Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Жизнь в ритме вальса

Дата: 30 августа 2017 в 19:29

Жизнь в ритме вальса

И оба сына, и внуки легендарного казахстанского композитора Шамши КАЛДАЯКОВА (на нижнем снимке) профессионально занимаются музыкой. Не только из-за того, что это их призвание, а потому, что мама до сих пор поддерживает в семье культ музыки.

Из нашего досье

Шамши КАЛДАЯКОВ (1930-1992) — популярный казахский композитор. Его неофициальный титул — король казахского вальса. Созданная в 1956 году песня «Мой Казах­стан» впоследствии стала гимном страны.

А вот легенды, которыми еще при жизни был окружен самый народный композитор, в семье не любят, хотя и не спешат их развенчивать или судиться с теми, кто создает мифы о био­графии Шамши. Если бы в Советском Союзе существовала желтая пресса, жадная до сенсаций, то Калдаяков, несомненно, был бы ее любимым героем. Вот только один факт из жизни композитора: во время визита Динмухамеда КУНАЕВА во Францию Шарль де ГОЛЛЬ поинтересовался у первого руководителя Казахстана: «Как там поживает Калдаяков?» Видимо, как положено по протоколу, де Голлю собрали информацию о стране визитера и назвали самого популярного песенника. Кунаев не показал удивления, заверил, что Калдаяков в полном порядке, а вернувшись домой, первым делом потребовал найти композитора, познакомился с ним и... поручил предоставить его семье квартиру в центре Алматы.
Еще одна история: песни композитора были популярны в народе, их пели на всех праздниках, но автор не был членом Союза композиторов, на заседаниях которого регулярно обсуждалось его творчество. И осуждалось. Песни признавали не соответствующими рабоче-крестьянскому духу, клеймили как прозападные, был даже придуман термин «вальсомания». А Шамши, когда ему передавали все эти разборки, только удивлялся: мол, ну я же не член союза, зачем меня обсуждать? Пусть занимаются творчеством тех, кто состоит в этой организации.
Сын композитора Мухтар КАЛДАЯКОВ (на верхнем снимке) неохотно рассказывает все эти байки — слишком часто на их основе пытаются соорудить биографические фильмы, сюжеты, не особо советуясь с семьей, не привлекая ее к сотрудничеству. Считается, что композитор и его личная жизнь давно стали достоянием всех казахстанцев. Особенно запомнилась история с пьесой «Цыганская серенада» драматурга Исраила САПАРБАЕВА, которая долгое время шла в казахстанских театрах. Согласно ее сюжету музыкант уходит жить в табор, влюбившись в цыганку…
— Мы никогда не хотели судиться из-за этой истории, — рассказывает Мухтар, — но звонили земляки отца, рассказывали о таком спектакле, возмущались, говорили, что надо подать в суд. А мне просто непонятно такое отношение. Ведь не сочиняют во Франции историй про то, как Бизе ушел жить в табор! Хотя он посвятил цыганке Кармен свою оперу. А тут на основании одной песни «Цыганская серенада» придумали целую историю. Какая-то путаница у людей в головах и отсутствие понятий о том, что можно, а чего нельзя.
— Но ведь дыма без огня не бывает! Может быть, это была просто семейная тайна?
— Я не мог не знать об этом. Разве что до моего рождения это произошло! К тому же пьеса не появилась, пока папа был жив. Она возникла именно в начале эпохи независимости, когда все переживали смутные времена, границы допустимого оказались стерты. Да, все профессиональные музыканты попадают под обаяние цыганской романтики, тем более что на эту тему создано очень много произведений, и они изучаются в рамках учебного курса: «Алеко» Сергея РАХМАНИНОВА, «Трубадур» Джузеппе ВЕРДИ, «Кармен» Жоржа БИЗЕ. Мама рассказывала, что еще когда они встречались, шли как-то через парк и встретили молодую цыганку. Шамши подошел к ней, чтобы погадать, и настолько попал под ее обаяние, что девушка, заметив его интерес, сразу предупредила, что замужем.
Жамиля тогда работала в ателье и до встречи с Шамши замуж не торопилась. Когда на танцах или в компаниях парни пытались с ней познакомиться, девушка говорила, что у нее есть парень и служит он на Дальнем Востоке. Так было до тех пор, пока дома не начались разговоры о том, что надо устраивать судьбу и, если она не найдет себе пару, можно присмотреться, например, вот к тому вдовцу с тремя детьми… Вот тут очень вовремя встретился Шамши. Жамиле льстило, что парень учится в Алматинской консерватории, пишет музыку.
Впоследствии у супругов родилось двое сыновей. Старший Абылкасым стал пианистом, младший Мухтар — скрипачом. Правда, сейчас Абылкасым не преподает и не занимается постоянно музыкой.
— Дело в том, что у брата и жена, и дочка — пианистки. Дочка даже получала награды на двух международных конкурсах. Для одной семьи музыки оказалось, видимо, слишком много. Еще в детстве старшему брату больше доставалось от родителей за то, что он мало времени уделяет занятиям. Я же, как только слышал, что начинается буря, потихонечку брал скрипку и начинал играть, пока до меня дело не дошло.
Мухтар не ограничился профессией скрипача — сейчас он дирижер в ГАТОБ им. Абая. Жена его имеет больше отношение к бизнесу и точным наукам, чем к творческой среде, но вот двое из троих детей учатся в музыкальной спецшколе.
— Я часто выслушиваю от педагогов нарекания за безделье детей. Но пока погода хорошая и им хочется поиграть на улице, пусть побегают, до экзамена все успеем выучить. Боюсь, что если сильно на них давить, то им расхочется заниматься музыкой. К тому же это такая профессия… Сейчас, обучая их, мы раскрываем перед ними все мировые сокровищницы, а вот если они выберут музыку своим делом, то вряд ли будут хорошо зарабатывать, то есть мы их готовим к небогатой жизни. Иногда мне кажется, что надо перейти в обычную школу, больше заниматься языками, но мы с женой прекрасно понимаем, что мама ни за что не даст нам этого сделать. Именно мама всегда была лоббистом музыки в нашем доме. Папа не настаивал, да его и не было месяцами. Так что он больше знал о нас из маминых рассказов.
А дети из маминых и папиных рассказов знали, как долго отец шел к своему любимому делу. После зооветеринарного техникума он отслужил в армии, где научился играть на мандолине. Хотел поступить в Московскую консерваторию, но парня без подготовки не приняли, и Шамши брал уроки нотной грамоты у слепого музыканта. Следующую попытку поступить сделал уже в Ташкенте и, поучившись там, поступил в Алматинскую консерваторию.
Кстати, именно муж Щямщя (как всегда называла его Жамиля) после рождения двух детей устроил ее работать на административную должность в школу им. Байсеитовой.
— Мама очень любила слушать, как играют дети, и фактически там она прошла свои музыкальные университеты. Там же она вступила в партию, а вот отец не захотел. Сказал, что одного партийного в семье достаточно, — вспоминает Мухтар.
Почему такая фамилия — Калдаяков? Это еще одна семейная легенда. У Жамшида (это полное имя композитора, данное при рождении) на ноге была заметная родинка, и дома его ласково звали Калдаяк. После того как подростком он сбежал из фабрично-заводского училища, родители опасались принудительного возвращения парня на учебу. Один раз Шамши спрятался от участкового под столом, но, видимо, не очень хорошо, и пришлось задобрить участкового подарками. Поэтому парня отправили к родне в Капланбекский зооветеринарный техникум. Там ему сделали новые документы на фамилию Калдаяков — вместо родной фамилии Домбаев. В качестве дня рождения Шамши назвал 15 августа, потому что в этот день родился Наполеон (парню всегда нравилось военное дело), хотя родился композитор глубокой осенью и всю жизнь отмечал свой день рождения не летом, а ближе к Новому году, собирая друзей вроде бы в преддверии праздника. Встречаясь, они обязательно пели те самые песни, которые на собраниях клеймили за вальсоманию.

Из нашего досье

— С 1992 года ежегодно проводится республиканский конкурс-фестиваль, который теперь стал международным фестивалем песен имени Шамши Калдаякова «Менің Ќазаќстаным».
— Именем Калдаякова названы улицы в Актобе, Шымкенте, Астане, Алматы и Центральный концертный зал в южной столице.
— В 2006 году композитору был установлен памятник на родине в Шымкенте, а в
— 2010-м вокруг памятника построили целый комплекс «Мир Шамши».

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, фото Романа ЕГОРОВАи из семейного архива Мухтара КАЛДАЯКОВА, Алматы


По сообщению сайта Общественно-политическая газета "Время"