ, ни США не отреагировали на межнациональный конфликт, несмотря на гибель сотен людей.

— Вы усматриваете в событиях в Минске повторение кыргызского сценария?

— Вполне. Судя по тому, как все было организовано, какие большие средства были затрачены на это.

— За время нахождения в Беларуси вы определились с родом занятий, вы где-то работаете?

— Да что только не писали по этому поводу. И в Турцию, и в Эмираты меня отправляли, и директором завода назначали, и болезнь какую-то нашли. Сами придумывают, пишут, и, наверное, начинают в это верить.

Начиная со студенческой скамьи, я работал, полностью выкладываясь, несмотря ни на какие должности. Сегодня чувствую, что, оказывается, приятно и отдохнуть. Спишь спокойно, просыпаешься, делаешь зарядку. Затем все по графику. В свое время мало пришлось заниматься детьми, все работа и работа. Сейчас приятно возиться с внуками. То есть, есть чем заниматься.

— Многие зададутся вопросом: за что вы живете?

— На что я живу? Пять лет работал директором завода, год – руководителем города, год – руководителем района, по 3-4 года руководителем самых крупных областей Кыргызстана, дважды – премьер-министром. Наверное, я не бедный человек и заработал для того, чтобы сейчас спокойно отдыхать. Я не такой богатый, как некоторые, но имею достаточно средств, чтобы прокормить свою семью. Кстати, на какой бы должности я не работал, никто не мог меня упрекнуть в коррупции, в каких-то темных делах.

— Находясь в Беларуси, вы чувствуете себя в безопасности, ведь вас разыскивают, хотят наказать?

— В Беларуси я чувствую себя действительно свободно и в полной безопасности. Я не боюсь честного судебного разбирательства, я не боюсь независимого расследования любого уровня. А вот им (кыргызским властям – ИФ) есть, чего боятся, они пытаются замять все свои темные дела и поэтому вешают все на меня и на мое окружение. Но это бесконечно не будет продолжаться. Люди прозрели, многие поняли и искренне сегодня сожалеют о том, что не смогли сохранить, защитить Бакиева.

— И все-таки, вы ограничены какими-то рамками? Проще говоря, вы можете спокойно выходить на улицу, ходить в магазин, посещать культурные мероприятия?

— Я спокойно выхожу на улицы, набережную. Конечно, люди узнают, оборачиваются. Я в данном случае пытаюсь меньше привлекать к себе внимания. Я свободно перемещаюсь, правда, какие-то большие увеселительные мероприятия не посещаю. Не люблю шума, стараюсь больше читать. Люблю охоту, здесь начал увлекаться рыбалкой. Вообще общение с природой, семьей, работа на земле, общение с простыми людьми успокаивает и доставляет значительно больше удовольствия, чем общение с политиками. От Беларуси у меня очень много впечатлений, и они только хорошие. Мне здесь очень комфортно.

— Какие вы строите планы на будущее? Готовы ли предложить белорусскому государству свои услуги?

— Присматриваюсь к Беларуси, пока никому не предлагал своих услуг. Не хочу работать ни в каких госструктурах – хватит, наработался. Может быть, в какой-то частной компании поработал бы консультантом с учетом своего большого производственного опыта, знаний.

— Вы рассматриваете возможность возвращения в Кыргызстан? Когда, по вашему мнению, это будет возможно сделать?

— Конечно, это моя родина, я хотел бы вернуться. Но сейчас об этом говорить преждевременно. Сегодня в Кыргызстане очень много оружия на руках, разгул преступности, каждый защищается, как может, и с точки зрения безопасности там большие проблемы. Когда восстановятся законность, порядок, может быть, можно будет говорить о возвращении. Но сейчас это невозможно.

— А если народ вновь позовет вас во власть, вы откликнитесь?

— Нет, во власть возвращаться я не хочу. После всего того, что было – не хочется. То, что я пережил, оставило глубокую рану в душе. Это очень тяжело, я бы никому не пожелал пройти через такие испытания и переживания.

Теги: Киргизия, Курманбек Бакиев, Кыргызстан

По сообщению сайта AlmaNews