Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Почему пропадают дети в Казахстане?

Дата: 25 мая 2017 в 14:49

По данным Комитета по правовой статистике Генеральной прокуратуры РК, за четыре месяца 2017 года в розыск объявлено 817 пропавших без вести, найдено 610. Среди пропавших – 141 ребенок, найдено 119.
С 2010-го по 2016 год в Казахстане без вести пропали 4 тысячи 798 детей, из которых органы правопорядка установили местонахождение 4 тысяч 634 несовершеннолетних. Тела 77 детей были опознаны.
Большинство из них – подростки, сбежавшие из дома. Как сообщили в пресс-службе министерства внутренних дел, похищение ребенка – для Казахстана редкость. Гораздо чаще дети уходят из дома, небольшая часть – «потеряшки», те, кто заблудился и не смог найти дорогу домой. Подобная тенденция прослеживается и во всем мире. Например, по данным Еврокомиссии, в странах ЕС ежегодно пропадают 250 тысяч детей. И всего 2-5% исчезновений детей связаны с уголовными похищениями. А почти половина пропавших – сбежавшие дети. В США ежегодно пропадает порядка 500 тысяч детей, в Германии — 100, в Бразилии – 45, в Австралии – 20, в России – 15. «Причины ухода детей, как правило, из неблагополучных семей – ссоры с родителями, нежелание проживать с ними из-за злоупотребления спиртными напитками, желание жить самостоятельно. Имеются факты, когда после лишения родительских прав дети сбегают из приютов для несовершеннолетних, а затем объявляются в розыск как без вести пропавшие», — пояснили в МВД РК.
Бывают случаи, когда дети из вполне благополучных семей задерживаются в компьютерных клубах или не хотят идти домой, опасаясь наказания за плохие отметки в школе или какие-то проступки, они скрываются от родителей, ночуют у друзей и попадают в списки «без вести пропавших».
Также в последние годы часто случается, что молодые люди регистрируются на сайтах знакомств или начинают переписку в социальных сетях, договариваются о встречах и пропадают на длительное время.
«В подобных случаях розыск осложняется тем, что это могут быть совершенно неизвестные контакты, о которых родственники даже не догадываются, подросток скрывает переписку и не рассказывает о своих планах», — отмечают в пресс-службе МВД. С другой стороны, те же социальные сети и мессенджеры также помогают в поиске – начиная с восстановления доступа к переписке, заканчивая быстрым оповещением общественности о поисках ребенка.
Пропал ребенок? Звоните в полицию!
Истории родственников пропавших похожи – паника и страх, и откуда-то из глубин всплывающее «знание» о том, что заявление о пропавшем человеке принимают только на третий день. Но это не так.
«При безвестном исчезновении граждан – неважно, взрослый это, или ребенок − родственникам необходимо незамедлительно обратиться с заявлением в органы внутренних дел по месту жительства или по месту последнего пребывания пропавшего. При себе желательно иметь последние фотографии пропавшего, тщательно описать все приметы, если известно, во что был одет, то обязательно сообщить эту информацию, важной может оказаться любая мелочь», – наставляют полицейские. Ругать за «ложное заявление» никто не будет, даже если человек найдется сразу после подачи в розыск.
Реальные истории пропавших детей
В Астане есть несколько организаций, в которых помогают детям, попавшим в беду, в том числе потерявшимся или сбежавшим. Среди них – государственный Центр адаптации несовершеннолетних (ЦАН, всего таких центров в Казахстане 18) и частный «Центр временного проживания жертв торговли людьми — «Комек». И если в сухом изложении цифры статистики мало о чем говорят, то настоящие истории поднимают целый пласт вопросов.
Хотя, знакомясь с обстоятельствами каждого случая, невольно хочется перефразировать фразу Толстого о несчастных и счастливых семьях – большинство историй пропавших детей похожи друг на друга. Загадать желание на Байтереке Пропавших детей со всего Казахстана часто находят в Астане. Дети, даже совсем маленькие, приезжают в столицу на автобусах (поскольку там не спрашивают проездных документов) с одной лишь целью – увидеть Байтерек, приложить руку к отпечатку ладони и загадать желание, которое, как верит ребенок, обязательно сбудется.
«Междугородние автобусы – настоящая проблема, там проверяют только наличие билета. Ребенок на автовокзале просит какого-нибудь взрослого купить ему билет и едет в чудесный город – Астану, который видел по телевизору, чтобы загадать желание. Иногда добираются автостопом», — рассказывает старший воспитатель ЦАН Айгуль Болатхан.
Подростки уже не так наивны и едут в столицу на заработки.
«У нас есть мальчик из Узбекистана. Ему сейчас 17 и он осознанно приехал в Астану на заработки, а потом попал к нам. Но впервые он попал к нам в 10-летнем возрасте. Они были в Казахстане: мама посадила его на автобус из Тараза до Астаны, на вокзале его должны были встретить родственники, но никто не встретил. Тогда он обратился к полицейским за помощью, родственников нашли, его забрали. Семья мальчика живет в Узбекистане, а он, вспомнив о своем приключении, решил попытать счастье в столице Казахстана», − отмечает Болатхан.
По закону несовершеннолетние в Казахстане не могут путешествовать без сопровождения официальных представителей и даже находиться на улице после 23.00. Официальными представителями ребенка являются его родители, либо лица, обладающие официально оформленным правом представлять интересы ребенка. «К сведению родителей, даже отправляя ребенка на каникулы к бабушке, необходимо оформить такую доверенность у нотариуса, во избежание каких-либо проблем», – напоминает сотрудник ЦАН.
Мама, где ты?!
Попадают в ЦАН и «потеряшки» – дети, оказавшиеся на улице без взрослых, которые не могут самостоятельно добраться домой. «Бывало, что мама выходит из автобуса без ребенка, а он замечает, что мамы нет, проехав уже несколько остановок. Если ребенок не может назвать свои данные, адрес, телефон, если не удается сразу связаться с его родителями или представителями – ребенка направляют в ЦАН. Но, как правило, таких детей находят довольно быстро», − рассказывает старший воспитатель.
Ушла из дома – попала к сутенеру
У Центра временного проживания жертв торговли людьми свои истории, связанные с пропажей детей. Они о девочках, которые ушли из дома и попали в беду.
«В Казахстане сексуальной эксплуатации в основном подвергаются подростки от 15 до 17 лет, это данные ЮНИСЕФ. Вызволенных из сексуального рабства девочек направляют к нам. Пострадавшие могут бесплатно жить здесь от полугода до 9 месяцев, получать медицинскую и психологическую помощь, обучиться профессии. Мы также помогаем с восстановлением документов и другими вопросами», — рассказывает директор «Комек» Анна Рыль.
Центр рассчитан на 24 человека, и, к сожалению, никогда не пустует. Судьбы попавших в беду девушек похожи и укладываются в схему: насилие/ранний половой опыт – конфликт в семье – подростковый возраст – побег – попадание в сексуальное рабство. В «Комек» девушки попадают по-разному, но чаще всего их направляют сюда полицейские. Многим требуется восстановление документов, но бывают случаи, когда девушки сознательно дают о себе неверные сведения, что затрудняет процесс идентификации и реабилитации, но они чаще идут на контакт и помогают сотрудникам Центра.
«Я впервые ушла из дома, когда мне было 14 лет, сбежала в Астану, потому что с появлением отчима отношения с мамой не клеились. Сначала работала на рынке – здесь, на «Артёме». Жила у хозяев, однажды сын хозяев прибежал домой с криком «Тебя папа ищет!». Вслед за ним вошел полицейский, который представился моим отцом. Оказывается, мама заявила в полицию, на рынке меня кто-то узнал и рассказал. Нашли довольно быстро, я вернулась домой», — рассказывает 17-летняя подопечная центра, которая живет там уже несколько месяцев.
Девочку удочерили в трехлетнем возрасте. «Папа пил, дрался – они с мамой развелись», — сухо добавляет она. Маму любит, но все время были какие-то конфликты. А также ранний неудачный сексуальный опыт, физическое насилие, полное неприятие нового отчима и невозможность найти понимание в семье.
«Меня удивило, что меня искали, и нашли так быстро!», — сказала она. Через некоторое время девушка вновь решила уехать в Астану и попросила маму больше не искать ее. В столице на вокзале познакомилась с парнем, начала встречаться с ним. Парень оказался сутенером. Несколько месяцев девушка провела в рабстве, оказывая интимные услуги. «Били, деньги не давали, никуда не выпускали. Случайно удалось сбежать, когда уснул «охранник». Я прибежала в мечеть, просить помощи. У меня не было документов, ничего не было. Там вызвали полицию, рассказала все, как было. Потом попала сюда. Сейчас окончила курсы. Занимаюсь с психологом. Домой не вернусь – уеду в другой город, где меня никто не знает, начну новую жизнь», – решительно добавляет она, и тут же с грустью добавляет, —по маме скучаю, но вернуться не могу».
Побег как ответ на насилие
Дважды в Центре побывала другая девочка. В 10-летнем возрасте ребенок начал сбегать из дома, с уроков. Могла не вернуться из школы, пропасть на несколько дней – ночевать у друзей. Бабушка привела девочку в Центр, заниматься с психологами. Девочка была закрыта, замкнута, мечтала об одном – сбежать. И сбежала.
Через четыре года сотрудники центра принимали освобожденных от сутенеров девушек. Одна из них узнала сотрудницу и обратилась к ней. Это помогло девушке восстановить документы. На момент освобождения из рабства, в котором она провела полтора года, девушке исполнилось всего 14 лет. В процессе реабилитации она рассказала, что в 10-летнем возрасте в родном поселке ее насильно усадили в машину и изнасиловали. «Их было четверо или шестеро», − вспоминает девушка. После чего вернули на знакомую улицу и уехали безнаказанными. О случившемся девочка никому не рассказала.
Искала дочь 15 лет
Анна Рыль вспоминает историю, которую можно назвать удивительной и кинематографичной.
«Как-то к нам привезли женщину, потерявшую память. Мы начали процесс восстановления документов, который был долгим и сложным, проверяли базы пропавших людей. И обнаружили заявление о пропаже 15-летней давности – пропал подросток. Все это время мать искала дочь и, конечно, приехала по первому звонку. Личность женщины удалось восстановить путем геномной экспертизы. О том, что произошло с пропавшей и где она была все это время, к сожалению, мне неизвестно», — рассказала Анна Рыль.
Кто уводит детей?
Если с убегающими из дома детьми вырисовывается ясная картина (насилие, конфликт в семье, подростковый возраст), то похищение ребенка – совсем другой «жанр».
В социальных сетях то и дело появляются видеоролики, снятые в разных странах, на которых опытные психологи показывают, что самого благоразумного ребенка можно увести с площадки за 20 секунд.
Так что же заставляет детей нарушать родительские запреты и уходить с незнакомцем? Как правило, родители учат детей не уходить с незнакомцами, но образ похитителя – грозный и неприятный – рисуется совсем не тот, что встречается на улице. Как пояснила психолог центра «Комек», неприятного и странно выглядящего человека ребенок к себе постарается не подпустить, но злоумышленники могут внешне ничем не отличаться от «обычных» людей, кроме того, могут быть очень милыми и располагающими к себе.
«Необходимо объяснить это ребенку — просто не нужно уходить с посторонними. Если чужой человек пытается вступить в контакт – взять за руку, за рюкзак − необходимо пресекать, кричать. Причем кричать конкретные фразы, которые помогут окружающим оценить ситуацию и прийти на помощь, не «мама» или «папа», а, например, «Я вас не знаю!», — советует психолог ИСПП «Шанс» Ольга Саратова.
Кроме того, ребенок должен знать, что взрослый человек не должен обращаться к нему, просить о чем-либо. При этом сам ребенок в трудной ситуации может и должен привлечь внимание взрослых, попросить о помощи, обратиться к полицейскому на улице. И, конечно, лучше всего выучить с ребенком его полное имя, имена родителей, адрес. Номер мобильного телефона рекомендуют учить в виде песни или стихотворения. Техника также встает на вооружение родителей. Сейчас почти у каждого ребенка есть мобильное устройство, через которое можно не только созваниваться с ребенком (несмотря на то, что разряженный или утерянный мобильный телефон может заставить родителя понервничать), но и отслеживать его перемещение, а также специальные детские GPS-треккеры. Также желательно одевать ребенка в яркую заметную одежду – так его сложнее потерять в толпе, в торговом центре и легче найти, сообщив приметы.
Ребенку нужна помощь?
Бывают случаи, когда люди становятся свидетелями неоднозначных ситуаций, связанных с детьми, или встречают ребенка, попавшего в беду, но не могут оценить происходящее, или не знают, как действовать.
Если вы встретили потерявшегося ребенка – не дотрагивайтесь до него, не берите за руку, спросите: «Ты потерялся?», «Тебе нужна помощь?» В случае, если вам кажется, что взрослый уводит ребенка насильно, спросите: «Что происходит?», «Ты знаешь этого человека?». Злоумышленник оставит ребенка.
Based on true story
16 февраля в казахстанский прокат вышел фильм «Лев», основанный на автобиографии Сару Бриерли «Долгая дорога домой». В ней рассказывается история мальчика, который потерялся и 20 лет искал свою семью.
Кинематограф часто обращается к этой острой теме, зачастую в основу сюжета ложится подлинная история — автобиография Наташи Кампуш «3096 дней», которые она провела в плену, оскароносный фильм «Комната», основанный на реальной истории о пятилетнем Феликсе, одном из детей в рамках «дела Йозефа Фритцля».
«Милые кости» – фильм, снятый по роману Элис Сиболд, единственной выжившей жертвы нападения серийного маньяка, часто рекомендуют подросткам. Повествование ведется от лица погибшей девочки, и в фильме поднимается ряд остро важных вопросов.
Для малышей снято немало короткометражных мультфильмов о технике безопасности и поведении в случае, если ребенок заблудился или попал в беду. Мультфильмы несут важный посыл – родители не оставят, помощь обязательно придет. Под это подходят сюжеты многих адаптированных сказок, а также современный мультфильм «В поисках Немо», который также является одним из негласных символов дня пропавших детей.
Пропавший ребенок – ЧП мирового масштаба. Ежегодно в мире пропадают сотни тысяч детей и многих удается найти. Голубая незабудка в руках ребенка – символ надежды и спасения.
Ксения Воронина Источник: Sputnik Казахстан Фото с сайта dpchas.com.ua

По сообщению сайта Zakon.kz