Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Нацбанк за «слабый тенге»

Дата: 11 апреля 2011 в 10:23 Категория: Новости экономики

Нацбанк за «слабый тенге»

Автор: Сергей ЗЕЛЕПУХИН

08.04.2011

Поскольку главный банк намерен бороться с инфляцией с помощью МРТ, ждать значительного усиления нацвалюты, судя по всему, не стоит. В пользу этого предположения говорит и заявление главы Нацбанка о том, что в реальном выражении нацвалюта укрепляется быстрее, чем в номинальном.

Говоря о перспективах нацвалюты, г-н Марченко начал издалека, для затравки приведя статистические выкладки по платежному балансу.

— С учетом тех цен (на сырье — авт.), которые были в прошлом году, и по итогам реструктуризации внешних долгов трех банков ситуация достаточно позитивная. Положительное сальдо текущего счета платежного баланса сложилось на уровне более $4 млрд, а внешние обязательства банков сократились на $10 млрд, — привел цифры банкир.

Положительная динамика по платежному балансу отразилась на международных резервах. За март, по словам г-на Марченко, совокупные золотовалютные активы Нацфонда и Нацбанка увеличились на 3,9%, составив $69 млрд. Из них на долю ЗВР главного банка пришлось $34,6 млрд с приростом на 5,3% в первый месяц весны. Главным же источником роста золотовалютных резервов Нацбанка, по-видимому, стали его валютные интервенции.

— В целом с начала года мы купили на рынке $6 млрд. В последние две недели не покупали, но сегодня (среда — авт.) на утренней сессии опять купили. То есть тенденция укрепления тенге продолжается,  — подчеркнул банкир.

За март, по информации Нацбанка, нацвалюта «потяжелела» против доллара только в номинальном выражении еще на 0,2%, а с начала года — на 1,45%. При этом Марченко обратил внимание на то, что все валютные интервенции были изъяты главным банком посредством выпуска его нот. Дополнительно была стерилизована часть избыточной денежной массы, образовавшейся не по причине валютных интервенций Нацбанка.

— На 1 апреля изъятие ликвидности составило минус 10 млрд тенге. То есть за первый квартал мы изъяли ликвидности больше, чем предоставили (за счет скупки долларов на внутреннем рынке — авт.). Поэтому никакого давления наши интервенции на инфляцию не оказывают,  — уверен банкир.

На вопрос, насколько намерение повысить МРТ можно считать сигналом для рынка, что Нацбанк планирует бороться с инфляцией, не идя на значительное укрепление тенге, Григорий Александрович ответил так:

— Теоретически, когда курс укрепляется, это должно приводить к снижению цен на импортные товары и это является полезным для общего уровня инфляции. Но тут есть несколько моментов. В России укрепление руб­ля произошло большое, но уровень инфляции оказался примерно такой же, как у нас. То есть говорить о том, что есть значительный эффект от борьбы с инфляцией через укрепление валюты, пока достаточно сложно. С другой стороны, доля импорта в потребительских товарах очень большая только в больших городах — как в России, так и у нас. Но более двух третей товаров первой необходимости и продовольственных товаров в республике местного производства.

— Потом,  — продолжил банкир,  — нужно смотреть на реальный, а не на номинальный курс нацвалюты. В реальном выражении укрепление тенге к доллару идет достаточно большими темпами. Поэтому сильно укреплять нацвалюту мы особого смысла не видим, а повышение МРТ напрямую не связано с нашей политикой на валютном рынке.

Чтобы понять, что минимальные резервные требования напрямую не связаны с валютной политикой Нацбанка, не нужно быть Григорием Марченко. Но вопрос заключается в том, что и валютная политика, и изменения в МРТ оказывают влияние на инфляционные процессы и очень важно для прогнозирования ситуации знать, какой из этих механизмов Нацбанк считает приоритетным для борьбы с инфляцией. И, похоже, главный банк выбирает для этой цели уже хорошо проверенный инструмент минимальных резервных требований. В том числе и поэтому, скорее всего, Нацбанк не будет и впредь позволять укрепляться тенге быстрыми темпами.

Но как бы то ни было, плоды усиления позиций нацвалюты налицо. Показательным в этом плане оказались данные главного банка о валютной структуре депозитов. В марте, по словам г-на Марченко, продолжился рост вкладов в нацвалюте с уменьшением доли долларовых депозитов.

— Продолжился рост вкладов населения и переток из долларовых депозитов в тенговые,  — отметил банкир.  — Сейчас доля вкладов в нацвалюте по итогам февраля достигла 65,8%, по депозитам населения — 56,3%. За март вклады населения в тенге составили примерно 56,9%.

В целом, по его словам, эта тенденция обозначилась в начале 2010 года, тогда как на декабрь 2009‑го доля тенговых депозитов составляла 43,4%. При этом продолжился рост кредитов в нацвалюте. Сейчас их доля, отметил банкир, составляет 58,5%.

 

Спекулянты наступают. Нелегко будет краткосрочным инвесторам заслужить лояльность НБРК

Не забыл глава Нацбанка и свое обещание информировать прессу о притоках спекулятивного капитала в Казахстан. Оказалось, что только за март краткосрочные инвестиции нерезидентов на внутреннем рынке выросли еще на $1 млрд.

— Из $6 млрд, которые мы купили с начале года, порядка $2,5 млрд — это деньги нерезидентов. Это в основном спекулятивные деньги,  — подчеркнул банкир.  — То есть западные инвесторы, видя, что цены на сырье высокие, предполагают, что тенге будет укрепляться, и с целью заработать приобретают какие-то тенговые инструменты.

Пока, уверен г-н Марченко, текущий объем спекулятивных денег «особых угроз» стабильности нашей валютной системы не представляет. Но если приток спекулятивного капитала будет «достаточно большим» и краткосрочным, то глава Нацбанка в очередной раз предупредил о возможности введения ограничительных мер.

— Против «очень коротких» денег, которые размещаются в трех — или шестимесячные депозиты или вообще на корсчета, надо бороться, если объемы будут большие. А на фоне того, что совокупные золотовалютные активы составляют $69 млрд, то $2,5 млрд — это не так много,  — поспешил успокоить главный банкир.

В то же время он дал сигнал спекулянтам, рассказав о том, в каком случае Нацбанк не будет мешать им инвестировать на внутреннем рынке.

— Если эти деньги будут идти в среднесрочные инструменты на 2—4 года, то сильно этому мы сопротивляться не будем, потому что это как раз то фондирование, которое нужно для кредитования экономики,  — объяснил г-н Марченко, как можно заслужить лояльность Нацбанка.  — Если они будут представлять нашим банкам средства на 2—4 года, то ради бога — либо через покупку тенговых облигаций наших банков, либо путем размещения депозитов на такие сроки. Против этого мы возражать не будем.

Однако «мистер Девальвация» отказался подробно рассказать, какие меры намерен предпринять Нацбанк в случае притока больших объемов «горячих денег» на внутренний рынок. И с легкой руки записал журналистов в друзья спекулянтов.

— Пока никакой необходимости обсуждать или рассказывать вашим друзьям, как мы будем бороться, чтобы они заранее придумывали схемы, как эти барьеры обходить, мы не будем,  — отрезал банкир.

Следует согласиться, что при существующих золотовалютных активах и текущем уровне краткосрочных инвестиций он с легкостью может отбивать все атаки спекулянтов. Но вопрос заключается в том, будет ли Нацбанк готов в будущем покрывать бегство спекулятивного капитала за счет своих золотовалютных резервов или переложит все издержки на плечи валютного рынка и населения, дав тенге ослабнуть против доллара.

 

Главный банкир сменил тон

Напомним, что недавно в интервью нашему изданию управляющий директор Global Fund Management Глеб Шестаков предложил свой, рыночный, вариант ограничения краткосрочных инвестиций. «Самая эффективная мера в борьбе со спекулятивным капиталом — не пытаться удержать курс любой ценой, а ускорять укрепление тенге,  — отметил он.  — Это решает проблему притока краткосрочных денег, поскольку инвесторы будут видеть, что потенциал укрепления исчерпан и нет смысла вкладываться в тенговые инструменты. А когда Нацбанк пытается удержать курс любой ценой под влиянием политических факторов или в силу лобби экспортеров, он сам себе создает проблемы».

Но главный банк идет своим путем, хотя г-н Марченко все же сменил тон, заявив недавно агентству Bloomberg о том, что курс доллара не опустится ниже 140 тенге в этом году. До этого каких-то четких ориентиров укрепления тенге глава Нацбанка не давал.

 

Источник: Газета «Голос Республики» №13 (189) от 08 апреля 2011 года

 

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz