Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Мода на детей

Дата: 06 июня 2017 в 14:54

Регина Пиотровская
В прошлом номере мы вычислили, какое количество населения явлется оптимальным для Казахстана исходя из плотности населения первой экономики мира — США. В идеале население РК должно составлять 88 миллионов человек, а в соседней России — 562 миллиона. Как достичь этой цели? В стране нужно повышать рождаемость, а для этого казахстанские семьи в среднем должны иметь по шесть детей. Правительство может награждать государственными знаками отличия, например, матерей семерых и более детей. Причем речь идет не об одноразовой акции, а о поддержке каждого ребенка до достижения 21 года. Мы предлагаем и другие решения задачи увеличения казахстанского населения

В трансформационные 90-е годы детские сады и ясли объявили пережитком социализма и распродали здания всем, кто назвался предпринимателем. Спустя 20 лет наше общество, как и государство, стало осознавать, что они были социальным завоеванием эпохи СССР. И чтобы у нас появлялось больше детей, нам нужно восстановить статус садов и яслей, причем на более высоком уровне — экономическом, организационном, социальном.
Когда родители будут уверены в том, что детям обеспечены хороший уход и воспитание, пока они будут зарабатывать деньги, мысли о втором и третьем ребенке появятся сами собой. Поэтому совершенно бесплатные детские сады и ясли — один из самых лучших стимулов для увеличения рождаемости в стране.
Кроме того, детских садов должно быть в достаточном количестве. При этом качество содержания детей должно быть таким, чтобы у родителей не было даже никаких сомнений, не говоря уже об опасениях, что дети там могут заболеть, плохо питаться или чувствовать себя некомфортно.
Какие у нас показатели по детским садам? На март 2017-го в Казахстане насчитывается 400 000 дошкольников. В ноябре прошлого года, по данным МОН, в стране хватало мест только на 74 процента детей дошкольного возраста. При этом сейчас в стране 9,5 тысячи дошкольных организаций и 2,5 тысячи из них — частные детские сады.
Отрадно то, что год от года появляется все больше детских садов, несмотря на это, мест хватает не всем. Например, в 2007 году детские сады посещало около 39 процентов маленьких казахстанцев, а в 2013-м — уже 71 процент детей был охвачен дошкольными учреждениями. При этом за четыре года количество таких детских учреждений увеличилось на четыре тысячи — в 2013 году у нас было 8,5 тысячи детских садов и центров. Такая статистика свидетельствует о том, что обеспечить всех детей в Казахстане местами в детских садах без многолетнего ожидания своей очереди — вполне выполнимая для государства и частного бизнеса задача.
Эффективными инструментами для этого стали программа «Балапан», которая работает с 2010 года, и принцип государственно-частного партнерства в системе образования. Ниша частных детских садов в Казахстане свободна, и в ней практически нет конкурентов. Кроме того, государство предоставляет налоговые льготы предприятиям, работающим по программе «Балапан», их доходы не подлежат налогообложению, и они освобождаются от уплаты налога на добавленную стоимость.
Есть мнения, что программа «Балапан» еще сырая и неотработанная, из-за чего предприниматели страдают в первую очередь от большого количества проверок. Но все недостатки можно устранить, если ввести систему контроля, в том числе и общественного. А еще лучше было бы, если бы доходы владельцев частных детских садов вообще не подлежали налогообложению — средства им необходимы как вклад в дальнейшее развитие детей. В идеале частные детские сады должны получать дополнительные средства от государства, при условии высококачественной работы, разумеется.
Кроме того, стоило бы как-то стимулировать и социальную ответственность большого бизнеса, возможно, также за счет налоговых послаблений. Например, если бы крупные предприятия строили сады и ясли, а также содержали их за свой счет. Поначалу — для своих сотрудников, а позднее — и для других родителей, чьим детям пока не светит место в государственном детском саду.
Наконец, о показателях, которые внушают настоящий оптимизм. На строительство одного детского сада в РК необходимо от 700 миллионов до двух миллиардов тенге. МОН поставило задачу — в 2016-2020-х нужно построить еще 3079 дошкольных учреждений на 292 тысячи мест. И тогда казахстанцы в возрасте от трех до шести лет будут на 100 процентов обеспечены местами в детских садах.
Разумеется, необходимо подумать и о детях младшего возраста, и даже о младенцах. К слову, в социалистическом прошлом в ясли принимали младенцев с двухмесячного возраста, так как родовой отпуск во второй половине 60-х годов ХХ века составлял 30 календарных (не рабочих) дней.
Получается, что необходимое количество детских садов на бесплатной основе и с качественным обслуживанием — это вполне выполнимая задача для Казахстана в ближайшие годы. Надо просто отследить, чтобы бюджетные деньги попали в нужную кассу, и привлекать заинтересованных бизнесменов к этому проекту.
Государство не только в состоянии осилить такие суммы, но и сможет ежегодно вкладывать средства, чтобы поддерживать взятую планку. К слову, МОН РК планирует обучать воспитателей частных детсадов за счет государства. Нам кажется, что нянечкам также необходим соответствующий уровень квалификации. И если у нас своих кадров не хватает, то в детские сады технический персонал можно нанимать из числа гастарбайтеров из Кыргызстана, Таджикистана. Под контролем, разумеется.

Плодитесь
и размножайтесь
Однако замечательные бесплатные детские сады не есть полная гарантия того, что все в стране станут поголовно чадолюбивыми родителями. Сегодня молодая семья очень часто остается один на один со своими проблемами. Зачастую многодетные семьи автоматически переходят в разряд малообеспеченных, с доходами ниже прожиточного минимума. Без поддержки государства дать полноценное развитие ребенку становится проблематичным.
Желание вырастить много подобных себе людей воспитывается на уровне духовном. Или идеологическом. Подростки вырастают на примерах тех моделей семейного поведения, которые им доступны. В их числе их собственные родители (у которых может быть как счастливая, так и не очень семейная жизнь) или их кумиры. Пример обожаемых звезд для детей очень значителен — поколение 90-х демонстрирует это сейчас в полной мере. Поэтому идеологическое воздействие — фильмы, книги, ролики, ТВ, интернет — должно помогать в создании положительного имиджа многодетной семьи. Причем счастливой семьи, где всем детям будет хватать и любви, и понимания, и образования.
Возможно, известным людям Казахстана, которые воспитывают несколько детей, стоит придать еще больше паблисити. Именно образ счастливых детей и заботливых родителей поможет ввести новую казахстанскую моду — на большую семью.
Традиционно в обществе определенную роль играет религиозное воспитание. Кроме того, в 90-е годы в постсоветских странах началось религиозное возрождение, и влияние клерикальных кругов у нас возросло. Если обратиться к историческому примеру, то вследствие запретов любых средств контрацепции в Иране после исламской революции произошел взрыв рождаемости. Почти 80 процентов нынешних иранцев (а в стране проживают почти 80 миллионов человек) — это поколение, родившееся после революции 1979 года.
К слову, противозачаточные средства противоречат как христианским постулатам, так и исламским. Проповедники любого религиозного толка всегда выступали за укрепление семейных ценностей и института брака, за повышение рождаемости. Как православная церковь, так и имамы резко отрицательно относятся к абортам, так как выступают за святость человеческой жизни с момента зачатия и до естественной смерти. При этом церковь призывает не только к запретительным мерам, но и к всесторонней поддержке беременных женщин, молодых семей.
В наши дни проповедники, скорее, взывают к пастве, мягко убеждают. Современные служители культа стараются идти в ногу со временем — например, на Западе некоторые священники уже не особенно осуждают даже гомосексуализм. Но ведь можно проповедовать и более действенно, активно.
Всем известен факт, что в советское время КГБ плотно сотрудничал с клиром, и батюшки были также работниками идеологического фронта. И у государства есть возможность сотрудничать с имамами и священниками для увеличения населения в Казахстане. Тем более что идея о прибавлении в семействе — это необходимая составляющая проповеди, долг служителей церкви. А если рождение детей нужно для процветания государства, то благодаря совместным усилиям цели можно достигнуть легче.

Поголовное замужество
Наконец, можно ввести лозунг «Ни одной незамужней женщины в Казахстане!». Есть мнение, что если разрешить части мужчин фертильного возраста, в законном порядке, содержать несколько жен, то вполне возможно, что они «заберут себе» тех женщин, которые не могут найти себе достойного супруга среди свободных мужчин. В том числе и по материальным соображениям.
Если рассматривать вопрос — можно ли вводить у нас многоженство — в ракурсе улучшения демографической ситуации, то этот вопрос можно решить положительно. Причем в соответствии с нормами шариата не более четырех жен. На звание многоженца смогут претендовать только обеспеченные казахстанские мужчины — те, которые в состоянии содержать несколько жен и много детей. Как показывает современная мировая практика, полигамных браков не так уж много — их показатель не достигает и 10 процентов. Следовательно, у нас также не появится «всеказахстанский гарем».
И тем не менее потенциальный муж нескольких женщин должен будет в судебном порядке доказать, что сможет содержать вторую, третью и последующих жен. Он обязан получить письменное согласие всех жен — существуют и такие женщины, которые согласны делить внимание и любовь супруга с сотоварками. Женщины с другим мировоззрением (впрочем, как и мужчины) на такой эксперимент вряд ли согласятся. Многоженец берет на себя обязательства по обеспечению всей материальной базы для жены и будущих детей, не обделяя вниманием никого из своего «прайда».
Но дело не только в статусе замужней женщины, ведь основная стратегическая цель введения института многоженства — это рождение детей, то есть решительный шаг к улучшению демографической ситуации в стране.
У нас и сейчас существуют выплаты за рождение детей, однако больших расходов требует и уход за ребенком. И такие безусловно многодетные семьи, где один мужчина содержит нескольких жен, государство могло бы поощрять денежными премиями за рождение ребенка. И оплачиваемый декретный отпуск, отпуск по уходу за ребенком — для второй жены. А для третьей жены все суммы должны быть увеличены в еще большем размере. Следует ввести своего рода коэффициент. И чем большее количество жен имеет мужчина, тем более высокая премия ему положена, причем не в арифметической прогрессии, а в геометрической.
Возможно, юристы, финансисты, аналитики и эксперты из других сфер найдут еще какие-то способы поощрения деторождения, но мы предложили эти несколько мер. И если мы хотим достичь цели 88-миллионного населения, если Казахстан намеревается стать серьезной силой на этой планете, то мы должны к этому стремиться. На уровне государственной задачи.


В США все называют себя американцами. Разумеется, различного происхождения: кто — из англосаксов, кто — романского рода, у кого-то немецкие предки. Есть у них афроамериканцы, а также выходцы из индейских племен. И тем не менее все они — американцы. В этой стране национальность приравнивается к гражданству. Это вполне современный подход, хотя так было и в прошлом в великих империях. Так должно быть в том числе и в больших державах.
Если мы имеем амбиции играть определенную роль на международной сцене, то нечто подобное стоит ввести и в Казахстане. Но каким образом? У нас не существует такой национальности, как «казахстанец», все наши граждане не желают терять свою национальную идентичность. Казах хочет быть казахом, русский — русским.
Как это видоизменить? Пока сознание у нас не созрело для этого, пока люди в большинстве своем не хотят становиться казахстанцами, можно сделать такой промежуточный ход. И начать своего рода «игру в национальности», как аттракцион.
Государству можно разыграть такую «фишку» — сделать национальность выборной. Казахстанцы смогут выбирать национальную принадлежность своим детям по желанию. Например, как при рождении ребенка выбирают имя, так же можно будет выбирать национальность. Казах может записать своих детей одного русским, другого — украинцем, а остальных четверых — казахами. А русский может записать своего ребенка казахом, бразильцем или чехом.
Но! Сделать важным условием — две трети детей должны быть записаны казахами, а остальные могут быть кем угодно. В русских, чеченских, немецких семьях ввести тот же принцип: двоих детей записывать казахами, остальных — по желанию.
Назовем этот эксперимент игрой в условности. Все как в ситуации с именами. Ведь человек, как правило, отождествляет себя со своим именем. Мальчик не потому Александр, что он храбрый и мужественный, а потому что его захотели назвать Саша или Шура. Или девочку просто назвали «Айсулу», а вовсе не потому что она красива, как Луна.
По такому же принципу можно ввести выбор национальностей исключительно для того, чтобы создать искусственный хаос. Две трети детей пишутся казахами в силу того, что это титульная нация в стране. Иначе, если ввести полную свободу в выборе национальностей, то, возможно, большинство захочет записаться американцами. Или у нас по недоразумению больше всех детей будет записано австрийцами или французами. А при соблюдении такой пропорции сохранится доминанта казахов. Однако смысл не в том, чтобы «получить» большинство казахов, а в том, чтобы в многодетной семье были дети разных национальностей. Для того чтобы малыши вырастали в такой атмосфере, осознавая этот факт.
И при таком смешении до полного неразличия и путаницы по внешнему виду человека нельзя будет определить его национальность. И сознание у детей уже во взрослом состоянии также будет иным. Тогда национальность как таковая перестанет играть какую-то значимую роль или иметь какой-то смысл. Повторимся, как в случае с именами.
И тогда, после утраты первоначального смысла всех национальностей, возникнет общество казахстанцев, в котором любая национальность не будет иметь никакого значения. И главенствующее значение будет принадлежать гражданству.
Такой социальный проект под названием «Игра в национальности» может иметь большой смысл, если станет модным.

Поделиться:

По сообщению сайта Новое поколение