Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Владимир Епифанцев: «Россия никогда не придет к цивилизованному существованию»

Дата: 11 апреля 2011 в 16:41

Съемки фильма «Поколение П» — по роману Виктора Пелевина — длились почти семь лет.

Они периодически останавливались – создатели искали деньги. Фильм, поначалу задумывавшийся как малобюджетный, постепенно превращался в масштабный проект, и требовал все больших затрат. Результат их стараний мы сможем оценить совсем скоро –экранизация культового романа культового писателя в середине апреля выходит в прокат. Главную роль – талантливого рекламщика Вавилена Татарского, создавшего в начале 90-х так ныне ругаемое общество потребление – сыграл Владимир Епифанцев. Своими впечатлениями от работы актер поделился с корреспондентом AIF.RU.

«АиФ»: — Вы можете себя назвать поклонником Виктора Пелевина и его «Поколения П»?

Владимир Епифанцев: — Я не могу себя назвать ничьим поклонником. Я вообще никому не поклоняюсь – не так воспитан. Что же касается «Поколения П», мне кажется, Пелевин написал довольно яркое, красочное, со множеством «месседжей» произведение. Которое, к тому же, очень понятно и очень удобно для кино. Причем, именно для зрелищного кино. Хотя, на первый взгляд, кажется, что текст сложный, в нем много бреда – в хорошем смысле. То, что называется, творческим бредом. И который, как правило, трудно адаптируется для кино. Но, на самом деле, это можно легко отсекать, оставляя основную сюжетную канву.

«АиФ»: -Вы сразу согласились на эту роль?

В.П.: — Я никогда долго не думаю. Я иду туда, где меня терпят. Соглашаюсь вообще, на все. И работаю с любым материалом. Я стараюсь плыть по течению в этой жизни, не сопротивляться тому, что тебе идет в руки.

«АиФ»: — Странно от вас это слышать. Вы, вообще-то, не производите впечатления человека, плывущего по течению. Скорее, того, кто берет судьбу в свои руки.

В.П.: — Ну, вот видите, впечатления бывают ошибочными. Хотя, конечно, нужно решить, что мы подразумеваем под «течением». Вот, например, есть течение реки. И в ней есть противотечение, состоящее из шлака – оно всегда противодействует органике. Если так понимать, то шлаку я противодействую.

«АиФ»: — Как-то все у вас очень сложно, образно. А если конкретнее – что вы подразумеваете под шлаком? Что это такое в вашем представлении?

В.П.: — Культура. И все, что с ней связано. Весь социум, который тоже, так или иначе, вплетен в схему культуры. И наоборот, культура вплетена в схему социума. Это все удобоваримое и понятное. Все, что потребляет публика, не задумываясь. Телевидение, радио, политика, современная популярная культура – все это и есть шлак.

«АиФ»: — То есть наша публика предпочитает шлак...

В.П.: — Не только наша. Во всем мире тоже так происходит, но там все-таки чуть осторожнее к этому относятся. Там есть пространство более глубоких линий. Там не предают людей анафеме и не преследуют их. И не избивают футбольными битыми. А здесь… Я знаю здесь много художников, к которым врывались в их дома и угрожали их жизням. И также знаю многих, которые не могут сюда вернуться из-за преследования властей.

«АиФ»: — То есть в России трудно бороться со шлаком? Неординарному, талантливому человеку здесь не место?

В.П.: — Ему никогда здесь не было места. Это пространство, в котором можно существовать, но
найти себе здесь место – вряд ли. Здесь никогда никому не был нужен современный человек. Здесь монархия. К людям всегда относились как к мусору. И так оно и будет. В этом загадка России. Она никогда не придет к цивилизованному существованию, потому что в основе духа – большая рефлексия.

«АиФ»: — А вы сами уезжать не собираетесь?

В.П.: — Нет, а зачем? У меня все порядке. Я не испытываю какого-то творческого дискомфорта. Мне не нужно никому здесь ничего доказывать. Искать признание. Я на это плюнул. У меня есть прекрасные дети, которые хорошо пахнут. И все будет, как будет.

«АиФ»: — Вы покажете вашим детям «Поколение П»?

В.П.: — Нет, зачем? Им рано еще, они мультфильмы смотрят.

«АиФ»: — А что вы скажете о своем герое, Вавилене Татарском?

— А что я должен сказать? Он очень талантливый человек…

«АиФ»: -… Наркоман…

В.П.: — Абсолютно неправильное представление, ложное, поверхностное и очень вредное. Это современный герой, а не наркоман. Наркотики – это метафора. Инструмент для раскрытия основного философского секрета жизни, который разгадывает герой. Чтобы исследовать мир через какие-то опасные пути, которые не даны обычным людям. Он в этом смысле является мифическим персонажем сродни античным героям, которые шли в лабиринт биться с Минотаврами. Если бы обычный человек туда пошел бы, он бы просто умер. А моему персонажу это было позволено.

«АиФ»: — Вы сами когда-нибудь употребляли так называемые «вещества, расширяющие сознание»?

В.П.: — Нет, мне этого не требуется.

«АиФ»: — Режиссер «Поколения П» Виктор Гинзбург долгое время жил и работал в Америке. Вам с ним было труднее или легче работать, чем с российскими режиссерами?

В.П.: — Мы же работали в России. Используя российский продакшн и всю систему кинопроизводства, которая здесь наработана. А в этой ситуации, неважно – американский режиссер или российский – процесс будет одинаковым. В Америке мы бы, возможно, сняли бы эту картину за полгода. А здесь никто не позволит устанавливать свои правила.

По сообщению сайта Аргументы и Факты