Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Байконур: трагедии и победы

Дата: 12 апреля 2011 в 08:11

Эрик АУБАКИРОВ, «Экспресс К», 12 апреля

Первоначально понятие «космодром Байконур» было ложным. Так назывался маленький поселок в Карагандинской области, где стояли камуфляжные сооружения. Но все это было обманкой: настоящий космодром находился в Кзыл-Ординской области, недалеко от станции Тюра-Там. Он носил кодовое обозначение НИИП № 5, или полигон «Тайга» – для пущей секретности.
Это вполне понятно: полигон создавался как военный объект для испытаний баллистических ракет. Для доставки атомных бомб на стратегические объекты США требовалось создание межконтинентальных ракет-носителей. Ракета Р-7, использовавшаяся в дальнейшем и для пилотируемых космических полетов, потребовала создания нового полигона.
Необходимыми условиями для полигона были: малонаселенный обширный район, наличие железнодорожных путей, источники пресной воды. А расстояние до места, где должна была упасть ракета (полигон Кура на Камчатке), должно быть не менее 7 000 км. Рассматривалось четыре варианта: Марийская АССР, Дагестан, Астраханская и Кзыл-Ординская область. Выбрали казахстанскую степь отчасти из-за того, что ракеты Р-7 были радиоуправляемыми, поэтому требовались три станции подачи команд. В Марийской АССР, Дагестане и Астрахани эти станции пришлось бы располагать в очень труднодоступных местах. Кроме того, в пользу Кзыл-Орды был и природный фактор – 300 солнечных дней в году.
Первый отряд военных строителей приехал на станцию Тюра-Там 12 января 1955 года. Главный конструктор Сергей Королев, которому в этот день исполнилось 48 лет, посчитал это благоприятным знаком. Отряд строительного десанта возглавлял лейтенант Игорь Денежкин. Его задачей являлась подготовка железнодорожных путей для приема вагонов со стройматериалами и спецпоездов с полигона Капустин Яр. Разместились строители в палатках. Весь январь и февраль бушевали метели; морозы и снежные заносы сильно затруднили работу, но первопроходцы шаг за шагом упорно продвигались вперед.
Стройбатовцы сделали еще одно большое дело: за два месяца скололи несколько тысяч кубометров льда и засыпали его толстым слоем опилок. В знойное лето 1955 года этот рукотворный ледник спас от гниения сотни тонн мяса и других продуктов.
В марте начали прибывать основные силы строителей. Прямо из вагонов их отправляли на работу. Стройка шла активно, в авральном темпе, без привычных «совковых» простоев. Строили одновременно и пусковые площадки для ракет, и военный городок, который назвали «Заря». Руководил стройкой полковник Георгий Шубников.
По первоначальному проекту город закладывали для 5 000 человек постоянного персонала. Но потом выяснилось, что это был большой просчет: население города уже через два года перевалило за 10 000 жителей. Город планировалось расположить по обеим берегам Сырдарьи, однако мощный весенний разлив заставил отказаться от этого проекта. Строительство города развернулось лишь на правом берегу под защитой специально сооруженной дамбы.
24 августа 1956 года открылась первая школа. 136 детей сели за парты, а вечером их места заняли 180 взрослых. А первое свидетельство о рождении было выдано 7 апреля 1959 года родителям Олега Разенкова. 25 апреля того же года зарегистрирован первый брак: Ираида Галкина и Вячеслав Кудин получили свидетельство о появлении новой семьи.
О напряженности темпов работы говорит тот факт, что акт о приеме первого стартового комплекса полигона был подписан 5 мая 1957 года, а уже на следующий день там установили ракету Р-7. Первый запуск состоялся через десять дней, но он оказался неудачным – ракета пролетела всего 400 км. А 21 августа прошло первое удачное испытание ракеты.4 октября 1957 года началась новая эра – космическая: с полигона в космос был отправлен первый искусственный спутник Земли. В конце января 1958 года поселок Заря переименован в Ленинский. А когда в космос полетел первый человек и в газетах написали, что он взлетел с Байконура, пришлось переименовать и суперсекретную площадку НИИП № 5 в космодром Байконур. В 1969 году поселок Ленинский получил статус города и название Ленинск. Но он оставался режимным, сверхсекретным городом, на географических картах не обозначенным. Жили там в основном военные офицеры с семьями и некоторое количество гражданских специалистов. Из-за этой секретности местных жителей старались на работу не брать, поэтому коренного населения в городе было очень мало – всего один процент. Ситуация изменилась в середине 70-х годов, когда в результате строительства нового водозабора был снесен поселок Хутор Болдина. Жителей поселка расселили в северной части Ленинска, на улице Сейфуллина. Доля коренного населения возросла до 7 процентов и с каждым годом увеличивалась за счет высокой рождаемости. В основном местное население работало в сфере торговли, сервиса и в системе ЖКХ. Спецснабжение города было «московским». На прилавках магазинов были такие товары, о которых даже в столице СССР не знали. Естественно, развилась спекуляция. Горожане вывозили дефицит на станцию Тюра-Там и продавали местным оптовикам. Те в свою очередь перепродавали товар заезжим перекупщикам.
Несмотря на отличное снабжение и активное озеленение города, условия проживания в Ленинске были очень тяжелыми. Резко континентальный климат: летом – плюс 45 в тени и песчаные суховеи, зимой – минус 40 и снежные бураны. Обилие ядовитых змей, каракуртов, скорпионов, фаланг и тучи комаров. Сотни тысяч сусликов и тушканчиков – разносчиков чумы и холеры. Близость лепрозория, где содержались больные проказой. Но самым страшным бедствием космодрома стал гепатит. Большинство населения переболели этой тяжелой болезнью. Иногда из строя выходили целые роты стройбатовцев.
Вообще, стремление использовать солдат в качестве бесплатной рабочей силы частенько обходилось для космодрома боком. Так, в 1975 году в рамках программы «Союз-Апполон» была подготовлена ракета. Пуск должен был быть показательным – ожидали прибытия президента Франции Жоржа Помпиду. Ракета стояла на старте вся в инее. По выражению специалистов, она «дышала» – через дренажно-предохранительные клапаны из нее испарялся жидкий кислород. За 5 часов до старта насыщенность кислорода около ракеты достигла 70 процентов (в обычном воздухе кислород составляет 21 процент). Одуревшие от кислорода и ожидания солдаты-первогодки стартового расчета решили позабавиться – стали поджигать нитки. Пропитанные парами нитки горели, как бенгальские огни. На одном из солдат вспыхнула гимнастерка, пропитанная парами кислорода. Товарищи бросились на помощь и сами загорелись. Шесть живых факелов заметались по площадке. Двоих успели спасти, четверо сгорели заживо. А пожар разгорался все сильнее, пламя начало подбираться к ракете. Руководитель старта подполковник Борис Чекунов принял решение немедленно произвести запуск. К счастью, ракета успела взлететь, и сотни жизней были спасены.
Но самая страшная трагедия Байконура случилась 24 октября 1960 года, когда проходила испытание новая ракета Р-16, разработанная под руководством академика Янгеля. Работа как всегда шла в авральном темпе. В процессе подготовки обнаружились неполадки в системе управления контроля и подачи топлива. По-хорошему, ракету надо было снимать со стартовой площадки, сливать топливо и устранять огрехи. Такой расклад главкома ракетных войск, маршала Митрофана Неделина не устраивал. Военные спецы, которые составляли большинство, поддержали маршала и высказались за продолжение работ.
Неделин сел на стул в 17 метрах от ракеты и начал показывать «пример личного бесстрашия». Кроме ста необходимых для работы техников, около ракеты было еще 150 человек. В 18.45, за 30 минут до запуска, произошел несанкционированный пуск двигателя второй ступени. Расходившиеся от ракеты концентрические волны пламени распространялись с огромной скоростью и поглощали все на своем пути. Во все стороны бежали горящие заживо люди. Лавинообразное горение продолжалось около 20 секунд. Погибли 57 и ранены 42 военнослужащих, гражданских – 17, ранены 7. Заместитель министра оборонной промышленности Гришин и еще трое военных скончались в госпитале от ожогов. Таким образом, общее число погибших составило 78 человек. Но некоторые историки озвучивают другие цифры – 92 или 126 погибших.
Тело маршала Неделина определили по оплавившейся Звезде Героя, а тело конструктора Коноплева – по росту (он был самым высоким на стартовой площадке). Главный конструктор Королев, академик Янгель и члены госкомиссии Иосифьян и Богомолов чудом остались живы: за несколько минут до трагедии они отошли на сотню метров – покурить.
Информация о трагедии была строго засекречена. Никаких официальных сообщений о катастрофе не было. Так как гибель маршала Неделина и многих высших чинов замолчать являлось невозможным, была придумана версия об авиационной катастрофе.
На космодроме были ужесточены меры техники безопасности. Но ровно через три года, 24 октября 1963-го, случилась вторая трагедия. За день до этого в шахте по неосторожности пролили керосин. Его пары пропитали все помещение. Расчет под командованием лейтенанта Щербакова спустился в шахту и обнаружил перегоревшую лампу. Лейтенант стал ее менять, и мельчайшая искорка воспламенила весь воздух. Сказать, что Щербаков сгорел дотла – это ничего не сказать. Остались лишь обгорелые каблуки его сапог. Вместе с ним заживо сгорели еще семь солдат и офицеров.
После этой трагедии 24 октября на Байконуре и вообще в космонавтике считается несчастливым днем. Никаких работ, а тем более испытаний и запусков в этот день не проводят.
Тяжелые времена настали в начале 90-х годов, после распада СССР, когда и космодром, и сам город пережили глубокий кризис. Запуски ракет прекратились – финансирование заморозили. Множество сотрудников космодрома покинули Байконур и уехали на родину. Освободившиеся квартиры были заняты коренным населением, прибывающим из городов и сел Кызылординской области.К счастью, плохие времена на космодроме продлились недолго. В 1994 году был подписан договор между Казахстаном и Россией, согласно которому Кремль стал эксплуатировать космодром за арендную плату. Большинство объектов Байконура были переданы в ведение российского космического агентства. 20 декабря 1995 года указом президента Назарбаева город Ленинск был переименован в Байконыр. Сейчас в городе 15 школ (8 – с русским языком обучения и 7 – с казахским), 11 детских садов, музыкальная, спортивная и художественная школы, филиалы нескольких университетов и институтов. А еще есть городской Дворец культуры, две больницы и три поликлиники, стадион, спортивный комплекс и плавательный бассейн. Байконыр жив.
Сейчас, спустя 50 лет после гагаринского старта, становится понятным, что в этой сумасшедшей битве за космос победили не Советский Союз и не Америка. Победили земляне. Но все-таки очень приятно, что освоение космоса началось с казахской земли.

По сообщению сайта Nomad.su