Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Об экономических программах

Дата: 21 сентября 2017 в 09:53 Категория: Новости экономики

khazin.ru, 20 сентября

– Михаил Леонидович, скажите, какова, на ваш взгляд, судьба пресловутых экономических программ Кудрина и Титова, которые еще в мае месяце так активно обсуждались, в том числе и на совещании у президента, а сегодня о них уже ничего не слышно?
– Уже достаточно мало времени осталось до президентских выборов. Настолько мало, что люди стали задаваться вопросами, а почему собственно молчит Путин, почему он не объявляет о том, что он пойдет на выборы, или же наоборот, не пойдет на выборы. Формально до конца срока выдвижения еще время осталось, но тем не менее ситуация выглядит достаточно странно.
И вот здесь мы сталкиваемся с тем, что, хотя общественное мнение и считает, что если Путин выдвинется на выборы, то он безусловно победит, и в этом смысле выборы не интересны, тем не менее с точки зрения антуража, с точки зрения самой власти, они представляются достаточно принципиальными, и понятно почему.
Дело в том, что правительство сколько угодно нам может вешать лапшу на уши о том, что кризис закончился, что начался экономический рост, но сами они отдают себе отчет в том, что кризис не закончился и жизненный уровень населения продолжает падать.
А в этих условиях принципиально важную роль играет такое неформальное понятие как «внутренняя легитимность власти», т.е. признает народ эту власть или ее не признает. Например, приватизацию народ не принял, и это постоянно создает дикие проблемы, причем не только внутри страны, но и во вне ее, потому что непринятие процесса приватизации позволяет внешним силам постоянно разыгрывать разного рода внутренние конфликты. Поскольку, люди, которые получили свои богатства в процессе приватизации, они с точки зрения общества нелегитимны.
По этой причине независимо от того, пойдет ли Путин на выборы, или он объявит преемника, или он вообще ничего не будет объявлять, в любом случае власть (в том виде, в котором она сегодня существует) обязана предъявить обществу экономическую стратегию, которая обеспечит легитимность новой власти на следующий президентский срок. И эта стратегия обязана объявить о том, что она обеспечит экономический рост. Если этого не будет сделано, то у власти будут очень серьезные проблемы, в том числе с внешним фактором, который в реальности будет очень сильно ухудшаться. Поскольку мировой экономический кризис никуда не делся, то люди, которые сегодня пытаются сохранить свою реальную власть на мировом уровне, все равно будут прилагать титанические усилия для того чтобы ликвидировать те страны, которые, по их мнению, не то чтобы не слушаются (в общем Россия практически полностью выполняет все те указания, которые она получает от МВФ и других структур международных финансистов), сколько проявляют некоторую фронду.
И в общем, надо отметить главное, что есть в имидже Путина, с точки зрения мира, то что он демонстрирует свою формальную независимость. Да, он ее мало использует, потому что Сирия и Украина это не самая интересная (с точки зрения мировой элиты) тема, не говоря уже про то, что есть и на Западе разные взгляды на эти вопросы.
Но Путин продолжает неявно оставлять за собой право на самостоятельные действия, в том числе может быть и более жесткие, чем он демонстрировал до сих пор. Иными словами, все это вопрос внутренний легитимности для власти, а я напомню, что российская власть — это во многом либеральная структура, которая находится под полным контролем международных финансистов. Во всяком случае мы это очень хорошо видим по политике правительства и центрального банка. Ей обязательно нужна внутренняя легитимность.
Отмечу, что правительство уже начало антипутинскую компанию для общества. Достаточно посмотреть выступление руководства финансово-экономического блока на последних крупных мероприятиях. Они открыто и честно говорят, что представляют единую команду, что не будут индексировать пенсии, что не будут увеличивать социальные выплаты и тд. Короче говоря, они уже начали антипутинскую предвыборную компанию. Разумеется, они не будут говорить об этом вслух, но суть от этого не меняется.
Так вот, в этой ситуации экономическая программа, с точки зрения администрации президента, представляется вещью абсолютно необходимой. Однако имеется серьезная проблема. Дело в том, что после того, как в 1998 году было практически разогнано экономическое управление президента, экспертное управление, которое пришло ему на смену, возглавлял представитель либеральной команды, который работал в тесной связке с правительством.
По этой причине сегодня администрация президента оказалась в крайне неудобной ситуации, с одной стороны надо предъявлять новую экономическую программу, с другой стороны надо соглашаться с правительством, которое уже открыто объявило, что оно не собирается каким-то образом улучшать социальную ситуацию и соответственно что-то делать для общества, чем создает проблемы Путину.
В этой ситуации, еще примерно год тому назад, в администрации поняли, что надо искать независимые источники программирования экономической политики. Для этого была сделана попытка как бы двух направлений. Первая – как бы правая, под руководством Кудрина. Здесь все понятно, это праволиберальная команда, это собственно часть правительства, не секрет что Силуанов до сих пор является креатурой Кудрина.
И, соответственно, была попытка сделать левую программу с ориентацией на Глазева и российскую академию наук, но для того чтобы ее профинансировать был выбран Титов с его «деловой Россией», а поскольку Титов находится в теснейшей связке с правительством, эта программа тоже оказалась правой, хотя чуть-чуть более прагматичной, чем программа Кудрина. И вот в мае эти программы были представлены на закрытом заседании президента, потому что и то, и другое оказалось таким убожеством, что их совершенно невозможно было показывать общественности.
Это, впрочем, и естественно, потому что правительственные все программы все, и вообще все наше правительство исходит из банальной логики, что экономикой должна заниматься невидимая рука рынка, что единственная задача правительства — это балансировать бюджет, а для этого нужно не увеличивать доходную часть, потому что этим занимается невидимая рука рынка, а сокращать расходную часть, то есть социальные расходы, но объявить об этом вслух нельзя.
Единственное что реально делает правительство – ужесточает администрирование сбора налогов, чем существенно увеличивают налоговую нагрузку впрямую, в противовес требованиям президента, и, как следствие, ликвидируют источники налогов, потому что малый и средний бизнес практически ликвидируется.
Попытка собрать с него полностью все налоги, которые они должны платить по тем идиотическим законам, которые придумало правительство по указке «МВФ», приводит к абсолютно феерическим результатам. Я напомню, что налоговый кодекс писался западными налоговыми консультантами, и при этом его еще администрируют чиновники из налоговой службы, которые в принципе не понимают, как функционирует реальная экономика.
Еще в период принятия налогового кодекса, когда он только писался. Я тогда был начальником департамента кредитной политики в министерстве экономики, и отвечал за налоговую, банковскую и страховую политику. К нам на совещание в министерство пришли представительницы «МинФина», которые писали законодательство для банков. Это были две тетеньки, такие очень наглые и самоуверенные, которые объяснили нам, что они собираются ввести для банков и для страховых компаний оборотный налог. В этом момент у меня совершенно отвисла челюсть, вот просто абсолютно. «Тетеньки, вы понимаете, что вы делаете? Вы понимаете, что эти структуры работают с чужими деньгами? Страховые компании формально это деньги свои, но выплаты все равно будут. А банки так и формально работают с чужими деньгами. Как вы можете брать с чужих денег оборотный налог? Это невозможно. Это так не работает. Не говоря уже о том, что прибыль банка от его оборота это совершенно ничтожная величина. Если вы начнете брать оборотный налог, то любой банк разорится через несколько месяцев».
Но тетеньки стояли на своем: «Мы знаем, они наживаются, они воруют, мы видим какие у них машины, мы видим какие у них часы, когда они к нам приходят», и так далее. Я им конечно сказал: «Это же вы им кладете депозиты, из которых они покупают часы и машины».
В общем и целом, дело было абсолютно безнадежное. Они были абсолютно невменяемыми. И я склонен считать, что эта невменяемость была основана именно на том, что такие рекомендации они получили извне. Когда ситуацию удалось остановить, я позвонил Шаталову, и объяснил ему что сие невозможно. Он понял, сказал: «Ну да, действительно, это, наверное, перебор», и этот бунт ушел.
Но я могу вас уверить, что такого же рода абсолютно несовместимые с жизнью вещи до сих пор принимаются МинФином и нет сегодня механизма, который мог бы их остановить.
Так вот, они сами уменьшают свою налоговую базу, они сами сокращают денежную массу, тем самым сокращая поступающие потенциально налоги, и при этом сокращая расходную часть бюджета, т.е. социальные выплаты. В рамках такой политики, построить более-менее разумную экономическую программу невозможно. Стимулировать производство запрещено нашими партнерами, которые взяли власть над экономической политикой страны в 91-м году.
По этой причине ни программу Кудрина, ни программу Титова людям показывать было нельзя, потому что любой человек, который занимается реальным производством, любой человек, который занимается малым бизнесом, читая это, у него глаза лезут на лоб, и он говорит: «Они что, с ума сошли?».
В предвыборной ситуации это показывать нельзя, но и без программы тоже нельзя. И по этой причине администрация президента, поняв, что сделать ничего невозможно и создать альтернативную программу она не в состоянии – сдалась и подписала капитуляцию перед правительством. Было объявлено, что обе программы направлены в правительство на доработку, чтоб из нее сделать некоторый единый документ, в который войдут лучшие стороны из одного документа и из другого.
С точки зрения здравого смысла это идиотизм: если программы построены по разным концепциям – объединить их нельзя. Что такое концепция? Фактически это приоритетное направление. Одна программа говорит, что идти надо на северо-восток, а вторая что на юго-запад. Если объединить их лучшие стороны, то это будет программа топтания на месте.
Но, поскольку все прекрасно понимают, что программа правительства в принципе существовать не может… Я напомню, что у нашего правительства уже много лет нет никакой среднесрочной программы, она отсутствует как вид. А зачем она нужна? У правительства одна программа: нужно из тех, кто может заплатить хоть копейку – выжимать эту копейку и ждать пока невидимая рука рынка сама собой все улучшит. Невидимая рука рынка уже пять лет ведет экономику в рамках спада, но для этого существуют специальные технологии, которые в официальных цифрах показывают рост, и все.
В этой ситуации администрация президента оказалась в не очень удобной ситуации. Потому что с одной стороны программу надо предъявлять, с другой стороны сами сделать они ее не могут, все попытки обратиться к внешним силам, авторитетным, с точки зрения нынешнего состава администрации — показали полный пшик.
Единственный человек, который бы мог что-нибудь сделать, более или менее разумное в администрации, это Глазев, оказался от этой работы оторван, просто по той причине, что правительство категорически отказалось с ним работать. И в этой ситуации мы на самом деле к выборам получим крайне неприятную картину, которая выглядит следующим образом:
Правительство почти демонстративно в публичном поле политически работает против президента. Конкретно, его финансово-экономический блок. Коррупция почти очевидная продолжается. Достаточно посмотреть на деятельность Центрального Банка, который вначале много лет не замечает, мягко говоря, не совсем корректную работу отдельных очень крупных банков, а потом начинает латать в них дыры.
И только не надо мне объяснять, что проверки Центрального Банка не показывали, что скажем, в банке «Открытие» имеет место вывод капитала. Я в это не поверю. Я просто знаю, как это делается. Приходит проверка Центрального Банка, находит сомнительные операции, это вообще не проблема, потом происходит интимная беседа руководства банка с представителями Центрального Банка, которая завершается передачей чемоданов известно с чем, после чего данные результата проверки переписываются, и так до тех пор, пока поддерживать существование банка становится вообще невозможным. Не нужно мне объяснять, что Центральный банк в этом не виноват. Если мы видим, что у банка отбирают лицензию, а там образуется дырка в триллион, то это значит, что чиновники Центрального Банка много лет брали взятки за то, чтобы закрывать на это глаза и ничего другого.
Правительство продолжая подрывную работу против Путина, испустит из себя безобразный убогий бессмысленный документ, который, скорее всего, будет ближе к программе Кудрина, поскольку Кудрин ближе к нынешнему руководству правительства, чем Титов.
Но самое главное, который не будет программным документмм, он не будет рассматриваться правительством как руководство к действию. А соответственно президент пойдет на выборы, в этом месте с крайне бледным лицом. И он даже не сможет выйти из положения так, как он вышел шесть лет тому назад с майскими указами. Потому что майские указы правительство саботировало. И что, писать новые майские указы? Но как на это будет смотреть народ?
В общем, я бы сказал, что в этом месте, с экономической программой администрация президента серьезно подставила своего базового кандидата на выборах 2018 года, кто бы им не был.

По сообщению сайта Nomad.su