Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Аппаратные игры «Тобола»

Дата: 19 сентября 2017 в 21:59

Аппаратные игры “Тобола”

Наш костанайский корреспондент продолжает вытаскивать на белый свет скелеты из шкафов местной СПК «Тобол» и все больше убеждается в справедливости шутливой поговорки «чем дальше в лес, тем толще партизаны».

Социально-предпринимательская корпорация «Тобол», которая по документам относится к компаниям публичного интереса, превратилась едва ли не в самую засекреченную структуру области. Во всяком случае, на все неудобные вопросы нашей газеты руководство корпорации отвечает или «глубокомысленными» отписками, или гробовым молчанием.
Напомним, в нашей недавней статье «Корпорация молчальников» (см. «Время» от 14.9.2017 г.) мы интересовались, насколько соответствует уставным целям «Тобола» его небывалая расточительность при строительстве дорогущих спортивно-развлекательных объектов. Как-никак 4 млрд. тенге на новый футбольный корт, бассейн и школу бокса — это неслыханная щедрость по нынешним временам. И, заметьте, деньги выделяет структура, призванная не строительством «объектов соцкультбыта» заниматься, а поднимать экономику, привлекать инвестиции и развивать бизнес, что уже само по себе странно — не так ли?
Мы интересовались также, куда (или кому) СПК «Тобол» сбагрила свой еще один непрофильный актив — Дворец бракосочетания, возведенный в Костанае три года назад. Не нанесло ли ущерба имущественным интересам корпорации выбытие этой дорогой (СПК вложила в нее 375 млн. тенге собственных средств) недвижимости из списка инвестиционного имущества «Тобола»? — спрашивали мы. И, конечно, нам очень хотелось узнать, не повторят ли судьбу «дома Гименея» объекты, упомянутые выше...
Однако руководство СПК «Тобол» на все наши «нескромные» вопросы не моргнув глазом ответило: мол, эти данные «составляют служебную, коммерческую и иную (?!), охраняемую законом тайну».
Своим отказом ответить на журналистский запрос тобольцы, во-первых, воспрепятствовали законной деятельности СМИ, а во-вторых, продемонстрировали неспособность крупнейшего в регионе института развития экономики быть честным, открытым и прозрачным. А ведь именно этих качеств требуют не только касающиеся СПК указы главы государства и постановления правительства, но и учредительные документы самой СПК «Тобол».
Отдельным и важным пунктом на сайте корпорации значится государственно-частное партнерство. В самой СПК даже создано соответствующее структурное подразделение — центр ГЧП. На сайте «Тобола» заявлено: корпорация занимается «организацией работы в области ГЧП во всех сферах экономики региона». Однако изучение списка проектов в рамках этого самого партнерства приводит к выводу: собственно экономики там кот наплакал.
Кроме уже знаменитых проектов спортивных сооружений в костанайском списке инициатив ГЧП значатся модульные котельные, строительство и реконструкция детских садов, поликлиник, лизинг коммунальной техники…
Впрочем, есть и кое-что более интересное. Оказывается, СПК «Тобол» задумала снабдить мед­учреждения Костаная магнитно-резонансным томографом (МРТ) и ангиографическим рентгенаппаратом. Первый предназначен для детской областной клиники, второй установят в костанайской облбольнице.
Что и говорить, дело это чрезвычайно нужное и важное. А вот насколько честное — еще только предстоит выяснить. Сразу заметим: рассуждать о том, что в Костанае уже есть как аппараты МРТ (по моим данным, аж в четырех медцентрах), так и ангиограф, и на этом основании ставить под сомнение нужность покупки дорогой аппаратуры, вряд ли стоит. В конце концов вся эта высокотехнологичная медтехника должна перестать быть диковиной, а ее использование — слишком дорогое удовольствие для пациентов.
Но вот «вся» — это какая? Что именно запланировано купить? Машины какой фирмы, с какими техническими параметрами и характеристиками? Вот на этом самом интересном месте «Тобол» опять темнит. И если о суммах, которые намечено потратить на заморскую аппаратуру, достоверная информация есть (томограф хотят приобрести за 550 млн. тенге, а рентгенангиограф — за 860 млн.), то обо всем остальном ни звука.
Вообще, чтобы понять, справедливы ли эти цифры, нужно знать марку и модель оборудования. Если «Тобол» на этот счет ничего не говорит, то, подумалось мне, наверняка эту информацию знают в облздраве. Отправил туда запрос и вскоре, однако, получил ответ за подписью главы облздрава Еркена ДАУТБАЕВА: «В настоящее время СПК «Тобол» проводит работу по разработке концепции проектов государственно-частного партнерства (ГЧП), в связи с этим предоставить информацию об основных технических характеристиках данного оборудования не представляется возможным».
Интересное кино получается: врачи и чиновники от медицины о параметрах новой техники ни сном ни духом. Зато ребята из «Тобола» уже определились, за сколько они ее купят! Причем даже не спросив у медиков, нужны ли им такие чудо-аппараты за 550 и 860 миллионов тенге.
Тогда я решил сам попробовать узнать, о какой аппаратуре идет речь, и сделал это уже не раз испытанным способом — с помощью интернет-поисковика. Но вот незадача: сколько ни гуглил, а ни томографа, ни рентгена за такие деньги во Всемирной сети найти не смог.
Самая дорогая и навороченная рентгеновская ангиографическая машина фирмы Philips (за аналог которой, напомню, у нас готовы отвалить 860 млн. тенге) мне попалась на специализированном сайте «Рентгенаппарат.рф». Стоит она 32 млн. 729 тыс. 100 российских рублей, или в пересчете на наши деньги чуть дороже 193 млн. тенге. Понятно, что технику эту нужно будет доставить, растаможить, установить и настроить, но… Неужели все это потянет на целых 667 млн. тенге?
На сайте компании «Радиомед-Центр», офис которой есть не только в Москве, но и в Астане, самый дорогой томограф марки Siemens оценен в 37 млн. 973 тыс. руб­лей. В пересчете на тенге выходит чуть более 224 миллионов. То есть на 326 «лимонов» дешевле, чем хотят купить щедрые тобольцы. Спрашивается: зачем платить больше? Но тайна сия, как вы понимаете, покрыта мраком, ибо она не просто коммерческая либо служебная, а еще, как пишут мне из корпорации, «иная». Уж не в том ли состоит ее «инакость», что в мутной воде больше рыбы водится?
Все это, разумеется, только предположения. Если они ошибочны, то руководству корпорации сам бог велел объясниться. Иначе их гордое молчание делает легитимным любой, даже самый нелицеприятный вывод о деятельности «Тобола». Если это и не коррупция, то уж точно непрофессионализм, бездумное разбрасывание государственных денег.
Именно о таких горе-менеджерах упомянул глава государства 4 сентября, открывая осеннюю сессию парламента. Напомнив о достижениях казахстанской медицины («Во всех областях сегодня делают операции на открытом сердце. Можете представить такое лет десять назад?»), Нурсултан НАЗАРБАЕВ раздраженно добавил: «Оборудование новое в областях лежит, гниет! Нахапали, нахватали, назаказывали нужное и ненужное! Этим, кстати, балуются у нас и акимы (а СПК-то — плоть от плоти акиматовские! — С. К.), и все остальные...»
Разумеется, я не буду утверждать, что слова эти именно про «Тобол»: они-то еще не «назаказывали», а только собираются. Но, как говаривал персонаж культовой советской комедии, меня терзают смутные сомнения. И пока не похоже, что тобольцы готовы их развеять. А если вдруг готовы, то милости просим!

Стас КИСЕЛЁВ, рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА, Костанай

По сообщению сайта Общественно-политическая газета "Время"