Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Карьер на линии фронта: как добывают песок на месте боев под Ленинградом

Дата: 01 сентября 2017 в 23:47

На месте жестоких боев в Ленинградской области ведется добыча песка. Разработчики карьера говорят, что у них есть все документы. Поисковики обвиняют их в уничтожении останков погибших солдат.

«Как вы понимаете, где искать под землей железо?» — спрашиваю я у волонтера-поисковика Дмитрия, который привел меня на большую поляну в лесу. На поляне небольшими кучками разложены гильзы времен Второй мировой войны, проржавевшие котелки и фляги, осколки, бронебойный снаряд, полуистлевшие противогазы.

Дмитрий недоуменно смотрит на меня и вместо ответа опускает миноискатель к земле — тот начинает громко пищать. Железо тут везде.

Небольшая поляна, как рассказывают волонтеры из поискового отряда «Ингрия», — место боев времен Второй мировой войны. Она находится под Санкт-Петербургом в Кировском районе, и через нее проходил Волховский фронт. В этом районе с 1941-й по 1944 годы проходили тяжелейшие бои.

Именно об этом месте поется в песне российского певца Игоря Растеряева «Георгиевская ленточка» — «электричка подъезжает к станции Апраксин». «Бойцы лежат по трое на один квадратный метр», — поет Растеряев, и это не кажется преувеличением — судя по сводкам времен войны, бои тут были очень жестокие.

Теперь в лесу был вырублен небольшой участок, на котором вырыт карьер. Петербургская компания «Кампес», которая входит в группу «Возрождение», с июля добывает тут песок для строительства.

Волонтеры утверждают, что в результате промышленной добычи песка останки погибших на этом месте солдат уже невозможно идентифицировать — ковши строительной техники разрушают целые скелеты, смешивая их в кучу переломанных костей.

Добыча песка в этом районе ведется не первый год — карьеры в местах, где проходил Волховский фронт, существуют как минимум с начала 1960-х годов.

В «Кампес» Би-би-си сказали, что разработка карьера ведется в полном соответствии с законом, разрешение выдано комитетом природопользования Ленинградской области, есть лицензия. Кроме того, в компании говорят, что за несколько месяцев работы карьера его работники сами не обнаружили останков погибших во время войны солдат — только те, которые им показывали поисковики.

Комитет по культуре Ленинградской области, в свою очередь, говорят, что это место было включено в состав территории объекта культурного наследия «Прорыв блокады Ленинграда» и что работы здесь могут проводиться только после исторической экспертизы.

Однако окончательно границы этой территории пока не уточнены. Компания-разработчик карьера претензии комитета отвергает и даже подала на него в суд.

Ситуация вокруг карьера обсуждается на многих интернет-форумах, о ней пишет местная пресса, сообщал о ней и федеральный телеканал НТВ.

Спустя минут десять после разговора с Дмитрием я переспрашиваю у его коллеги Виктории Бередниковой, неужели тут и правда все усыпано оставшимся после боев железом. Она тоже с некоторым недоумением берет лопату и тут же выкапывает из земли горсть проржавевших гильз.

«Копнешь, и что-нибудь обязательно выскочит», — объясняет она.

Сколько здесь лежит погибших солдат, поисковики не знают. «Может быть сотни, может быть тысячи», — рассказывает Виктория. Волонтеры работают на этом месте с июля, и только по песчаным отвалам карьера они нашли останки около десяти человек.

«Около», пояснила Виктория, потому что установить, сколько именно скелетов они нашли, трудно. После работы экскаватора кости смешиваются с землей и крошатся. Единственная надежда в таких ситуациях на солдатские медальоны.

Мы беседовали с поисковиками 15 августа, и тогда они показали мне три места, где они буквально накануне нашли погибших. Их обнаружили в песке под дерном, который был снят в ходе работы карьера. После того, как в песке находят останки человека, остается небольшая яма, на дне которой валяются полусгнившие личные вещи — ржавый котелок, противогаз, гильзы.

Еще двоих солдат поисковики обнаружили 29-го и 30 августа. Находили здесь погибших и раньше. Рядом с карьером — могилы солдат, которых поисковики хоронили в прошлые годы.

О том, сколько солдат могло погибнуть на каком-то конкретном месте в районе Волховского фронта, действительно можно судить только приблизительно. Историк, специализирующийся по Волховскому фронту, отказался комментировать этот вопрос именно потому, что, по его словам, определить это чрезвычайно трудно.

Во время войны эта местность была менее лесистая, рассказывают поисковики. В ходе ожесточенных боев она стала еще более пустынной. Теперь она заросла настоящим густым лесом, и чтобы начать разработку карьера, деревья пришлось вырубать.

В этом районе много болот и озер, линия фронта тут была прерывистой — позиции немецких и советских войск опирались флангами на естественные преграды. Обороняться в такой местности проще, а наступать сложнее — двигаться можно только по небольшим коридорам, и эти направления были хорошо подготовлены к обороне и пристреляны.

Многие укрепленные позиции по нескольку раз переходили из рук в руки и каждый раз с большими потерями.

Вырубка с карьером расположены именно в таком узком месте. В полукилометре к северу во время войны была деревня Вороново. Это известный населенный пункт, за который шли жестокие бои и который можно увидеть в исторических сводках с фронтов. Уже к 1942 году она практически перестала существовать, и теперь на ее месте поле.

Южнее, также в нескольких сотнях метров — озеро Долгое и еще один карьер, созданный после войны, уже частично выработанный и заброшенный. На северо-западе — еще два озера совсем рядом друг с другом. С севера на юг идет дорога, которая пролегает вдоль границы карьера.

На картах времен войны наступления в этом районе шли именно в этом небольшом, километровом промежутке между озерами.

Сплошная линия фронта на этом участке установилась в начале января 1942 года, до этого бои были очаговые, но очень ожесточенные. К этому моменту деревню Вороново немецким войскам удалось захватить, и советские войска ее потом отбивали долго и с большими потерями, освободив в августе 1942 года.

Тогда же линия фронта и установилась восточнее деревни, проходя через высоту, на которой теперь расположен этот карьер. В тылу он оказался в конце марта 1943 года — советские войска начали наступление, продвинувшись в сторону деревни Карбусель.

Непосредственно на этой высоте бои не прекращались с августа 1942 года по март 1943-го. Обойти этот километровый участок, ограниченный болотистыми озерами с двух флангов, было просто невозможно. Через него наступали и Вермахт в 1941 году, и Красная армия в 1943-м.

Это место буквально изрыто глубокими канавами и ямами правильной формы — поисковики объясняют, что это остатки немецких блиндажей, окопов, ходов сообщения, дзотов и воронок от тяжелых снарядов. Один из них, неразорвавшийся, был обнаружен в ходе раскопок и теперь лежит на краю карьера.

Несмотря на то, что в этом районе области бои шли практически по всей его территории и погибших солдат можно найти в любом месте, добыча песка в этих местах ведется, как минимум, полвека. Остатки старых карьеров до сих пор встречаются в этом районе.

Компания «Кампес» была создана на базе Мгинского карьероуправления в 1993 году, а само управление — в 1961 году, также на основе нескольких, в том числе и песчаных карьеров.

Карьер, о котором говорят поисковики, является частью большого месторождения «Малокса-2», оно разрабатывается с 1996 года по договору аренды с комитетом природопользования Ленинградской области. У «Кампеса» есть лицензия на право пользования недрами ЛОД 00803 ТЭ. Сам этот участок стали разрабатывать сравнительно недавно — с 1996 года, а добыча песка началась лишь в июле.

В компании «Кампес» говорят, что к ним никто не обращался по поводу останков солдат, а сами рабочие их не находили. Я побеседовал с водителем погрузчика на карьере, и тот также сказал мне, что не видел ни разу кости, а об истории этого места узнал, только заметив памятники и солдатские могилы в лесу. Они действительно стоят на краю карьера у дороги.

По словам представителей «Кампеса», «информация о найденных останках поступила к руководству из видеосюжета телеканала НТВ». «После этого руководство выехало на карьер и пригласило правоохранительные органы для эксгумации уже выкопанных, упакованных в современный пакет из-под сахара и прирытых на краю карьера останков», — сказали в компании.

В компании жалуются, что поисковые отряды не приглашают их на место, когда находят погибших, и эксгумация происходит без участия представителей карьера.

«На данный момент нам известно об одном случае обнаружения останков времен войны на территории отрабатываемого участка. В соответствии с действующим законом и внутренними инструкциями мы обратились в органы внутренних дел для изъятия останков», — рассказал Би-би-си гендиректор «Кампеса» Герман Макаров.

Поисковики, в свою очередь, настаивают, что их деятельность абсолютно открыта, а останки с почестями предаются земле.

В истории с карьером на месте боев есть еще одна сторона — комитет по культуре Ленинградской области. С мая 2015 года территория карьера включена в границы территории военно-мемориальной зоны «Прорыв блокады Ленинграда».

В комитете пояснили, что речь идет, в частности, об участках Мгинского лесничества. На вопрос, расположен ли участок лестничества № 50 в зоне объекта культурного наследия, в комитете ответили так: «Уточнение координат границ будет выполнено в рамках работы по уточнению границ территории».

В комитете настаивают, что по закону перед тем, как разрабатывать карьер, компания должна сначала была профинансировать историко-культурную археологическую экспертизу, а затем передать в комитет отчет.

Фирма «Кампес» с этим не согласна. По словам ее директора, в тот момент, когда она получала лицензию на разработку карьера, закон не требовал такой экспертизы, и поэтому ее никто не проводил.

Хотя обе стороны и находятся в противостоянии, никакой агрессии к оппонентам у них нет — и в компании говорят, что не мешают поисковикам работать, и волонтеры признают, что никаких стычек с охраной карьера не происходит. Более того, иногда снятый дерн даже помогает находить в песке погибших, хотя многие останки, по словам поисковиков, утрачиваются безвозвратно.

По сообщению сайта BBC Russian