Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Россия и Китай: равноправные партнеры?

Дата: 03 июля 2017 в 22:27 Категория: Новости стран мира

В последние годы Китай представляется в российских СМИ как едва ли не главный геополитический партнер России, плечом к плечу противостоящий американской экспансии.

Однако разница в экономическом положении стран (ВВП России в 2016 году — 1,268 триллиона долларов, Китая — 10,73 триллиона) и динамика экономического роста (6,7% в Китае, -0,6% в России в 2016 году) заставляют задуматься о том, насколько равноправным можно считать такое партнерство.

На фоне государственного визита председателя КНР Си Цзиньпина в Россию обозреватель Би-би-си Михаил Смотряев беседует с заведующим сектором экономики и политики Китая ИМЭМО имени Примакова Сергеем Лукониным и заместителем директора института стран Азии и Африки МГУ Андреем Карнеевым.

Сергей Луконин: Есть отдельные сферы, в которых сотрудничество России и Китая развивается. Партнерство в экономической и политической сферах есть в тех областях, где интересы Российской Федерации и Китая совпадают. Но есть и области, где они не совпадают.

Моя точка зрения заключается в том, что сфера российско-китайского сотрудничества в области экономики сужается. Китаю доступны все технологии, имеющие критическое значение, которыми должна обладать супердержава. Можно говорить об отдельных направлениях или аспектах, которые Китаю пока не доступны, но они не оказывают влияния на общую картину. Китай может делать все сам — с той или иной степенью качества или научно-технического прогресса, но может.

Наше сотрудничество в области «Шелкового пути», несмотря на подписанные документы о сопряжении Евразийского экономического союза и экономического пояса Шелкового пути, пока идет достаточно тяжело. Основная проблема между Китаем и Россией на самом деле в том, что мы до сих пор не совсем точно понимаем, чего хотим друг от друга. И когда мы начинаем думать, чего бы нам хотелось от Китая — инвестиций, финансовой помощи, оказывается, что Китай это предоставить не может.

Китай исходит из интересов своей собственной экономики, и рассчитывать, что он будет отдавать России последнюю рубаху, не стоит. Вопрос в том, где найти точки соприкосновения, когда совместные проекты будут выгодны обеим странам.

Да, Россия поставляет ресурсы в Китай, но я хочу напомнить, что мы не единственный поставщик и не занимаем монопольное положение на китайском рынке.

Андрей Карнеев: Во-первых, Китай несколько лет назад вышел на первое место по объемам торговли с Россией, обогнав Германию. И в этом, наверное, проявилось повышение Китая в мировой табели о рангах.

В политических целях России нужно время от времени указывать, что на восточном направлении партнерство развивается позитивно. Это отражает и усиление Китая как экономики, и очень вовремя сформулированный курс на активизацию азиатско-тихоокеанского вектора в российской политике. Риторика вокруг этого может временами казаться излишне сильной, но само сотрудничество никак нельзя считать несуществующим.

В лучшие годы товарооборот между Россией и Китаем превышал 90 миллиардов долларов, и есть возможность восстановить и приумножить эти показатели. Растет число людей, которые интересуются Китаем, китайским языком, так что, я думаю, есть возможность и дальше расширять сотрудничество и в политической, и в торгово-экономической сфере, и, что не менее важно, на уровне массовых, человеческих контактов.

Би-би-си: Обратимся к внешней политике, где интересы России и Китая, как представляется в Кремле, совпадают как минимум в противостоянии «американской экспансии». В заявлениях китайских высокопоставленных чиновников в последнее время встречаются тезисы о том, что перед лицом санкционного давления на Россию Китай ее поддержит. Но даже в этом вопросе интересы России и Китая фундаментально отличаются, не так ли?

С.Л.: Ну, не фундаментально, но начинают расходиться. Прежде чем говорить о противостоянии США и Китая, надо посмотреть статистику, и мы увидим, что торговый оборот между США и Китаем — это более 500 миллиардов долларов. Между Россией и Китаем в прошлом году порядка 69 миллиардов. Конечно, по каким-то направлениям противостояние Китая и США существует, а по другим направлениям есть сотрудничество, и это сотрудничество углубляется. Китай по ряду показателей уже приближается к западному миру и отдаляется от Российской Федерации. Китай хочет быть американизированным, европеизированным.

По отдельным вопросам внешней политики интересы России и Китая, действительно, совпадают, но не нужно забывать, что Россия с трудом может использовать Китай в своем противостоянии со странами Запада, потому что экономическая мощь этих стран несоизмерима. А вот Китай вполне может использовать Россию в своем противостоянии и политической игре с Соединенными Штатами.

Что же касается поддержания России в период санкций, во-первых, статистически никакого всплеска инвестиционной активности китайских компаний на российском рынке не наблюдалось. Даже если такой скачок попытаться выделить — это была покупка 10% акций «Ямал-СПГ», то есть не массовое явление.

Во-вторых, надо понимать, что для китайских транснациональных корпораций приоритетным является рынок США и рынок Евросоюза. Оказывая поддержку России, они всегда рискуют оказаться под санкциями в ЕС или в США, что для них куда более проблематично.

А.К.: Существует нарастающий контраст между совокупными возможностями Китая и России. Это стало предметом серьезных дискуссий, по крайней мере в сообществе китаеведов.

Но я считаю, что, как бы ни был велик этот дисбаланс, прежде всего демографический, но и в области экономики тоже, это не становится преградой дальнейшему развитию отношений, как ни странно. Хотя в будущем будет много всяких споров, инсинуаций по этому поводу, но что делать — в мировой экономике и политике почти никогда не бывает равных по весу партнеров или союзников.

Более того, наши нынешние отношения с Китаем не случайно укладываются в формулу «стратегическое партнерство», но не «военно-политический союз», как предлагают некоторые в России, и даже в Китае есть такие голоса. Эти дискуссии снова оживились, предлагается рассмотреть возможности союза или квази-союза. Но я считаю, что это не в интересах ни Китая, ни России.

Это не основанный на идеологии союз советских времен, который оказался недолговечным. Нынешняя формула достаточно гибкая, и позволяет и России, и Китаю активно сотрудничать в тех сферах, где им нужно. Но у любых стран, тем более таких крупных, как Китай и Россия, есть и сталкивающиеся национальные интересы, поэтому можно и прагматично соглашаться в том, что они в чем-то не соглашаются. Этого раньше не было, и если эту формулу удастся развивать и адаптировать к новым условиям, то мы сможем наши двусторонние отношения обратить нам обоим на пользу.

Что же касается противостояния США, то, конечно, такие ноты звучат — дескать, мы объединились с Китаем, чтобы противостоять Америке. Я думаю, это узкое прочтение формулы российско-китайского стратегического партнерства. Ни Китай, ни Россия не стремится использовать это партнерство против третьей страны, это важно подчеркнуть.

Наоборот, было много опасений, что Трамп, став президентом, попробует «оттащить» Россию от Китая, вбить клин между Москвой и Пекином. Хорошо это или плохо, но пока никаких усилий в этом отношении он не принимал. Будем надеяться, что этот треугольник времен холодной войны станет уже достоянием истории, а в наше время верх возьмут более тонко нюансированные подходы.

Мне кажется, что и Россия, и Китай в одинаковой степени заинтересованы в хороших отношениях с Западом, с Америкой. Как этого добиться — тут уже нужно искусство дипломатии.

Би-би-си: Чего тогда ожидать от визита Си Цзиньпина? В прессе пишут, что ожидается подписание различных договоров на сумму порядка 10 миллиардов долларов. Но ведь это не означает, что российская казна завтра станет на 10 миллиардов долларов богаче?

С.Л.: После каждого подобного визита анонсируется пакет сделок на большую сумму. Вероятно, китайцы купят еще один пакет акций какой-нибудь российской ресурсодобывающей компании, скорее всего, будут подписаны очередные документы по сопряжению экономического пояса Шелкового пути и ЕвразЭС. Вероятно, будет достигнута какая-то координация в области внешней политики — все-таки Си Цзиньпин потом едет на саммит «двадцатки». Что-то будет обсуждаться по поводу Северной Кореи и Сирии.

А.К.: Пока в российской экономике был сложный период, было понятно, что китайцы вряд ли будут заинтересованы в новых инвестиционных проектах. Сейчас же появилась некая объективная основа для того, чтобы придать ускорение российско-китайскому торгово-экономическому сотрудничеству. Потенциал тут очень большой.

По целому ряду региональных вопросов, начиная от Корейского полуострова и кончая Ближним Востоком, уже сложилась традиция, что лидеры России и Китая периодически встречаются лично.

Я не думаю, что что-то кардинально поменяется после этого визита. Главная задача — придать дополнительный импульс российско-китайскому взаимодействию, особенно торгово-экономическому.

По сообщению сайта BBC Russian