Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Я пробежал сквозь пламя. Рассказы выживших в огне

Дата: 14 сентября 2017 в 03:08

Я пробежал сквозь пламя. Рассказы выживших в огне

Батырбеку Бирлепесову был 41 год. Аким сельского округа героически погиб, спасая свое село от пожара.

Жомарту Смаилову было 38 лет, он был охранником в школе. Его плохо видящая мама и сестра остались без опоры и кормильца.

Школьный учитель Жолдыбек Абдисалимов погиб в 39 лет. Его младший сын не знает, что случилось с отцом. А когда у него спрашивают, малыш отвечает: папа рядом с флагом, как на этой фотографии. Родные ждут ответа, почему сельчане остались без защиты перед стихией. Ведь пожары здесь бывают каждый год. || Фото автора

Журналист «Диапазона» съездил на место страшного пожара в Айтекебийском районе, где погибли 4 человека. Выжившие в пламени сельчане рассказывают, что всё было не так, как информировали представители официальных органов и заключают, что если бы не дождь, то сгорел бы весь посёлок.

С 1 по 4 сентября близ сел Сулуколь и Айке в Айтекебийском районе горела степь. С огнем боролись добровольцы, то есть жители сел. Четверо погибли. Это аким сельского округа, учитель и охранник школы, а также рабочий крестьянского хозяйства.

Аким Айтекебийского района Малимбет Ибрашов в телефонном разговоре заявил, что погибший аким сельского округа не сгорел заживо, а умер «из-за давления». Также ДЧС сообщал, что пожарные упорно боролись с огнем и ликвидировали степной пожар близ сел Сулуколь и Айке. «Диапазон» решил провести собственное расследование и узнать, как было на самом деле.

Не доев обед, побежал на пожар и не вернулся

8 сентября. Айтекебий­ский район, п. Сулуколь на границе с Костанай­ской областью. Отсюда до Актобе около 500 км, до Костаная менее 400. Сулуколь самый дальний поселок, даже от райцентра Комсомола он в 150 км. В селе нет газа, питьевой воды, из сотовой связи работает лишь Beеline и то очень слабо. Живут здесь меньше 600 человек. Несколько улиц, одна школа и здание сельского клуба, где расположен акимат.

На улицах села слышен плач женщин. Это матери и жены оплакивают погибших на пожаре сыновей и мужей.

Первый, кого настигло пламя, аким сельского округа Батырбек Бирлепесов. Он вырос в многодетной семье. Окончил в Актобе сельскохозяйственный колледж и университет «Дуние». Проработал 6 лет в райотделе финансов, потом в бизнесе. Вернулся в родное село, когда заболела жена.

Его отец Абдигани Кушанов до Батырбека возглавлял Сулукольский сельский округ. Мама до пенсии работала учительницей в местной школе. Она рассказала о последних днях жизни своего сына.

– 1 сентября он поехал в город, чтобы купить детям вещи для школы. Ему сообщили, что степь горит. Он тут же вернулся домой. И с того дня толком не ел, не спал, уходил тушить пламя, возвращался поздно. Три дня подряд поселок был в дыму, было трудно дышать, мы кашляли. 4 сентября в обед пожар разгорелся сильнее. Батырбек выскочил из-за стола, не доев обед, и побежал в степь, – вспоминает мама, Мадина Абылаева. – После этого мы его живым не видели. Видела только, как его завернули в ковер и увезли на экспертизу. Это тяжелый удар для нас, еще добило то, что аким района сказал, что наш сын умер от давления.

Родные погибшего акима показали справку судмедэксперта, где указано, что Батырбек Бирлепесов умер от термических ожогов и ожогового шока.

– Когда Батырбек был в городе и узнал о пожаре в степи, тут же стал искать технику для тушения. Он попросил К-700 у ТОО «Алтынсарина», – вступает в беседу отец покойного. – Пожар был далеко от аула, но мы решили подготовиться, чтобы встретить огонь. Вернувшись в аул, Батырбек собрал ребят и два дня усердно пахали плугом К-700. Плуг сломался. На третий день техники не было, огонь не унимался. Я вышел на руководство райакимата. Мы дали знать: своими силами не потушить, нужна помощь.

Во время тушения пожара, по словам сельчан, Батырбек сделал видеообращение, на котором просил помощи. У погибшего Батырбека Бирлепесова остались больная жена и трое детей: дочь учится в 6-м классе, сыновья в 5-м и во 2-м классах.

– Я никого не виню, наверное, это огрехи закона, где прописано, что природные и техногенные пожары должны тушить добровольные формирования. Но у добровольцев в нашем ауле нет техники, пожарное обмундирование не дают, – добавляет Абдигани Кушанов [на фото]. – Я здесь был акимом 15 лет, за это время нам средств для тушения пожаров не давали. Много лет назад аким Кумкудыкского сельского округа также сгорел в пожаре. В крестьянских хозяйствах техника небольшая, она не для борьбы с огнем. Каждый раз приходится просить трактор или К-700 у ТОО, но иногда трактористов не бывает на месте.

Журналисту «Диапазона» сельчане показали, чем им приходится тушить многогектарные пожары.

– Это опрыскиватель, сюда можно залить максимум 15 литров воды, – показывает местный житель Дулат на канистру, которую накидывают на плечи, как ранец. – Даже от огородной лейки больше эффекта, чем от этих опрыскивателей. Напор очень слабый, вода заканчивается быстро. А это – хлопушка (резиновый материал привязан к палке), ею бьют пламя.

Умирающий кричал: не бросайте меня!

По словам сельчан, с 1 по 4 сентября дым был в самом поселке, была реальная угроза, что огонь дойдет до домов. Жители Сулуколя твердят, что все эти дни от Батырбека в районном акимате требовали результата, то есть ликвидации огня в степи.

– При этом никаких средств для тушения и спецодежды не выдали. 3 дня хлопушками обрабатывали места, по которым проехал плуг. Было жарко, утоляли жажду теплой водой. Аким покойный 3 дня постоянно звонил в район, просил технику, объяснял, что не справимся, – говорит Мейрамбай Аяганов.

4 сентября 20 сельчан с опрыскивателями и хлопушками пошли останавливать огонь на подступах к селу.

– Батырбек договорился насчет трактора и пошел в степь. К нему присоединились люди из акимата и школы. Пока ждали трактор, тушили сами. Поблизости есть рудник «Кара жыра», попросили помощи у них. Оттуда отправили водовоз. Но пока он доехал до нас, потерял 7 кубов воды из 10, оказалось, что у него на дне были дыры. Все было против нас, – с философской грустью констатирует Мейрамбай.

Сельчане продолжили бороться с пламенем хлопушками, силы были неравны. Примерно в 16:00 поднялся ветер и бросил огонь в сторону людей. Огненный вихрь накрывал все вокруг.

– Я увидел пламя высотой с 2-этажный дом, испугался, бросился сквозь пламя. Благодаря скорости и тому, что одежда не прилипла к телу, огонь не зацепил меня. Я бежал, как и другие. Сквозь дым не мог ничего разглядеть, – повествует Дулат Аяганов.

Неизвестно, как долго они бежали, если бы не подъехала «ГАЗель». – Я привез людей на место пожара и проехал чуть дальше, хорошо, что не заглушил мотор. Поднялся шторм, люди стали кричать, бежать к машине. Я медленно поехал к ним и подбирал их группами по 7-8 человек. Подобрал каждого, кого видел, – говорит водитель «ГАЗели» Галым [на фото].

Мужчины на ходу запрыгивали в кузов. Последний из них цеплялся за борт, ноги были на земле. Машина уже отъезжала. Залезшие на борт сельчане помогли взобраться в кузов.

– Я посмотрел в зеркало – большое пламя ураганом неслось за машиной. «ГАЗель» провалилась в яму и заглохла. Кое-как завел, поехали. Но первая скорость никак не переключалась на вторую. И на первой скорости убежали от пламени, которое гналось за нами, не помню, несколько километров, наверное. Машина на газу, на ней опасно ехать сквозь огонь, – воспроизводит события того дня Галым Мухтаров.

– Мы искали людей, которые остались в степи. Я увидел человека, который скидывал с себя одежду. Это был Жомарт (позднее умер в больнице), он был в шоковом состоянии. Нашли Батырбека, пульса не было. Увидели Жолдыбека (школьный учитель, позднее умер в больнице). Он в панике кричал: «Не бросайте меня»! Я подбежал к нему, укрыл его своей одеждой. Вынул из кармана «сотку», сети не было, набрал «112» и начал описывать ситуацию. Меня перебивали, без конца спрашивали фамилию. Я объясняю, что тут умирают люди южнее от Сулуколя, нужна авиация. Меня спрашивают, кем мне приходятся умирающие, какого года рождения. Казалось, меня вообще не слушали, – возмущается выживший Таганияз Ниязбаев [на фото].

Таганияз дождался трактора и «Ниву» и передал пострадавших Жолдыбека и Жомарта. Их увезли. От обгоревших остались только ремни и бейсболка.

По рассказам очевидцев пожара, после 18:00 пошел дождь и потушил пламя возле аула. По их словам, лишь после этого прибыли пожарные.

Он не хотел умирать, просил санавиацию

8 сентября похоронили школьного учителя Жолдыбека Абдисалимова и охранника Жомарта Смаилова. После полученных ожогов сельчане сами доставили их в больницу, так как из-за дыма и плохой связи приезд «Скорой» из райцентра затягивался. Родные Жолдыбека отправились за ним в райбольницу.

– Мы даже не смогли выехать из села в райцентр. Все вокруг было в огне. Я боялась, что дети останутся сиротами, поэтому на полпути вернулись, – говорит Гульжазира, жена Жолдыбека. – Аким (района) успокаивал, что все готово, санавиация прилетит и заберет (пострадавших), когда отойдут от шока.

– Санавиация прилетела лишь ближе к утру. С 6 вечера до глубокой ночи мы потеряли столько времени! Мой брат был в сознании, называл каждого из нас по имени, просил воды и укол. Он не терял надежды, все время спрашивал: «Где санавиация? Где санавиация?», – с трудом сдерживает слезы сестра Дидара. – Кроме молодого врача и медсестер, никого не было в райбольнице. Никаких действий, чтобы хотя бы попытаться спасти, не предпринималось.

Как сообщил глава обл­здрава, вся необходимая помощь со стороны медиков была оказана, но при таких ожогах выжить нереально.

– К сожалению, даже если бы санавиация прилетела через полчаса после вызова, спасти их не смогли бы, так как пострадавшие получили ожоги 100%, они не совместимы с жизнью, – резюмировал Асет Калиев.

У покойного Жолдыбека Абдисалимова остались жена и трое маленьких детей, больная мама и недееспособный дядя. В доме третьего погибшего – Жомарта Смаилова – было не так много людей. Его слабовидящая мама плачет, но не винит никого в гибели сына. Четвертая жертва пожара – разнорабочий Жабай Абишев погиб при тушении пламени в поселке Айке.

Как сообщили в обл­прокуратуре, возбудили уголовное дело по статье, предусматривающей ответственность за нарушение требований пожарной безопасности, повлекшей смерть двух и более лиц.

По сообщению сайта Газета "Диапазон"

Читайте также