Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Эксперты об акциях Навального: «География протестов расширилась»

Дата: 13 июня 2017 в 02:37

12 июня во многих городах России прошли масштабные оппозиционные акции, в ходе которых полиция задержала более 1000 человек. Эксперты отмечают, что протестные выступления в День России в первую очередь показали рост оппозиционной активности в региональных центрах страны.

В числе задержанных в ходе оппозиционных выступлений был и Алексей Навальный, которого обвиняют в повторном нарушении правил организации митингов и в неповиновении законному распоряжению сотрудника полиции.

Наиболее массовыми были несогласованные акции в Москве и Петербурге, где организаторы отказались соглашаться на предложенные властями площадки.

Русская служба Би-би-си спросила экспертов, почему в стране увеличивается число несанкционированных протестных демонстраций и как протестная активность в России изменилась за последние годы.

Сегодня мы видим более высокую готовность людей выходить на несогласованные акции, чем раньше, хотя по сравнению с акцией 26 марта мы и не видим качественного и количестенного роста протестной активности. С другой стороны, мы видим высокую подготовленность полиции к этому: невероятное количество стражей порядка пришли сегодня на Пушкинскую площадь, чтобы блокировать акцию.

Мы видим, что стратегия Кремля и московских властей заключалась в том, чтобы отделить протест, выделить ему некий изолированный загон, чтобы там протестовали. Но Навальный не хочет этого, и он пошел на обострение. Я думаю, что это оправданно, потому что была жесткая борьба со стороны московских властей, чтобы не дать провести нормальную акцию.

Если говорить про акции в Москве, то они практически на выросли по численности с 2011-2012 года и находятся примерно в том же пределе, что и тогда. Но есть два изменения. Во-первых, это активность молодежи, которая составляет основную часть участников акций; также есть изменения в регионах: сегодня гораздо активнее выглядит средний провинциальный город, география протестов стала очень широкой, а в некоторых городах и региональных центрах мы видим действительно очень массовые для них акции.

При этом это еще не тот уровень массовости, когда можно говорить о начале политического кризиса правящего режима, это еще не та стадия.

Большое число несанкционированных акций — это результат жесткой позиции городских администраций в тех городах, где акции не были согласованы в подходящих для протестующих местах. Однако эта жесткая политика не приносит успехов. Что касается запугивания молодежи камерами слежения и задержаниями перед митингом, то эта практика, судя по Москве, дала скорее обратный эффект.

Самое неприятное для режима, по-моему, — то, что если в 2011-2012 годах протесты были привязаны к конкретному событию и конкретным датам (думские и президентские выборы) и постепенно пошли на спад, то сейчас протесты в большей степени привязаны к вечной теме коррупции в высших эшелонах власти. Ожидать их спада пока не приходится, а отсутствие ответных шагов со стороны властей служит скорее раздражающим фактором.

В целом можно сказать, что антикоррупуционная повестка пока остается ключевой как для страны в целом, так и для протестной части. Власти видят в этих протестах проблему, они относятся к ним скорее как к нарастающей проблеме, с которой непонятно, что делать, а не как к реальной угрозе.

Участники несанкционированных акций как бы проверяют государственную машину на прочность. Пока государственная машина ведет себя довольно вяло. Если будет какой-то более конкретный ответ (например, большие тюремные сроки для нарушителей), то тогда люди, может быть, задумаются, стоит ли так делать или нет. 26 марта все обошлось довольно спокойно, а про Болотную участники сегодняшних акций в силу возраста не очень хорошо помнят. Думаю, если ответ на сегодняшную акцию будет более жестким, тогда все опять подутихнет.

Вообще протестные настроения прямо пропорциональны экономической ситуации. Вся политика уже накладывается на существующее недовольство экономическим положением. Если экономическая ситуация будет ухудшаться, то протесные настроения в России будут расти, это неизбежно. А пока с экономикой особо никаких позитивных изменений не происходит.

С политической точки зрения эта акция, конечно, удалась Навальному. Причем в большей степени не в Москве, а в регионах, потому что поступает информация, что достаточно много людей вышли на акции в региональных центрах, где Навальный смог открыть свои штабы, так что для него это несомненный успех.

Что касается самой этой московской провокации, то еще когда Навальный подавал заявку на акцию, я сразу подумал, что он захочет провернуть то же, что было 26 марта, то есть снова выпустить свою публику на Тверскую и организовать там несогласованные мероприятия.

Надо сказать, что эта провокация ему удалась по целому ряду факторов. Во-первых, по численности: она приближается к тому, что было 26 марта. Во-вторых, это увеличение количества «школоты», которая сегодня составляла основную массу тех, кто выходил от имени Навального, чтобы протестовать против так называемой коррупции.

Но есть и издержки: во-первых, Навальному в ближайшем будущем вряд ли согласуют хотя бы одну акцию. Во-вторых, это некий раскол (в основном среди интеллигенции) по отношению к этой акции и провокации, потому что уже видно, что часть этой публики крайне раздражена тем, что Навальный фактически бросил школьников под ОМОН и отошел от привычного для них формата протеста в виде митинга.

В целом диспозиция практически не поменялась по сравнению с 26 марта. Навальный зафиксирован в качестве единственного лидера протеста, расколоть линию стронников Навального по линии социального протеста не получается, и уже невооруженным глазом видно, как растет его поддержка в регионах.

По сообщению сайта BBC Russian