Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Тогда считать мы стали бабки

Дата: 19 мая 2017 в 22:09

Тогда считать мы стали бабки

Советник председателя Нацбанка Айдархан КУСАИНОВ (на снимке) после выхода материала «Вы копите — мы обрящем!» (см. «Время» от 17.5.2017 г.) обвинил нашу газету в обмане читателей. «Мне даже любопытно, есть ли пределы подтасовкам фактов в некоторых СМИ», — озаглавил финансист свое разоблачение на личной странице в Фейс­буке. Что ж, давайте разбираться, кто наводит тень на плетень.

Без купюр...
Уважая плюрализм мнений и чтобы не быть голословным в своих доводах, я как автор той публикации приведу в полном объеме, без какой-либо правки «отповедь» г-на Кусаинова:
«Разберу статью. Начинается громко: «Сотрудник ЕНПФ за первый квартал получил столько, сколько среднестатистический вкладчик-мужчина за 19 лет... Чтобы пожить по-человечески, нужно не пенсию копить, а работать в сфере обслуживания пенсионных накоплений». Как резко и сурово автор пригвоздил ЕНПФ.
Но читаем дальше: «Почти каждый второй всеми правдами и неправдами находит способ не отчислять свои кровные...»
Видимо, автор считает логику рассуждений — «Я платить не буду, а ЕНПФ должен сделать так, чтобы у меня были большие накопления» — нормальной, здоровой и правильной.
Далее автор почему-то не сравнил заработные платы ЕНПФ со средними по отрасли «финансовая и страховая деятельность». Тогда бы стало очевидно, что в ЕНПФ она ниже средней по отрасли. Я этот факт приводил, но он решил не писать в статье о нем.
Сравнивать чью-то зарплату с накоплениями вообще некорректно. Во-первых, любой стабильно работающий человек за квартал в виде зарплаты получает больше, чем его накопления за два с лишним года. Во-вторых, так уж сложилось, и в этом нет вины сотрудников ЕНПФ, что средняя заработная плата в отрасли «финансовая и страховая деятельность» в два раза выше, чем по стране. А это значит, что за квартал среднестатистический работник финучреждения автоматически получит больше, чем накопления среднестатистического мужчины за 4 года, а если половина людей «всеми правдами и неправдами бегают от взносов», то он автоматически получит, чем среднестатистический мужчина за 8-10 лет. В-третьих, если учесть, что за 10 лет есть периоды смены работы, изменения сферы деятельности, когда взносы не отчисляются, и то, что частные НПФ управляли до 2014 года с отрицательной годовой доходностью, то немудрено, что за квартал среднестатистический сотрудник ЕНПФ получил столько же, сколько среднестатистический мужчина накопил за 19 лет.
Арифметика занимательная, но при чем здесь ЕНПФ??? Который за 2014-2016 год наработал доходность выше инфляции и показатели стабильно лучше, чем частные НПФ. Автор это тоже знает, я ему показывал, но и этот факт он решил опустить.
Идем далее. Видимо, по логике автора это именно ЕНПФ виноват «в чрезвычайно низком охвате населения пенсионной системой». Вообще-то, в функции ЕНПФ не входит трудоустройство людей, контроль за тем, чтобы зарплаты были белыми и с отчислениями. Если человек «всеми правдами и неправдами ищет способы не делать отчисления», то это проблемы самого вкладчика. Фонд не должен и не будет бороться с этими способами.
И еще подтасовка: автор пишет о вознаграждении за первый квартал «на фоне развернувшихся дискуссий вокруг... МБА». Игорь Неволин, проснитесь: дискуссия возникла уже в середине второго квартала.
Про убытки, которые не удерживаются с виновных. Автор, видимо, забыл, что в отношении некоторых топ-менеджеров ведется следствие и определяется виновность. Это факт, который автор опять «забыл».
Про «определенный круг лиц, который постоянно премирует себя» — это вброс или факт? Серьезное заявление.
Не нашел ничего серьезного и стоящего в статье, кроме наброса выдернутых из контекста цифр, некорректных сравнений, эмоциональных натяжек и передергиваний, при этом (я только предполагаю, возможно, я не прав) с сознательным замалчиванием фактов, противоречащих негативной тональности статьи».

…и по существу
Как гражданин Игорь Неволин я уже постарался объяснить гражданину Айдархану Кусаинову обоснованность своих доводов в ходе переписки. А теперь отвечу как представитель газеты «Время», обвиненной советником председателя Нацбанка в «подтасовках фактов».
Во-первых, 10 процентов (как известно, именно столько перечисляется от доходов граждан в пенсионный фонд) от 228 зарплат, или почти 23 полноценные зарплаты, за 19 лет действия НПС по определению не должны быть в общей сумме меньше трех получек за один квартал среднестатистического сотрудника ЕНПФ, так как за это время зарплаты в стране не выросли более чем в семь раз.
Во-вторых, сравнение зарплат сотрудников ЕНПФ с финансовым сектором, по нашему мнению, выглядит, мягко говоря, некорректным, так как пенсионный фонд сидит на всем готовом, сразу же начисляя себе проценты с каждого перечисленного от вкладчика тенге. Еще ничего не сделав для клиента, здесь уже зарабатывают на вкладчиках фонда. Таких — тепличных — условий ведения бизнеса нет ни в одном комбанке или страховой компании! ЕНПФ не тратится на рекламу своих продуктов для привлечения вкладчиков, не бегает за клиентами, не совершает других финансово-трудовых подвигов. В фонд наши деньги отправляет бухгалтер, которому платит зарплату работодатель. А фонд за действия этого бухгалтера сразу берет себе комиссию. За что? Там ведь даже, извините, попу никто от кресла ради этого не оторвал. А с открывающего свой депозит в банке никто не берет комиссию за то, что он принес туда деньги. Причем в банках как-то умудряются в течение последних 19 лет обеспечивать своим вкладчикам доходность выше, чем в ЕНПФ. Поэтому, чтобы сравниваться в доходах, надо хотя бы уравняться в эффективности. Разве мы не правы?
Что касается «подтасовки» по поводу того, что скандал с азербайджанским АМБ вышел не в первом квартале этого года, а во втором, то объективности ради следует отметить, что корни этого скандала надо искать в том периоде, когда принималось решение о перечислении туда денег.
Упрек по поводу некоторых топ-менеджеров, в отношении которых ведется следствие как доказательство реального наказания за неэффективное управление пенсионными активами, тоже принять не могу. Давайте дождемся суда, ведь вполне может оказаться так, что «некоторые топ-менеджеры», как это нередко в нашей стране случается, получат несоразмерное наказание, а то и вообще будут признаны невиновными.
Ну и по цифрам, «выдернутым» из контекста. Из контекста их никто не выдергивал. Более того, все цифры получены официально от ЕНПФ. Просто мы в отличие от ответственных лиц пенсионного фонда привыкли до публикации проверять любую цифру и анализировать.

Когда молчание лучше золота

После выхода обсуждаемой публикации в нашей газете председатель правления АО «ЕНПФ» Нурбуби НАУРЫЗБАЕВА (на снимке) провела интернет-конференцию на портале «Тенгриньюс», в ходе которой расшифровала некоторые цифры, раньше представленные лишь в общих чертах.
В частности, как следует из ее данных, резкий скачок зарплаты (более 40 процентов; здесь мы продолжим сами вычислять и анализировать) в ЕНПФ произошел в 2015 году, когда в среднем жалованье одного сотрудника пенсионной системы увеличилось с 116 380 тенге (2014 год) до 163 732 тенге. Видимо, хранители нашей сытой старости не сочли возможным после 20-процентной девальвации нацвалюты, случившейся в феврале 2014-го, оказывать свои услуги на прежних условиях. Но Наурызбаева тогда и не работала в ЕНПФ, так что предъявить тут ей нечего.
В 2016 году зарплата сотрудников фонда по сравнению с предыдущим годом увеличилась совсем незначительно — до 166 542 тенге. Какова она в нынешнем году, не известно. Видимо, Наурызбаеву никто о ней не спросил. Но если допустить, что в этом году никакого зарплатного вспучивания не было, то выходит, что из 1 960 000 000 тенге, начисленных людям в первом квартале, фонд потратил на командировки почти 810 миллионов! Чтобы было понятно, поясню: официально именно этими двумя статьями расходов — фонд зарплаты и командировочные расходы — объяснялось происхождение почти двух миллиардов. Даже если допустить, что каждый из 2302 сотрудников фонда куда-нибудь попутешествовал по служебным надобностям, то космический туризм обойдется немногим дороже.
Другими словами, на командировки за первые три месяца этого года ушло по 351 000 тенге на каждую еэнпээфную душу. А если через одну, то по 702 000! А если в командировки выезжали только топ-менеджеры фонда... В общем, считать даже страшно.

Квадратные мэтры

В общем, либо надо все говорить, либо помалкивать. А то с арендой офисов тоже казус вышел. Причем замечу наперед: я никакие цифры из контекста не вырывал.
По словам Наурызбаевой, у ЕНПФ нет собственных зданий (за исключением одного помещения в Астане площадью 247,8 кв. м). Поэтому офисы для 230 остальных центров обслуживания по всей стране снимаются в аренду.
Потребность фонда в квадратных метрах в 2015-м по сравнению с предыдущим годом почему-то выросла на 4,9 тысячи «квадратов». Несмотря на то что предшественник ЕНПФ — ГНПФ — существовал с момента введения пенсионно-накопительной системы в 1998 году и имел представительства по всей стране.
Сейчас пенсионщики квартируют на 28 100 «квадратах». Причем мировой финансово-экономический кризис у них, видимо, завершился еще в прошлом году, так как та же самая по размеру площадь вдруг выросла в цене с 823 200 000 тенге (в 2015 году) до 1 026 800 000.
За 2017 год в ответах госпожи председателя ЕНПФ тоже нет никакой информации по этому щепетильному вопросу. Но допустим, что все осталось на прежнем уровне (если бы расходы сократились, то вряд ли Наурызбаева стала это утаивать от вкладчиков). Таким образом, ежемесячная аренда обходится ЕНПФ в среднем в 3045 тенге за метр.
А вот тут начинается самое интересное. Либо все офисы фонда находятся в престижных районах Алматы и Астаны, а не в районных центрах нашей необъятной родины, либо мы как законопослушные граждане должны немедленно позвонить по телефону доверия в какую-нибудь контролирующую структуру.
Дело в том, что такая арендная плата осталась в тех временах, когда нефть стоила 120 долларов за баррель и еще не сдулся пузырь на рынке недвижимости. Мы промониторили рынки аренды офисов в регионах. Так вот, в Таразе, например, в данное время сдается подходящее помещение в ста метрах от центральной площади — напротив ЖК «Атшабар»: в трехэтажном административном здании общей площадью 553 кв. м есть апартаменты на любой вкус, и один «квадрат» там обойдется арендатору в 1500 тенге. Мы связывались с владельцами, они готовы хорошо уступить, если съемщик заберет сразу все здание.
А если 553 «квадрата» для жамбылского (или таразского) филиала ЕНПФ мало, то есть в этом городе еще офис ближе к центру (между зданиями областного налогового департамента и ТарГУ), но чуть подороже — 2500 тенге. Зато в стоимость арендной платы здесь входят все коммунальные услуги, кроме расходов на телефон и Интернет. «В здании есть паркинг. На территории ведется круглосуточное видеонаблюдение и контроль доступа в здание. Современные телекоммуникации, проведенные в здании, позволяют получить любое необходимое количество телефонных линий и доступ к высокоскоростному Интернету», — говорится в объявлении. По таразским меркам это офис класса люкс! И гораздо дешевле 3045 тенге.
А в Павлодаре по цене 2000 тенге сдается офисное помещение общей площадью 860 кв. м в шаговой доступности от акимата, налоговой, главпочтамта. Кроме того, «ради удобства в здании расположен центр питания для сотрудников арендаторов», перечислили нам преимущества этого предложения владельцы этих апартаментов. Есть и более бюджетные предложения, но средняя цена по городу — 1500 тенге. А по 3000 тенге вообще нет!
Талдыкорган. Средняя цена за квадрат — 1300 тенге. Предложений не так много, но они есть. Причем в этом городе можно купить офис по цене нынешней двухлетней аренды и навсегда расстаться со статьей расходов «арендная оплата».
Сколько бы мы ни старались, но не смогли найти в Кызылорде офиса дороже 2500 тенге за «квадрат». Это отдельно стоящее административное здание площадью 422 кв. м, уже упакованное неплохой офисной мебелью, включая кабинет босса. Остальные помещения в областном центре — от 1000 до 2000 тенге.
Самое дорогое предложение в Усть-Каменогорске — 2000 тенге. В Костанае по 2200 тенге сдаются дворцы (на левом снимке), хотя есть предложения и подороже — 3500 за «квадрат».
Да, в нефтяных столицах Актау, Атырау, Актобе есть отдельные предложения до 5000 тенге за метр. Но есть и по 2000. А в Актобе в районе под названием «Новый город» офисы вообще предлагают от 800 тенге.

Вместо P.S. Так что даже беглый обзор показал: у ЕНПФ просто море возможностей для сокращения административных расходов. А у пенсионных кураторов из Нацбанка — повод для выяснения арендных предпочтений у своих подопечных. Может, неспроста им хочется подороже?

Ждем новых цифр, господа «финансисты» из самого что ни на есть народного фонда!


По сообщению сайта Общественно-политическая газета "Время"