Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Дезертир по состоянию здоровья

Дата: 30 августа 2017 в 19:59

Дезертир по состоянию здоровья

«В моей семье большое горе: у супруга рак четвертой степени, который развивается так быстро, что всего за два месяца метастазы проникли уже и в голову, и в поясницу, — начинает свой рассказ жена военного Жадыра НУСИПОВА. — И вместо того чтобы войти в наше положение и поддержать нас, командование войсковой части, где служит мой супруг, угрожает нам. Сил нет все это терпеть!»

Так волноваться Жадыре нельзя — врачи говорят, что может пропасть молоко, ведь прошел всего месяц, как она стала мамой. 28 июля у Жадыры и ее супруга Баглана родился замечательный мальчишка Батырхан, но это счастливое событие померкло из-за того, что случилось несколькими месяцами раньше. И вместо рассказа о желанном ребенке молодая мама делится хроникой печальных событий.
— Мой муж Баглан САБАКОВ, 1989 года рождения, рядовой войсковой части 97617, которая находится в ауле Нарынкол Райымбекского района Алматинской области, в конце марта — начале апреля проходил на службе медосмотр. В эти дни он немного покашливал и сообщил об этом врачам. Ему сделали флюорографию, но с диагнозом никак не могли определиться. И только через десять дней положили в госпиталь с подозрением на туберкулез. Лечили два месяца в тубдиспансере — таблетки, уколы. И вдруг ему резко стало плохо. Новое обследование показало рак легких четвертой степени!..
Жадыра признается, что сначала просто отказывалась в это верить. Ведь именно сейчас у них с Багланом все стало так замечательно складываться, и в свои 26 лет, пережив немало страданий, она наконец-то почувствовала себя счастливой.
— Мы познакомились и стали встречаться еще в 2010 году, когда Баглан был студентом КазНУ имени аль-Фараби, а я училась в колледже нархоза. В 2012-м Баглан ушел в армию, а через год меня украли, увезли в Костанай и насильно выдали замуж. Спустя год я все-таки сбежала и развелась. В прошлом году мы вновь повстречались с Багланом и уже не расставались, а в январе этого года сыграли свадьбу…
Сейчас молодая семья живет на съемной квартире в Алматы, распорядок их жизни подчинен графику лечения Баглана в Казахском НИИ онкологии и радиологии. По словам Жадыры, сначала у супруга было желание и силы надеяться только на хорошее, и он строго-настрого запрещал жене говорить о том, как руководство его родной войсковой части отнеслось к его болезни и к нему.
— А теперь он чувствует себя ужасно: после химиотерапии у него совершенно нет сил, он все время лежит, почти ничего не ест, его мучают понос и рвота. И в это время к нам постоянно присылают из части замполита по имени Бахтияр, который предлагает Баглану подписать заявление об увольнении. После того как супруг отказался это сделать, замполит сказал: «Если не подпишешь, то мы все сделаем так, будто ты самостоятельно оставил место службы, не вышел на работу!» Как это понимать? Ведь мой супруг очень ответственный человек, за три года, что прослужил в этой части, к нему не было никаких претензий. Тем более что часть эта непростая и кого попало туда не берут: служба у них секретная, сидел мой муж под землей в окружении аппаратуры, которая излучает радиацию. За вредность ему и другим военным даже выдавали молоко, кефир и масло, — делится Жадыра.
Сейчас только на ежедневное поддержание больного из семейного бюджета уходит 5-10 тысяч тенге. А сколько тратится на процедуры и лекарства, Жадыра сбилась со счета.
— Хорошо, что нам помогают отец Баглана и его сестренка, а от нашего Министерства обороны помощи никакой! С начала июля, с тех пор как мужа выписали из госпиталя, бесплатно сделали только одну химиотерапию.
В Военном клиническом госпитале, который находится на 70-м разъезде и где сначала лечили Баглана, заявили, что у них нет лицензии на лечение онкологических больных, и рядового отправили в Алматинскую областную клиническую больницу. Там больному настоятельно посоветовали лечиться в Алматинском городском онкологическом центре.
— Нам это объяснили тем, что именно в Алматинской городской онкобольнице полный набор необходимой аппаратуры и медикаментов. Но поскольку мы не имеем городской прописки, то лечиться приходится платно, а это очень дорого… Поэтому я бы хотела, чтобы меня услышали на самом верху — в Министерстве обороны или еще выше — и помогли нам. Мы не просим ничего лишнего, но поддержите нас хотя бы в рамках закона. Ведь в том, что рак у моего мужа был обнаружен на такой запущенной стадии, прежде всего виновато военное ведомство: по всем правилам проводить медосмотры военных должны четыре раза в год, но почему-то в войсковой части 97617 за три года службы моему супругу мед­осмотр устроили лишь один раз, а потом три месяца не могли поставить правильный диагноз. И почему теперь нам отказывают в законном праве лечиться, получать больничный лист, выйти на пенсию по состоянию здоровья и получать пособие? Почему они не хотят платить нам по закону и ради этого даже готовы записать моего мужа в дезертиры? Никому это не понятно...
Когда верстался номер
Жадыра сообщила, что они с Багланом только что возвратились с очередного осмотра онколога. Консилиум врачей запретил делать следующую химиотерапию до тех пор, пока больной не пройдет лечение у нейрохирурга, потому что метастазы с катастрофической скоростью разрастаются в головном мозге. «Врачи мне сказали: может, месяц ваш муж проживет, а может, и пять лет… Поймите, нам срочно нужна помощь!» — говорит Жадыра.

Оксана ВАСИЛЕНКО, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

По сообщению сайта Общественно-политическая газета "Время"