Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Марченко не до стратегий

Дата: 11 апреля 2011 в 12:00

Марченко не до стратегий

Автор: Тулеген АСКАРОВ

 

Поскольку ни один из кандидатов, участвовавших в минувших президентских выборах, так и не смог хотя бы в общих чертах изложить свое видение ближайшего будущего для отечественного банковского сектора, фактически оказавшегося в тупике по воле государства, внимание обозревателей привлекли заявления тех ключевых фигур, от которых это будущее во многом зависит.

 

«Модель консолидации регуляторов — все вместе: Нацбанк, АФН, РФЦА», — за эту схему в очередной раз высказался глава ФНБ «Самрук-Казына» Кайрат Келимбетов в своем интервью журналу «Личный счет». Правда, он уточнил, что это его личное мнение, но все же стало понятно, что реформы монетарных властей Казахстану не миновать.

 

Откровения от Келимбетова

Похоже, у руководства ФНБ теперь развязаны руки. Так, г-н Келимбетов заявил о завершении госхолдингом антикризисной функции и возвращении к основным его задачам по качественному управлению госактивами и повышению стоимости компаний, а также о диверсификации экономики. И о том, что завершено формирование модели управления государственным сектором экономики и одновременно «родился новый механизм управления экономикой».

Правда, «денег мало у кого есть, но они есть, например у государства. И оно может их размещать через «Самрук-Казыну». По мнению г-на Келимбетова, «надежный механизм доставки денег до реального сектора сегодня построен, поэтому логика такой работы фонда «Самрук-Казына», на мой взгляд, должна и будет продолжена».

Как при наличии такого монстра смогут выжить в нашей стране частные банки, осталось непонятным. К тому же и воззрения главы ФНБ на эту проблему выглядят не вполне ясными. К примеру, он решительно отверг идею создания государственного коммерческого банка.

«Сама философия развития банковского сектора основана на том, что все банки должны быть частными. И было доказано неоднократно, что все государственные банки рано или поздно оказываются неэффективными. И это иллюзия, что государство может конкурировать по эффективности с частным капиталом», — сказал он в интервью журналу. Напомним читателям, что при этом г-н Келимбетов входит в наблюдательный совет «Сбербанка», контролируемого российским государством!

Также глава ФНБ отверг предположение о том, что для казахстанского банковского сектора может наступить «потерянное десятилетие» и «зомби-вариант», имеющие место в Японии. Отечественный сценарий он расценил как промежуточный между японским и американским, «когда сразу «под нож», после чего подумалось: если этот сектор не потеряет десятилетие, то уж лет пять точно пробудет в «зомбированном» состоянии, поскольку два года с момента вторжения государства в капитал ведущих банков уже прошло.

Кстати, судьба последних все еще не определена. В отношении национализированных «Альянс Банка» и «Темiрбанка» г-н Келимбетов сообщил, что интерес инвесторов к ним виден, но отказался при этом «назвать конкретные какие-то фамилии и имена институтов». Говорить о судьбе «БТА Банка» он не стал, напомнив лишь в очередной раз о том, что возможным покупателем может выступить все тот же «Сбербанк», «потому что никто пока не предлагает».

По поводу выхода государства из капитала «Народного банка Казахстана» и «Казкоммерцбанка» глава ФНБ объяснил, что соответствующие сигналы от первого видны — «они готовы, заявили, пришли» и «мы ждем, что в соответствии с соглашением, когда наступит возможная дата. Это второй квартал». А от «Казкома» сигналом стал возврат депозита в 46 млрд тенге, однако формального обращения о выкупе акций у государства пока не было.

Не особо двигается и проект запуска Фонда стрессовых активов-2, с помощью которого чиновники обещают разгрести завалы проблемных займов в банковском секторе. На самом деле, как пояснил г-н Келимбетов, сейчас лишь ведется работа над моделью ФСА-2 и формируется «понимание между нами, Нацбанком и банками».

Концепция ФСА-2 может появиться на свет в текущем либо в следующем квартале, а чтобы «сдвинуть эту проблему с места», потребуется от 3 до 5 лет. Но главная проблема здесь очевидна уже сегодня: «Кто будет на себя брать убытки, если они через три-четыре года сформируются?» С точки зрения г-на Келимбетова, «во всем мире это государственные органы», тогда как «Самрук-Казына» в этом смысле — хозяйствующий субъект.

Почему его надо вгонять в долги на ровном месте, мне не очень понятно».

 

Ориентиры сбиты

Пока у главы ФНБ появилось время на размышления о будущем банковского сектора, его давнему оппоненту — председателю Нацбанка Григорию Марченко, судя по его заявлениям, сделанным в Праге агентству Bloomberg, сейчас приходится заниматься больше текучкой, в первую очередь борьбой с инфляцией и удержанием обменного курса в негласно существующем по-прежнему коридоре.

Правда, с ориентирами для курса получилось не совсем понятно. С одной стороны, г-н Марченко заметил, что казахстанская валюта, возможно, уже достигла уровня «комфорта» по отношению к доллару. С другой — он напомнил, что, по прогнозу Нацбанка, она вряд ли укрепится выше уровня 140 тенге за «зеленый»!

Свое умозаключение главный банкир объяснил тем, что нынешний уровень мировых цен на сырье позволяет тенге укрепляться, не подрывая при этом позиций экспортеров. Учитывая, что нынешний уровень обменного курса находится на рубеже 145,7 тенге, нетрудно предположить, как поведут себя держатели инвалюты, в первую очередь экспортеры, узнавшие о возможности ослабления «зеленого» еще на 5—6 тенге.

Самому Нацбанку «комфорт» уже обошелся в сумму порядка $5,5 млрд, которые ему пришлось купить на рынке в первом квартале, дабы сдержать темпы укрепления тенге. А поскольку баланс Нацбанка ведется в казахстанской валюте, то скупаемые миллиарды долларов в случае дальнейшего ее укрепления неизбежно принесут ему убытки по курсовой разнице.

Правда, г-н Марченко обмолвился о намерении уже в апреле перейти к новой стратегии инвестиций золотовалютных резервов, в которых доля доллара может сократиться. Но в любом случае к потерям от курсовой разницы нужно добавить еще расходы на выпускаемые Нацбанком ноты для стерилизации избыточной ликвидности во избежание ускорения темпов инфляции. В такой замкнутый круг г-н Марченко уже попадал во время своего первого правления в центральном банке, о чем читателям не раз напоминала наша газета. Но как тогда, так и сегодня, при нынешних высоких ценах на нефть и другое сырье, экспортируемое из Казахстана, он по-прежнему не видит причин для быстрого укрепления тенге.

Что касается инфляции, то в борьбе с ней г-н Марченко настроен решительно, хотя ранее сам он заявлял, что Нацбанку все еще не по силам таргетировать ее. Во всяком случае, с его слов, на заседании правления Нацбанка в этом месяце может быть принято решение о задействовании других инструментов сдерживания роста цен, включая повышение ставки рефинансирования и минимальных резервных требований.

Вполне возможно, что Нацбанк пересмотрит и свой прогноз по инфляции. В принципе, в начале марта центральный банк уже повышал свою ставку рефинансирования, и по совпадению инфляция за первый месяц весны оказалась значительно ниже, чем в феврале.

 

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz