Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Серик МАЛЕЕВ. Портрет в богровых тонах. О Курманбеке Артыкбаеве

Дата: 11 мая 2011 в 13:14 Категория: Новости культуры

Подзаг:  И о предъявленных ему обвинениях

Выступить в эти  дни в защиту бывшего руководителя Департамента таможенного контроля по Алматинской области Курманбека Артыкбаева, которого сегодня обвиняют практически со всех телеканалов, электронных и печатных СМИ в создании организованной преступной группировки, в контрабанде китайских товаров, во всех прочих смертных грехах – равносильно гражданскому самоубийству.  Что понятно любому профессиональному журналисту.

И все-таки я готов взять на себя такую ответственность. Толкнули же меня к этому непростому решению разговоры в кругу своих же братьев – журналистов, полагающих, что несмотря на затянувшуюся со стороны финпола информационную атаку таможни,  в этом, с виду простом деле, не все так уж и просто.

И здесь мне вспоминается одна из наших бесед с Курманбеком Жуасовичем, когда на мой вопрос – Чем продиктована нынешняя открытость Департамента таможенного контроля по Алматинской области для прессы? – он мне предельно честно ответил:

— У нас в стране таможенник в правовом отношении –   самая незащищенная профессия. Любого таможенника можно обвинить в  самых страшных смертных грехах, и общество в это поверит с легкостью.  Поэтому я приглашаю вашего брата – журналиста для того, чтобы показать, что у нас все открыто. Что у нас нет тайн, которые мы собираемся скрывать от наших сограждан. И в данном случае гласность –  единственный инструмент защиты, способный сработать в самую тяжелую  для нас минуту.

Артыкбаев как в воду глядел. С того самого памятного разговора кануло немало времени, и выходит, что вот теперь лично для меня пришел час апелляции к гласности. Чтобы после не мучали укоры совести за то, что знал, но струсил, и промолчал. Ведь многие наши пишущие коллеги, благодаря такой политике открытости Департамента, не хуже меня осведомлены, как обстоят дела на казахстанской таможне. Со всеми ее минусами и плюсами.

Умница и Талант

Так кто он такой, Курманбек Артыкбаев? …Начинал он простым оперативником в системе МВД. Дорос до полковника. Как говориться, не паркетный офицер. На его счету задержание известного вора в законе  Жоры Ташкентского, в бытность руководителем Департамента внутренних дел  Южно-Казахстанской области. Причем, Артыкбаев не просто задержал авторитета, но довел дело до ареста и суда, заработав себе на этом огромное количество врагов не только в сфере криминала, но и среди коррумпированных чиновников.

А ведь было еще одно   дело. В мае 2000 года в южной столице был совершен дерзкий налет на инкассаторов банка «ТуранАлем», потрясший всю страну. И только благодаря слаженной  и высокопрофессиональной работе оперативников под руководством Курманбека Артыкбаева, бандитов удалось найти и обезвредить в самые кратчайшие сроки.

Сами же коллеги Курманбека по милицейской службе характеризуют его не только как оперативника до мозга костей, но и как великолепного организатора. По словам одного из них: «Артыкбаев мог бы организовывать людей даже под сплошным минометным обстрелом». И это не просто красивые слова, это признание ума и таланта.

Слуга царю, отец солдатам

С приходом в 2007 году Артыкбаева на работу в Департамент таможенного контроля по Алматинской области там многое изменилось. Была проведена большая кадровая чистка. По словам самого Курманбека Жуасовича: «В первый же мой приезд на «Хоргос» приключилась любопытная история. Прибыв туда, я увидел двух сотрудников, входивших в своё время в ОПГ. Я сталкивался с ними ещё по работе в криминальной полиции. Я их узнал, и они меня тоже узнали. Поэтому они тут же написали заявления об увольнении по собственному желанию. И больше я их не видел».

Под сокращение в тот год попали и таможенники, до поступления на службу работавшие мясниками, парикмахерами и продавцами, не соответствующие возросшим профессиональным требованиям. А на смену им пришли бывшие оперативники, служившие прежде под началом Артыкбаева. И это было равноценно объявлению войны. Усилившись таким образом, таможенники взялись за искоренение бандитского беспредела, царившего до этого на таможенных постах «Хоргос» и «Калжат». И практически победили.

Окончательную же точку в этой войне удалось поставить, лишь убрав растаможку с «Хоргоса» и «Калжата», и переместив ее под Алматы. Что позволило осуществить более строгий контроль в сфере таможенной очистки. А сами таможенные посты «Хоргос» и «Калжат» стали отныне обычными пунктами пропуска транспорта, перестав представлять особый интерес для криминала. Что впрочем, если быть до конца откровенными, тоже не всем понравилось.  Особенно тем сановникам в высоких кабинетах, что лишились левых теневых  доходов. Так  Артыкбаев  наживает себе новых могущественных врагов.

Не возможно в двух словах рассказать о всех тех нововведениях, что были осуществлены в Департаменте таможенного контроля по Алматинской области за последние три года. Это и введение электронных пломб, позволяющих отслеживать доставку груза по всему Казахстану, это и работа таможни по принципу одного окна, когда предпринимателю нет нужды ходить по кабинетам. Достаточно сдать весь пакет документов в окно и осуществить в течение кратчайшего времени растаможку. Это и многое другое…

Не совру, если скажу, что с его приходом в департамент наметились кардинальные перемены к лучшему. А главное – изменились отношения в самом коллективе. Артыкбаев был для своих подчиненных, как сказал бы классик: «Слуга царю, отец солдатам». Его за это и любили, называя в разговоре между собой уважительно «Шефом» или «Жуасовичем». И он заслуживал такую искреннюю любовь, оказывая своим подчиненным всяческую поддержку. Он был строг, но справедлив. И это качество его характера, конечно же, окружающих  подкупало. Словом, Артыкбаев – настоящий мужик. И тут я ничего от себя не выдумываю. Спросите любого таможенника, все они подтвердят правоту моих слов.

Наезд

В самом Департаменте таможенного контроля  вся эта история с наездом финансовой полиции и последовавшими затем арестами, воспринимается как величайшая не справедливость. Причем сами таможенники растеряны, не знают, что им делать. «У Курманбека Жуасовича была только трехкомнатная квартира в Алматы и личная машина – и что же, это теперь считать нечестно нажитым богатством»? – недоумевает искренне пожелавшая быть неназванной  сотрудница департамента. Поддерживают ее и коллеги, полагающие, что многое в этом деле вызывает сомнение.

А я же хочу рассказать о том, что осталось за скобками сегодняшнего расследования.

В конце апреля Курманбек Артыкбаев переводится в резерв МВД. Ему предстоит утверждение на должность вице-министра, чему сам Курманбек Жуасович был откровенно рад, заявляя, что в душе он все равно остается милиционером. У него были большие планы по наведению порядка в системе МВД. Ведь нельзя же считать нормальным положением вещей, когда при задержании трех бандитов, как это было в поселке Калкаман, огромные потери несет элитное спецподразделение МВД «Сункар». А что же тогда говорить о профессиональной подготовке простых полицейских? И лично у меня нет никаких сомнений, что на новом посту вице-министр Артыкбаев смог бы стать достойным помощником министру Касымову…

Но тут вдруг… как бы… «совершенно случайно», на таможенные посты «Хоргос» и «Калжат» обрушивается чуть ли не полк финансовых полицейских, насчитывающий в своем составе триста сотрудников.

И моментально поднимается несусветный шум и скандал, когда нам безаппеляционно заявляют, что раскрыта в системе таможни организованная преступная группировка, что таможенники потворствовали потоку контрабанды из Китая, что они закрывали глаза на фальшивые сопроводительные документы (инвойсы), предъявляемые им нерадивыми предпринимателями в пунктах пропуска. Так что по всему выходит, что таможенники с контрабандистами заодно.

Причем меня, прежде всего, настораживает сама совпавшая «случайность» такой проверки, в то время когда Артыкбаев выдвигается на должность вице – министра. Я в подобные «случайности» не верю.  Я более склонен в этом вопросе полагаться на точку зрения немецкого поэта-романтика Шиллера, писавшего когда-то:

«……случайностей на этом свете нет:

нам случаем слепым порою мнится

то, что в недрах сокровенных рождено».

Узнать бы вот только, кто тот заказчик, что прячется в этих самых «сокровенных недрах»???

И второй момент, также заставляющий задуматься. Зачем мобилизовывалась такая армия финполовцев для проверки таможни? Разве с десяток профессионалов не смогли бы справиться с той же задачей?  Или это все же была пиар-акция, направленная на широкую публику? На создание внешнего эффекта. Что бы все заговорили: «раз уж финпол штурмует таможню ротами и батальонами, значит там что-то определенно не так, не чисто».

Странно и то, что таможенникам сразу предъявляют обвинение, хотя суда еще не было?! Ведь до суда они могут считаться только подозреваемыми, но отнюдь не преступниками, как кому-то, вероятно, очень бы хотелось, судя по многим косвенным признакам. И это как раз тот случай, когда «актеры» откровенно переигрывают,  рождая недоверие, как к самой «театральной постановке», так и ко всей сюжетной линии.

И наконец, удивляет то, какие масштабы приобрела сия  затяжная информационная компания по дискредитации работы Департамента таможенного контроля. В ходе которой мы увидели практически все, что можно было только увидеть, за исключением… одного маленького, но очень существенного пустяка. Нам так и не показали ни одного таможенника, берущего взятку, и на этом пойманного. Хотя это и должно быть ключевым свидетельством вины подозреваемых… Если, конечно, мы собираемся апеллировать к правосудию, а не к мнению толпы.

Засада

И вот тут самое время поговорить по существу предъявляемых финполом обвинений Курманбеку Артыкбаеву. Когда по форме все выглядит правильно, а по сути  – сплошным издевательством над здравым смыслом.

Ведь что такое фальшивые инвойсы и связанная с ними контрабанда? Для неподготовленного читателя попытаюсь разложить все по полкам. Предположим на минуту, что вы предприниматель и поехали в Китай. Там вы, опять–таки, предположим, заключили сделку с китайским продавцом, и просите его в накладной за купленный вами товар, (инвойсе), указать сумму меньшую, чем вы ему заплатили на деле. Чтобы уменьшить при переходе границы сумму своих таможенных платежей. И такие сделки происходят сплошь и рядом. Благо сам факт контрабанды доказать очень трудно.

В данном случае инвойс, (накладная за купленный товар), фальшивым как бы и не является, хотя правонарушение налицо. Но вот только как об этом может догадаться рядовой таможенник, стоящий на посту, если все печати и подписи в документе в порядке? Как он может догадаться, что имеет дело со скрытой контрабандой?

Тем более что таможенник сам оказывается в ситуации цейтнота, когда за один только день через пост «Хоргос» проходит до ста восьмидесяти грузовых фур. И это не считая грузовых фур, следующих в пригород  Алматы через другой таможенный пост – «Калжат».  И если теперь в Центре таможенного оформления «Алатау» проверять все машины досконально, то сотрудникам таможни не хватит ни личного состава, ни времени для досмотра.

Скажем, для примера, в 2010 году таможенники задержали пятьдесят четыре машины с фальшивыми инвойсами. Разбирательство по этим автомобилям затянулось на долгих полгода. А если каждый день досматривать по сто восемьдесят – двести машин? А если на каждую из них уделять по минимуму двое-трое суток, разгружая товары на землю и погружая обратно? Да таможня попросту завалится в грузах и товарах, а сами таможенники превратятся в батраков и грузчиков.

Тем более что никто им и не предоставит  такого права – останавливать непрерывно идущий поток транспорта, следующего по направлению из Китая в Казахстан. Никто им не разрешит тормозить машины со скоропортящимися продуктами, (теми же огурцами, яблоками и помидорами), более чем на сутки. Поэтому и досмотр грузов на таможне  не может длиться до бесконечности, чем и пользуются зачастую не чистые на руку предприниматели, сумевшие отыскать  существенные бреши в не до конца отработанной системе таможенного досмотра грузов.

А вместе с тем, нельзя сказать, что таможенники молчали о складывающейся проблеме на границе, при которой досмотр фур осуществляется порой поверхностно. Нет, они заявляли об этом постоянно, громко, гласно, проводя круглые столы с предпринимателями и журналистами, докладывая наверх в Астану о складывающейся непростой ситуации на границе, приглашая к себе представителей китайской стороны, с тем, чтобы китайцы помогли им наладить контроль за нескончаемым потоком товаров, следующих из КНР в Республику Казахстан.

И вот теперь мы видим, как Артыкбаева бьют за то, что он же предавал широкой огласке, что он хотел непременно исправить. И может это совсем не случайно? Может кого-то больше устраивает тишина, чем такая открытость и гласность?

Но тогда выходит, что так можно посадить за решетку любого? Ведь получается, что любой начальник таможенного департамента в рамках подобной, неправильно функционирующей системы, оказывается заведомо виноват? Каждому из них можно приписать содействие в провозе контрабанды. И это все равно, что назначить виновным рядового сантехника за неправильно смонтированную канализационную систему всей страны.

И здесь же в качестве наглядного примера, я бы хотел привести ситуацию с таможенным досмотром в Соединенных Штатах Америки.

Известно, что таможенным службам этой страны удается в год задерживать до десяти процентов от всего ввозимого в страну героина. Но это не означает вовсе, что надо сажать в тюрьмы всех тех таможенников, мимо которых прошли остальные девяносто процентов наркотика.

Там к этому делу подходят иначе. И осуждают сотрудника таможни только в том случае, когда удается доказать факт сговора и получения им взятки. Что, как я полагаю, правильно. В отличие от наших маски – шоу.

А напоследок я хочу довести одну простую мысль. Наверное, мы действительно очень богатая страна, не только в части природных ресурсов, но и человеческого капитала. Если позволяем себе «рубить» таких людей, как Артыкбаев?

Вот только, (интересно), с кем мы потом останемся, с таким нашим бездушным подходом к судьбам отдельных граждан и страны в целом?

 

http://www.altyn-orda.kz/kazpressreview/serik-maleev-portret-v-bogrovyx-tonax-o-kurmanbeke-artykbaeve/

По сообщению сайта abai.kz ақпараттық порталы