Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Brent-2015: горят фонари и причудливы тени

Дата: 07 мая 2015 в 08:56

С тех пор как баррель марки Brent начал терять в стоимости – с лета 2014 года, мировое информационное пространство наполнилось различными версиями происходящего. «Что отложилось в массовом сознании? Падение мирового спроса на нефть, завышенное предложение, снижение нефтеемкости развитых стран мира, немыслимые резервы нефти в США, критичное влияние экономического роста Китая, борьба Саудовской Аравии со сланцевой нефтью и т.д. и т.п.», – перечисляет Акбар Тукаев, советник генерального директора инжиниринговой компании «КАЗГИПРОНЕФТЕТРАНС». По его словам, суждения населения о нефтяных ценах во многом противоречивы из-за того, что обыватели зачастую получают через СМИ только часть обширной информации – то, что преподносят «отдельные англоязычные персоны», высказывания которых не всегда базируются на цифрах либо манипулируют ими.

Но что говорят конкретные факты?

Спрос vs предложение

Одна из основных «идей» последних месяцев – предложение на мировом рынке нефти значительно превышает спрос, отчего и падает стоимость черного золота. По словам Акбара Тукаева, цифры – и по спросу, и по предложению – опровергают это.

«Глобальный спрос на нефть даже не думает сокращаться, практически каждый месяц он устанавливает новые исторические рекорды. Еще лет 10 назад прогноз в 90 млн барр/сут. назывался чрезмерно оптимистичным. Между тем, в январе-марте этого года спрос достиг 93 млн барр/сут., тогда как в аналогичном периоде 2014 года составлял 91,7 млн барр/сут., а по итогам всего прошедшего года зафиксирован на уровне 92,5 млн барр/сут. Более того, прогноз на весь 2015 год приближает спрос к 93,6 млн барр/сут.», – приводит данные аналитик. По его мнению, спорен и тезис о приоритетном значении превышения предложения над спросом. Если посмотреть хронологию прошедшего года, то можно увидеть, что разница спроса и предложения варьировалась от 0,4 млн барр/сут. до 1,2 млн барр/сут. При этом в начале года Brent стоил $107, в конце года – $57. По словам эксперта, на первый взгляд может показаться, да – вот он, ключевой фактор. Но в I квартале 2015 года разница спроса и предложения возросла более сильно и достигла 1,5 млн барр/сут., то есть со значительным превышением предложения по сравнению с прошлым годом. А вот средняя цена Brent в январе-марте так и осталась на уровне $57, в апреле и вовсе увеличилась до $65.

«Что же касается нефтеемкости стран ОЭСР, то она действительно снижается – но со скоростью самой медлительной черепахи! В конкретном числовом выражении это означает, что если 5 лет назад соответствующий спрос чуть превышал 46 млн барр/сут., то сейчас он чуть меньше этого уровня», – добавляет Акбар Тукаев.

12 друзей нефти

По данным Управления энергетической информации США, объем коммерческих запасов черного золота этой страны на 24 апреля достиг 490,9 млн баррелей, прибавив 1,9 млн баррелей, или 0,4%, к показателю предшествующей недели. При том что зарубежные аналитики предсказывали плюс 2,3 млн баррелей, и теперь несбывшийся прогноз трактуется некоторыми как возможное начало замедления роста запасов в американских хранилищах. Коммерческие запасы Соединенных Штатов увеличиваются – и постоянно обновляют свои исторические максимумы – уже несколько месяцев, начав с отметки 425,64 млн баррелей в феврале. Ранее представители Bloomberg высказывали предположение, что излишки в нефтяных «закромах» этой страны составляют 1-2 млн баррелей в сутки.

То, с какой готовностью мир следит за коммерческими запасами США, превращает сводки в «сообщения информбюро», считает Акбар Тукаев. Но против «массовой истерии» есть отрезвляющий аргумент: в 2014 году экономика этого государства потребила 7 млрд баррелей. Исходя из этого, упомянутых запасов ей хватит только на 25 дней. «Между тем, когда в Казахстане заявляется о запасах бензина на месяц, наши соотечественники считают, что этого крайне недостаточно», – сравнивает собеседник.

Что касается другого «нарушителя спокойствия» – Китая, то его воздействие на котировки происходит через ускорение или замедление экономического роста. Последняя информация на этот счет такова: индекс, который характеризует деловую активность в китайской промышленности, по версии HSBC, в апреле упал до 48,9, тогда как в марте составлял 49,6. Главный специалист HSBCпо экономике Китая Цюй Хунбинь пояснил: темпы сокращения новых заказов, которые лежат в основе расчета показателя, стали самыми стремительными за год при стагнации производства. Вместе с тем официальный индекс PMI для производственной сферы в апреле остался без изменений – 50,1.

«Более двух десятков лет Китай удивлял мир темпами экономического роста выше 7%, – комментирует Акбар Тукаев. – Естественный процесс некоторого снижения воспринимается сейчас как вселенская катастрофа для нефтегазовой отрасли. Любителям этого фактора надо просто оценить динамику спроса на нефть в КНР, в баррелях в сутки: в 2012 году – 9,8 млн, в 2013 году – 10,1 млн, в 2014 – 10,4 млн. Прогноз на 2015 год, как могут подсчитать знатоки арифметической прогрессии, – 10,7 млн. Ожидаемое Международным энергетическим агентством достижение этого уровня произойдет уже в ближайшие 3 месяца». Эксперт задается вопросом: «Вытекают ли из этого пессимистичные посылы для цены нефти?».

Интересно, что как раз в понедельник июньские фьючерсы на Brent добирались до отметки $67 и даже незначительно превышали ее – это максимальное значение с начала года, однако в итоге все же откатились к уровню $66 плюс.

По словам эксперта, уместно отметить, что 70% глобального спроса на нефть формируют 12 игроков – США, ЕС, КНР, Япония, Индия, Россия, Бразилия, Саудовская Аравия, Канада, Корея, Мексика и Иран. В I квартале 2015 года значимое снижение спроса произошло только в России, Бразилии и Саудовской Аравии – этот список собеседник считает «очень своеобразным».

Чего добились саудиты?

Если оценивать силу такого тезиса, как: «Постоянное наращивание добычи в топовых странах-нефтепроизводителях влияет на стоимость сырья», то, как считает Акбар Тукаев, надо учитывать то, что существенный рост показателей в отдельных государствах отчасти балансируется снижением показателей в других странах топ-20. «Например, по итогам января-марта повышение добычи в США, России, Саудовской Аравии сопровождается фактами и трендами понижения в Канаде, Мексике, Венесуэле, Нигерии, Катаре, Алжире и др. Более того, по мнению ведущих экспертных международных организаций, США и Россия сейчас практически вышли на пик среднесуточной добычи в 2015 году – 12,6 млн барр/сут. и 11 млн барр/сут. соответственно. Во втором полугодии ожидается некоторое снижение», – приводит данные аналитик.

О потенциальном снижении производства жидких углеводородов в США говорится и в апрельском докладе Организации стран – экспортеров нефти. Прогноз таков: во II квартале этого года страна извлечет 13,65 млн барр/сут., а в IV квартале – немного меньше, 13,6 млн барр/сут.

ОПЕК констатировала прирост общемировой добычи в марте на 0,9 млн барр/сут., причем практически весь этот объем получен членами картеля во главе с Саудовской Аравией (в марте королевство обновило свои максимальные показатели до 10,3 млн барр/сут.). Некоторыми исследователями рынка это воспринимается как желание государства сохранить свою долю на рынке. Вместе с этим, организация ожидает, что спрос на нефть, произведенную государствами-членами, в 2015 году составит до 29,3 млн барр/сут., то есть увеличится на 0,1 млн барр/сут.

«Есть искренне верящие в то, что действия Саудовской Аравии в 2014 году были направлены против сланцевой добычи в Северной Америке», – говорит Акбар Тукаев. Однако о том, насколько эффективно саудиты «возвратили» свои позиции на североамериканском континенте, можно судить по этим цифрам: если в 2012-2013 годах Саудовская Аравия поставляла на континент ежесуточно 1,4 млн баррелей, то в результате такой «борьбы» в 2014 году объем поставок составил 1,2 млн барр/сут., а в Iквартале 2015 года – 0,8 млн барр/сут. Аналогично ситуацию характеризуют и данные по импорту США и Канадой сортов нефти. Так, по сорту Saudi Light & Extra Light, в барр/сут.: в 2012-2013 годах – 0,75 млн, в 2014 году – 0,65 млн, в январе 2015 года – 0,43 млн. По сорту Saudi Medium, в барр/сут.: в 2012-2013 годах – 0,45 млн, в 2014 году – 0,36 млн, в январе 2015 года – 0,24 млн. «Также об «успешности» конкуренции может свидетельствовать такой факт: в первые 3 месяца текущего года США повысили добычу нефти на 800 тыс. барр/сут., а ОПЕК – на 200 тыс. барр/сут.», – говорит аналитик.

Странности экономики

В заключение Акбар Тукаев отмечает, что хорошие перспективы для глобальной нефтегазовой отрасли уже на подходе. Многое будет зависеть от реальной консолидации усилий основных стран-нефтепроизводителей, построения защитных барьеров от усилившегося влияния политико-спекулятивных факторов, понимания необходимости определенных уступок на данном этапе.

Это относится и к Казахстану. «Недавно опубликованная статистика уже показывает падение в 4 раза в IV квартале 2014 года объемов прямых иностранных инвестиций в отечественную нефтедобычу по сравнению с тремя другими кварталами. Это отражается и на валовом притоке ПИИ в целом по стране», – говорит аналитик.

Он также считает, что довольно странной выглядит ситуация в структуре экспорта Казахстана. «В последние годы доля топливно-энергетических ресурсов в общем объеме составляла около 70%. В условиях двукратного снижения цены Brent, казалось бы, имеются все шансы продемонстрировать несырьевой потенциал страны, эффективность принимаемых мер по индустриально-инновационному развитию. Но данные за январь-февраль 2015 года показывают, что доля ТЭК в экспорте республики теперь составляет 84%! Между тем, объемы добычи нефти эквивалентны прошлогоднему уровню, цены на нефть ниже в 2 раза, ведется существенная оптимизация затрат», – приводит данные собеседник.

В общем, подытоживает Акбар Тукаев, нефтяная отрасль и в мире, и в Казахстане находится в постоянном движении. Другой вопрос, чтобы не получилось, как в одной притче: «На моем веку было очень много прогресса, но, боюсь, не в том направлении».

По сообщению сайта kapital.kz