Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Создание отечественных генно-модифицированных сортов — веление времени

Дата: 14 сентября 2017 в 10:16

Создание отечественных генно-модифицированных сортов  — веление времени
Продолжая публикации социально значимого проекта «Село: развитие и барьеры», наша газета не может не коснуться темы селекции и генетики, потому что именно эти сферы являются научным базисом современного агропромышленного комплекса. Без целенаправленной работы по генетике и селекции не будет ни  новых высокоурожайных сортов, устойчивых к болезням, ни новых пород домашних животных с необходимыми человеку свойствами. Это уже сфера продовольственной, экологической и экономической безопасности нации. Но генетической науке со времен ее становления сопутствуют обывательские мифы и предрассудки. Некоторые из них носят псевдорелигиозный характер, некоторые — просто результат стихийного мифотворчества вследствие отсутствия элементарного научного мировоззрения. Один из устойчивых мифов последних десятилетий связан с мнимыми опасностями, якобы исходящими от генетически модифицированных (ГМ) организмов. О реальном положении дел в генной инженерии, о биобезопасности ГМО мы беседовали с Нариманом Баттулиным, заведующим лабораторией генетики развития Института цитологии и генетики СО РАН  — Нариман Рашидович, как вы считаете, почему к генной инженерии, к созданию новых генетически модифицированных сортов и пород уже долгое время сохраняется настороженное отношение?  — Все современные мифы происходят в конечном итоге от незнания. А когда человек чего-то не понимает, возникает и почва для мифотворчества. Многие люди от незнания начинают просто бояться. В современном обществе даже некоторые образованные люди не понимают суть тех процессов, что происходят на уровне клетки и генома, как работает эволюция, как реализуется наследственность. Отсюда и страхи, боязнь непонятного. Для научного сообщества уже давно очевидно, что никаких особых рисков нет, и это направление генной инженерии по созданию трансгенных и ГМ-сортов не опаснее обычной селекции.  — Тем не менее в нашей стране очень жесткое законодательство, регулирующее деятельность по созданию ГМ-сортов и организмов. С чем, по вашему мнению, это связано?  — Не только в нашей стране, во многих странах тоже очень строгое регулирование генной инженерии. Конечно, чрезмерно жесткое регулирование в некоторой степени тормозит деятельность по созданию новых ГМ-сортов. Но… Наши депутаты и политики — тоже люди, иногда не обремененные специальными биологическими знаниями. И они вынуждены воспринимать те страхи и опасения, которые им транслируют простые избиратели.  — Любой эксперимент  (и в биологии, и в физике), как известно, должен быть максимально контролируемым. Есть ли опасности неконтролируемого эксперимента при генетической модификации растений и животных?  — Как и во всякой технологии, в генной инженерии какие-то опасности неконтролируемых экспериментов есть. Разработать такую технологию, которая была бы полностью безопасной — это вообще утопия. Опасность может исходить от многих инструментов или электроприборов, необходимо просто грамотно ими пользоваться. В генетической инженерии опасности есть, но они очень частные, не носящие какого-то всеобъемлющего характера. Нет такого, что все ГМ-сорта или породы несут в себе что-то опасное. Все очень индивидуально. Необходимо понимать, какая именно модификация в геноме произведена. Например, мы добавляем в организм какое-то новое свойство — хотим, чтобы новый сорт томата был более лежким, не портился при транспортировке. Для этого можно добавить в геном томата ген определенного белка — из другого сорта или даже из другого вида, тут ограничений никаких нет. Таким образом, подбирая необходимый белок, можно получить более лежкий ГМ-сорт томата. Но некоторые белки вызывают аллергию, и можно непреднамеренно создать сорт, аллергенный для чувствительных к этому белку людей. Обычно это все проверяется еще на стадии испытаний, до активного разведения сорта. И многие национальные регуляторы требуют, чтобы проводился ряд обязательных тестов, в том числе и на аллергию. Если новый сорт обладает повышенной  аллергенностью, то он просто не попадает на рынок. Генная модификация часто происходит с помощью не добавления, а удаления какого-либо участка генома. Тогда никакой опасности аллергии нет, так как нет и белка, ее вызывающего.   — А существует ли опасность создания каких-то суперживучих ГМ-сортов?  — Есть какие-то неподтвержденные страхи, что генетически модифицированные сорта «убегут» в дикую природу и там необратимо изменят экосистему. Например, начнут конкурировать и вытеснять существующие в дикой природе виды. Это только теоретическое допущение. На практике все ГМ-сорта очень жестко зависимы от человека, от искусственных условий на полях и в теплицах. Как только ГМ-растение «убегает» в природу и лишается поддержки человека, оно становится неконкурентоспособным со своими дикими собратьями. На практике никто не видел, что искусственные сорта могут выживать в условиях дикой природы. Какие-то суперживучие  ГМ-растения не создавались и вряд ли когда-то будут созданы. Дело в том, что у любого организма есть свой «биологический предел». Например, растет культурное растение и накопленную за сезон энергию в основном отдает плодам, семенам или клубням. Запас энергии, которую растение может потратить на свою жизнедеятельность, всегда ограничен. Нет возможности создать ГМ-картофель, который одновременно был бы суперживучий и имел бы огромные клубни. Что-то одно — или живучий, или большие клубни. Поэтому в большинстве случаев ГМ-сорта, созданные  человеком, основную энергию распределяют именно на создание плодов и зерен. С живучестью у них дела обстоят не самым лучшим образом по сравнению со своими дикими собратьями. Да и для сельского хозяйства суперживучие сорта не нужны, поэтому их никто не создает.   — Есть ли какая-то особенность в развитии трансгенов — организмов, в геном которых внедрены куски геномов чужих видов? Например, когда в геном растения включаются гены насекомого или животного? Жизнеспособны ли такие искусственные существа?  — Трансгенные организмы создаются с 1970-х годов. Они бывают живучими. Например, у человека 20 тысяч генов, и привнесение еще одного никак особо не изменит его жизнедеятельность. То, что изменения будут заметны через несколько поколений — это все сказки. Ген работает здесь и сейчас. При создании трансгенного организма дополнительный ген начинает вырабатывать свой белок с момента создания организма. При передаче по наследству следующим поколениям этот ген будет работать точно так же. Никаких изменений с трансгеном в последующих поколениях не происходит.   — Бесплодие трансгенов и ГМ-организмов — это опция, заложенная генетиками при эксперименте, или же их неотъемлемое свойство?  — Все зависит от того, какой именно ген мы вносим. Бывают трансгены бесплодные, как и задумали создатели, бывают и плодовитые. Некоторые искусственные сорта и гибриды бесплодны по определению. Это свойство, искусственно созданное бесплодие, активно используется в селекции и сельском хозяйстве многие десятилетия, задолго до появления генной инженерии. Например, все сорта бананов бесплодны, они не размножаются семенами. Часто сорта делают бесплодными из экономических, коммерческих соображений.  — Транснациональная корпорация «Монсанто» масштабно использует искусственно созданное бесплодие при разработке своих ГМ-сортов растений. Во многом для того, чтобы сохранить монополию по всему миру на эти семена…  — Да, это коммерческий прием, чтобы не дать своему продукту распространяться бесконтрольно. Потребитель будет вынужден каждый год покупать ГМ-семена у одного и того же производителя. Подобный прием используется и создателями лицензионного программного обеспечения, чтобы не допустить несанкционированного копирования продукта. Но то, что трансгенные организмы по определению бесплодны  или же вызывают бесплодие у тех, кто их потребляет,  — это миф.   — Может ли включенный в трансгенный организм кусок чужого генома, вырабатывающий какой-то чужой белок, вызывать у человека и животных, поедающих такие трансгены, определенную защитную реакцию?  — Защитная реакция, аллергия или симптомы несварения  могут наблюдаться и при употреблении совершенно естественных природных продуктов. Например, 10 процентов людей не могут пить молоко — у них отсутствует фермент, переваривающий лактозу. У некоторых людей аллергическая реакция на цитрусовые — за столетия до создания генной инженерии. Проблема не в том, что в пищеварительную систему попадает какой-то незнакомый белок. Таковы особенности физиологии и обмена веществ  каждого конкретного человека. Аллергическая реакция может проявиться и на знакомые продукты, и на те, что выработаны из трансгенных сортов. Это не свойство трансгенов — это свойство человеческого организма. Нет большой разницы, едим ли мы трансгенного лосося с геном томата  или едим простого лосося в томате. В любом случае в пищеварительную систему попадут ДНК и лосося, и томата. Они будут расщеплены, как и все продукты, на одинаковые кирпичики–нуклеотиды, элементарные составляющие, и мы усвоим их как питательные вещества. Чтобы чужие гены из продуктов, в том числе трансгенных, могли встраиваться в человеческую ДНК или попадать в клетки  — этого никто и нигде не наблюдал за все время генетических исследований и создания ГМ-организмов. Это очередной миф. Было проведено множество проверок. И все они, проведенные правильно, чисто, без ошибок в постановке эксперимента, сравнивали влияние ГМО и обычных продуктов на организмы млекопитающих.  Например, одну группу крыс кормили ГМ-кукурузой, а другую — просто кукурузой — и никакой разницы между этими группами крыс обнаружено не было. Конечно, в интернете можно встретить псевдонаучные публикации, посвященные ГМО, но на поверку все это оказывается графоманией шарлатанов.   — Некоторые журналисты называют технологию генного редактирования CRISPR «генетическим скальпелем». Есть ли в Институте цитологии и генетики СО РАН эта технология?  — Да, мы широко используем технологию CRISPR (по-русски звучит КРИСПР) для исследований. Упрощенно говоря, с помощью этой технологии мы можем разрезать ДНК, вырезать из нее участок, например, отвечающий за наследственное заболевание, и снова срастить разрезанный участок. А можем разрезать и вставить какой-либо ген, отвечающий за новое свойство ГМ-сорта.   — Спасибо за рассказ, Нариман Рашидович! Надеемся, что в нашем агропроме вскоре начнут происходить позитивные изменения, связанные с внедрением новых отечественных ГМ-сортов.    справка «ЧС» В 2015 году на базе Института цитологии и генетики СО РАН был создан Федеральный исследовательский центр (ФИЦ), в который вошли некоторые институты СО РАСХН, в том числе Сибирский научно-исследовательский институт растениеводства и селекции (СибНИИРС). Это позволило объединить фундаментальную науку, генетику, и прикладную селекционную науку. Стратегическая цель создания федерального исследовательского центра на базе ИЦиГ СО РАН заключается в разработке на основе генетических исследований прорывных генетических технологий для агропромышленного комплекса, медицины и биотехнологии. В 2016 году сотрудники ФИЦ передали в Государственную комиссию по испытанию и охране селекционных достижений пять новых сортов сельскохозяйственных культур. В их числе - — новый сорт среднеспелой яровой мягкой пшеницы  «Новосибирская-61»   с урожайностью 35--50 ц/га, устойчивый к болезням и засухам. Применение генных технологий позволит сократить срок создания новых сортов сельскохозяйственных культур вдвое.  Сибирские ученые и селекционеры с помощью методов генетики быстро выявляют нужные варианты генов, но при селекции используют в большинстве случаев методы гибридизации, потому что генетический фонд всех древних (исходных) и современных сортов позволяет, как в конструкторе, быстро «собрать» сорт с необходимыми свойствами, не разрезая ДНК. За последние пять лет получены патенты и авторские свидетельства на новые сорта яровой пшеницы «Омская-41», «Памяти Майстренко», «Сигма», в создании которых использовались линии и технологии ИЦиГ СО РАН.  В ближайшее время семеноводческие хозяйства Сибири выпустят на рынок другие новые разработки ИЦиГ и СибНИИРС - — сорт пшеницы «Тюменочка», горох «Сибирский-1», лук-шалот «Краснообский» и вику посевную яровую «Обская-16». СибНИИРС уже принимает заявки на производство новых семян собственной селекции. Для массового производства семян новых сортов требуется два года.  В 1980-х годах в ИЦиГ СО РАН был создан табак, модифицированный геномом интерферона, за счет чего растение перестали поедать вредители. Этот табак еще с советских времен массово распространен по всему Краснодарскому краю.  

Беседовал Андрей Соловов, «Честное слово»

 

По сообщению сайта Информационный портал «ЧЕСТНОЕ СЛОВО»