Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Латиница для компьютера или для языка?!

Дата: 18 сентября 2017 в 14:03

Латиница для компьютера или для языка?!
Предложенный вариант нового казахского алфавита на основе латиницы 11 сентября в парламенте вызвал настоящую бурю в СМИ и социальной сети! Оказалось, это стандартный «вариант программистов». Как сообщил на слушаниях директор республиканского координационно-методического центра развития языков им. Ш.Шаяхметова Ербол Тлешов, в проекте алфавит состоит из 25 букв. Некоторые звуки казахского языка будут передаваться с помощью восьми сочетаний букв – диграфов (двух букв, обозначающих один звук).



Этот вариант приведет к утрате уникальных звуков

То есть этот вариант графики основан на существующей английской клавиатуре без диакритических знаков (надбуквенных или подбуквенных дополнительных знаков), без дополнительных драйверов, без дополнительных настроек; все сервисы автоматически бесплатно становятся доступными. Просто, экономно и доступно!

В любой точке мира, где есть английская клавиатура, вы можете писать на казахском – это удобно и иностранцам (как будто казахский язык – один из мировых языков).

Но это обманчивая простота и экономичность может обернуться в будущем для казахского языка большими проблемами. Не говоря о том, что этот вариант сделает казахские тексты значительно большими за счет сдвоенных букв – ведь буквы Ә, Ө, Ү, Ң, Ғ, Ж, Ш часто используются (Ә – ae, Ө – oe, Ү – ue, Ң – ng, Ғ – gh, Ж – zh, Ш – sh).

К тому же набор такого текста займет больше времени. Можете представить, как увеличится в объеме бумажный вариант книги «Абай жолы»? То есть афишируемая экономия при внедрении компьютерных программ обернется огромными затратами в издании книг, журналов, газет, документов и другой бумажной продукции, а тексты станут длинными и трудно читаемыми. Ведь сторонники данного варианта утверждают, что отказ от диакритических знаков существенно удешевит переход с кириллицы на латиницу.

К тому же ныне возможно использование компьютерных технологий в языках со сложной графической основой, поэтому легкость использования клавиатуры не может быть основным аргументом при смене графики.

Известно, что лингвистами Института языкознания имени А. Байтурсынулы разработаны три варианта латиницы для окончательного утверждения одного из них после обсуждения. Как определили разработчики, первый удобен для компьютера, второй – для лингвистов, а третий – смежный вариант.

Согласно проведенному исследованию, самым удобным признали предложение лингвистов, в котором придерживались основного закона языковой графики: «Один звук – одна буква».

Если же на латинице нет аналога определенному звуку, то лингвисты предпочитают выбирать диакритические знаки. 9 специфических казахских звуков в этом алфавите обозначены диакритическими знаками. Использование диакритических знаков в европейских языках не создает какие-либо проблемы – ведь новая графика казахского языка готовится не для англичан.

Но в итоге парламенту предложили вариант центра развития языков им. Ш.Шаяхметова. К языковедам не прислушались, почти каждый специфический гласный, ряд согласных будут передаваться диграфами. Письмо станет долгим, неудобным, а как будет меняться звучание слов казахского языка под влиянием нового алфавита, трудно даже представить.

Большинство лингвистов не поддерживают этот вариант латиницы. Например, Куралай Кудеринова, профессор Университета имени Сулеймана Демиреля, назвала его самой неэффективной версией алфавита, которая может привести к утрате определенных звуков казахского языка.

По мнению профессора, использование диграфов не только усложняет восприятие агглютинативных (приклеивающихся) языков, к которым относится и казахский язык, где множество аффиксов прибавляются к основе слова, но может привести и к утрате таких уникальных звуков, как Ә, Ө, Ү, Ғ, Ң.

Появится курьезный казахский язык?

Действительно, проблема агглютинативных языков общеизвестна – наличие длинных слов, в частности в тюркских языках, особенно в казахском. Недаром самое длинное слово именно в казахском языке – «қанағаттандыраалмағандықтарыңыздан» («из-за вашего неумения удовлетворить»).

Как был прав Герольд Бельгер, когда несколько лет тому назад сказал: «Путь Абая» сейчас вмещается в четыре книги, а при переходе на латиницу их будет семь. Все начнет разбухать». Это станет реальностью, если будет принят предложенный вариант – самые толстые и дорогие книги будут на казахском языке из-за многочисленных дифтонгов.

Самое главное, потеряется быстрота письма, отсюда – эффективность, действенность любого текста, да и усложнится чтение такого длинного текста. Было бы замечательно, если эксперты посчитали, насколько увеличится стандартный казахский текст на новой графике, провели бы эксперименты, апробацию в школьной, студенческой и другой аудитории, чего не было сделано центром развития языков им. Ш.Шаяхметова.

Удивляет поспешность и непродуманность предложенного алфавита – выбран не самый лучший вариант латиницы, который вызывает массу вопросов. Почему нельзя выходить за рамки 25 букв? Почему для выражения специфических казахских букв нельзя использовать опыт других языков, например турецкого или азербайджанского?

Почему не учтен узбекский опыт? Можно использовать даже опыт европейских языков. Например, для фонемы Ө подходит немецкая буква ö, есть еще немецкая ü, которую можно использовать вместо Ү или Ұ. Можно изучить и французские знаки и т.д.

Однако предложенный проект латиницы показывает, что опыт других стран не учтен и мнение общественности особо не изучали. Это насчет диграфов и неудачной транслитерации.

К примеру, в Узбекистане в ходе практического внедрения латиницы выяснялись отдельные фонемно-графические погрешности, поэтому некоторые слова имеют несколько написаний.

Есть проблемы в написании букв «х» и «қ», «двойные» буквы для обозначения ч, ш, ц, я, ю, ё, например, в слове Shvetsiya – Швеция – три раза (!) по две буквы, что усложняет и удлиняет слова порой в полтора раза (!) и т.д.

Иногда транслитерация русских слов с кириллицы на латиницу приводит к курьезам. Примером является слово «цех», которое на узбекской латинице пишется как «sex». В результате в Узбекистане можно увидеть вывески вроде «Kolbasa Sexi». И сейчас Узбекистан в растерянности: немало специалистов настроено против латиницы и считают смену графики неудачной с точки зрения лингвистики.

Но и новая казахская латиница не лыком шита: по предложенному алфавиту морковка по-казахски будет писаться saebis (сәбіз), имя Нәби – как Naebi. Ведь на латинице ae – ә. Но и казахские слова с ae, oe, нг, үe на латинице изменятся до неузнаваемости, а их немало, в том числе фамилии с ае, ое.

И таких курьезов будет немало по предложенному варианту латиницы. В социальной сети многие пользователи начали примерять латиницу к своему имени. И что же мы видим на деле? Потеря исконных звуков Ә, Ө, а также отсутствие букв Я, Ю.

Например, казахские имена с окончанием на Я теперь будут писаться в усеченном виде? Багиля – Bagil? Как же быть с казахскими именами как Канапия, Закирия? Почему «ә» теперь ae? Зачем «й» теперь j? Красивое имя Әйгерiм теперь Aejgerim? Аежгерим?!

А если напишем названия многих местностей Казахстана на новой графике, то мы просто заблудимся в родном краю! Почему во всех языках, использующих латиницу, «У» это «U», а у нас выбрана согласная W? Мы, что, теперь должны писать wniversitet?

У нас дикторы радио и телевидения не все звуки казахского языка произносят, нарушают правила орфоэпии. С диграфическим написанием мы завтра все перестанем понимать друг друга.

Сейчас что-то понимаем из набранных латиницей сообщений только потому, что выучили нормальное написание на прежнем кирилличном алфавите. Диграфическое написание не может гарантировать орфоэпические нормы языка.

Представители старшего поколения, наверняка, помнят все «прелести» непродуманной и неграмотной советской двойной смены графики, когда в одночасье их родители и близкие остались без работы, а сами – без учителей и книг. Между прочим, эти смены породили различные варианты написания одних и тех же слов, которые бытуют до сих пор. А теперь их станет намного больше.

Евгений Дробязко, журналист, привел немало примеров «курьезного» языка на латинице в журнале Еsquire: Асхана – Ashana. По предлагаемому алфавиту следует читать аШана, не так ли?

Или вот Намазхана – Namazhana. Тот же самый принцип – намаЖана. Аналогично и с буквой g. В сочетании с h она дает ғ (gh), а в сочетании с n – ң (ng). Теперь представьте, как будем писать слово аңғару. Что-то вроде anggharw! Это как вообще? Әңгіме – aenggime! Kuelaeshting kuejewi – Күләштің күйеуі… Zhylqyshy – жылқышы… Twghan kueningmen – туған күніңмен…

Новая графика: «один звук – одна буква»

Удивительно, что в Казахстане в известной мере повторяют узбекский «буксующий» опыт с его диграфами и неудачной транслитерацией. Надо понимать, что внедрение латинской графики в соседней стране застопорилось именно из-за многочисленных диграфов. Это притом, что используются и апострофы (надстрочные запятые).

Отсутствие специальных знаков и символов пришлось компенсировать удвоением. «Двойными» стали буквы Ч, Ш, Ц (в некоторых вариантах написания), Я, Ю, Е, а также Е (в начале слова).

В итоге подобного «усовершенствования» написание слов и предложений значительно удлинилось. Иш – ish (дело, работа), беш – besh (пять), шиша – shi-sha (стекло, бутылка), шошмок – shoshmoq (спешить), шарша-ра – sharshara (водопад), чашма – chashma (родник). Слово из 3 букв превращается в слово из 4 графем, из 5 – в 7, из 6 – в 8.

Гласные Я, Ю, Е были заменены на Ya, Yu, Yo: яхши – yahshi (хорошо), яшил – yashil (зеленый). Юз – yuz (лицо; сто), юбораман – yuboraman (посылаю, отправляю), юлдузча – yulduzcha (звездочка). Ез – yoz (лето), ердам – yordam (помощь), аел – ayol (женщина).

Буква Е в начале слова и после гласных также удвоилась и стала писаться как Ye: Eр – yer (земля), етти – yetti (семь), етмиш – yetmish (семьдесят). (Примеры взяты из статьи О. Б. Януш «ЛАТИНИЦА В СТРАНАХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ: АЛФАВИТ, ПОЛИТИКА, КУЛЬТУРНОЕ ВЛИЯНИЕ»)

Новая графика должна приниматься по правилу «один звук – одна буква». Это общеизвестная лингвистическая аксиома. Должен быть полностью отражающий специфику казахской фонетики алфавит, который дети будут изучать в школе, которым будут написаны книги и статьи.

По этому принципу построен алфавит Института языкознания, который необходимо предложить общественности для обсуждения. В конце концов, при выборе и обсуждения необходимо предлагать для народа 2-3 варианта новой графики, которые для сравнения и анализа прошли бы апробацию в течение определенного времени в экспериментальной школьной, студенческой и другой аудитории.

Поэтому надо разработать такой вариант латиницы, который основывался бы на фонетической, лексической основе казахского языка и способствовал бы его реформированию и дальнейшему развитию. В этом плане помог бы турецкий и азербайджанский опыт перехода на латиницу – ведь они удачнее, чем узбекский.

Некоторые оппоненты утрируют проблему: мол, нельзя брать готовый чей-то алфавит, тот же турецкий. Однако никто не отменял научный подход – учитывать чужие ошибки или удачный опыт.

Директор Института языкознания имени А. Байтурсынулы, доктор филологических наук Ерден Кажибеков сказал по телефону: «Предложенный вариант латиницы – не окончательный. Сейчас есть время – новая графика казахского языка не будет принята без обсуждения, без мнения народа. Поэтому будут рассматриваться все предложения, конструктивные идеи общественности, специалистов, экспертов. Нужно не торопиться. Позитивный момент реформы – это то, что не будет горячки и давления, так как будет апробационный период, за два года отработают все правила правописания, фонетические и орфоэпические правила, которые будут создавать методисты вместе со специалистами».

На вопрос об отношении к предложенному алфавиту в парламенте Ерден Задаулы ответил: «В рабочей группе были предложены несколько вариантов нового алфавита, в том числе и от нашего института. Мы обсудили их. Выбрали вариант, предложенный центром развития языков им. Ш.Шаяхметова. Теперь, когда в процесс обсуждения включились и общественность, и специалисты, будем надеяться, что будет доработан приемлемый для всех латинизированный алфавит казахского языка».

Еще весной этого года по теме латинского алфавита заместитель директора Института языкознания Анар Фазылжанова отметила основные научные принципы: «Мы пришли к выводу, что при разработке национального алфавита всегда следует исходить из закономерностей языка, но не из особенностей компьютерной техники и так далее. То есть алфавит в первую очередь должен отражать самобытность языка, его звуковой строй и служить для кодировки устной речи в письменную. И наш вариант латиницы учитывает самобытность языка, самобытные фонемы передаются латинизированными буквами. Даже набор текста на компьютере по нашему варианту вы сделаете намного быстрее, чем по вариантам, которые предлагали некоторые программисты. Например, вы набираете слово шәш – там две «ш», по алфавиту программистов оно набирается через sh – дважды. Вы на компьютере делаете 5 ударов по клавиатуре, а если вы пользуетесь нашим алфавитом, то у вас на клавиатуре есть готовый аналог буквы «ш» на латинице. Только 3 удара».


Выбор оптимального варианта латиницы – это вопрос будущего развития казахского языка, литературы, науки и культуры. И ошибиться здесь ни в коем случае нельзя! Наоборот, неудачный вариант графики принесет много бед, и язык может превратиться в «горбатый росток», как это было при переходе казахского языка на кириллицу со всеми русскими фонемами, которых не было в казахском языке. И теперь история повторяется, но только с английским алфавитом без специфических казахских фонем!

Предлагаемый вариант латиницы отличается от алфавита Института языкознания тем, что это уже не образец казахской национальной письменности, а попытка писать по-казахски английскими буквами: здесь нет специфических казахских фонем, диграфы и прочие сложности, по замыслу авторов, должны помочь избежать оригинального обозначения специфических звуков казахской фонетики. А в «латинице лингвистов» они имеются.

То есть, новая латиница путем нивелирования должна положить конец именно казахской письменности, что может привести к «эрозии» казахского языка. И вместо реформирования и развития языка слова будут лишь значительно длиннее и без уникальных казахских звуков: жаңғыру – zhangghyrw.

А вот компетентный комментарий заведующей отделом культуры и языка Института языкознания имени А. Байтурсынулы Назиры Амиржановой:

«Если взять предложенный вариант латиницы, написание на нем увеличивается на 50%. Это, во-первых! Во-вторых, два разных слова мы будем писать одинаково. Например, слово «түнгі» на предложенном варианте будет писаться как «tungi», но также будет писаться и слово «түңі». В наших фамилиях есть окончание ае, как мы будем читать на латинице «Ә» или «АЕ» если пишется «AE»?Следующая проблема заключаетсяв орфографии, ее можно назвать проблемой заглавных букв. Если звук Ә по предложенной версии обозначается AE, то какую из двух мы будем писать заглавной? Обе? Насколько это правильно и удобно? Согласитесь, это большая проблема.

Далее, как будем делить слова на слоги?«Ә» мы обозначаем «АЕ», «Ө» обозначем «ОЕ» — ну и как будет осуществляться перенос этих двойных букв? У нас есть свои орфографические законы, на данный момент они состоят из 106 правил. Есть правила правописания коренных слов и неологизмов. С употреблением двойных букв правила правописания увеличатся в два раза. Например, буква Ң обозначается NG. А это значит, что появится куча дополнительных правил. Усложнится орфография. Как писать неологизмы, какие механизмы будут использованы при этом? Очень много трудностей создает предложенный в Парламенте проект латинского алфавита.

Следующая проблема – это методика. Когда мы готовим алфавит, то ориентируемся на восприятие 5-6 летнего ребенка. Надо учитывать, насколько легко ребенок сможет освоить алфавит. Все должно быть предельно ясно и понятно.

Еще Ахмет Байтурсынов об этом говорил. …Все трудности заключаются в том, что не учтены принципы составления алфавита. Не учтены принципы лингвистики. Принцип при разработке алфавита – это «одна буква – один звук». «Ә» должен оставаться «Ә», «Ө» должен оставаться «Ө» и т.д. Если их не будет, мы их просто потеряем. Мы в 1929-40 годах использовали латинскую графику, в которой, между прочим, сохранялся принцип «одна буква – один звук». Тот вариант латиницы был практичным. Мы можем взять тот алфавит, внести туда небольшие изменения с учетом языка компьютера, интернет-технологий»

Дастан ЕЛЬДЕСОВ специально для Матрица.kz

По сообщению сайта Матрица.kz