Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Потребительская кооперация на селе: шаткая точка опоры

Дата: 04 октября 2017 в 11:26

Потребительская кооперация на селе: шаткая точка опоры
Сельпо, райпо… как много значили раньше, да и теперь значат эти слова. Магазины, заготовительные конторы, принадлежащие потребсоюзам, для жителей сельской местности нередко являются сосредоточением жизни: в них работают, туда же сдают собственноручно произведенную продукцию, взамен получают необходимые товары. Но, хотя потребительская кооперация и сегодня остается важным инструментом экономического развития села и социальной защиты его жителей, проблем в ней не занимать

 

Потребкооперация в Новосибирской области Сегодня Облпотребсоюз Новосибирской области объединяет 178 организаций различных направлений деятельности. В области работают 906  кооперативных магазинов, из которых 86 процентов в сельской местности, а также 93 предприятия общественного питания, 131 магазин-приемозаготовительный пункт, 14 рынков и прочее. Кооперативные организации области обслуживают 572 тысячи человек, из них на селе — 432 тысячи, в том числе 118 населенных пунктов с численностью жителей менее 100 человек.  Совокупный объем выручки Облпотребсоюза НСО за 2016 год составил  6 миллиардов 800 миллионов рублей.   

Стара как мир

Идея кооперации, в том числе потребительской, вероятно, витает в воздухе с тех пор, как человек осознал себя общественным существом. В России первые объединения возникли еще в XVIII веке. Формы могут быть самые разные. Так или иначе, это вид кооперации, объединяющей потребителей для совместных закупок, производства товаров и последующей продажи их своим членам, к примеру, со скидкой в 5—20 процентов.  В теории потребительская кооперация работает на хозрасчете: продает, получает прибыль, распределяет ее. Отметим, что в советское время государство помогало как средствами, так и выделением дефицитных товаров для пайщиков. Что только не принадлежало кооператорам! Торговые точки, предприятия общепита, заготовительные артели и прочее. На селе перед потребкооперацией была поставлена особая задача — сделать жизнь в деревне если не богатой, то сытной. Государство было прямо заинтересовано в сбыте продукции. Кожа, шерсть, мясо и т. д. централизованно закупались либо реализовывались через магазины населению.   Это была устойчивая отрасль советской экономики, с деньгами и возможностями. Для примера достаточно посмотреть на наш Сибирский университет потребко — операции, учебный и бытовой комплекс которого построен именно на средства кооператоров.  Затем в 90-е в разваливающийся Советский Союз пришел «дикий рынок». Потребкооперация не умерла, но видоизменилась. Сегодня это на 75 процентов — торговля, которая по-прежнему выполняет социальные функции, сохраняя магазины в самых отдаленных точках. 12—15 процентов — общественное питание, 3—4 процента — переработка собственной продукции, 5—7 процентов — заготовка молока, мяса, дикоросов, остальное по мелочи.

Хозяева по названию, но не по сути

Потребкооперация сегодня не сохранила советскую цепочку экономических отношений, да это и не требуется. Но сейчас тормозом в развитии служит то, что в российском законодательстве нет нормы, закрепляющей кооперативную форму собственности. Отсутствует само это понятие, что на практике приводит к негативным последствиям. Что кооператору дать в залог при получении кредита? Кооперативную собственность? Ее нет. Приходится идти на хитрость, учреждать какое-то малое предприятие, чтобы в рамках существующего законодательства можно было оперировать с банковскими условиями кредитования. И не факт, что получится. С такими кандалами на ногах лозунг «Больше инвестиций!» кооператоры воспринимают с усмешкой. Есть закавыки и другого рода. Десятки лет заготовители собирали мясо у владельцев личных хозяйств для последующего сбыта. Но сейчас этот путь практически закрыт. Принят закон о запрете крестьянского забоя. Раньше как — во дворе забил или привез свинью на забойный пункт, там забили, мясо посмотрел ветеринар, поставили печать, и можно отдавать на закупку. Сегодня забой разрешен только на мясокомбинате или стационарных площадках. А их очень немного. Что взамен? «Черные перекупщики» приезжают и забирают живым весом, отправляя фуры со скотом, к примеру, в Казахстан. Частник, не имея возможности везти скот на забой, вынужден отдавать его за бесценок. Бюджет области не получает ничего, никаких налогов и оборота. А потери миллиардные! Кооперация как якорь сельской жизни В Новосибирской области производство молока, мяса, зерновых в большей степени является делом агропредприятий, где средняя численность работников 60—100 человек. Но раньше в колхозах и совхозах работало по 300—500 человек. Изменились технологии, высвободились люди, и куда они делись? Уехали в город, спились… Или половички деревенские ткут и корзинки плетут? О, а ведь это было бы выходом! — Создание малых предприятий, кооперативов позволит занять людей, — считает Владимир Степанов, доктор наук, ректор Сибирского университета потребительской кооперации. — Но сегодня местные власти в основном ориентируются на общие количественные показатели, сколько собрано зерновых, выработано молока. Такая логика диктует поддерживать крупные хозяйства. Что ж, в этом мы не одиноки. В США  85 процентов — крупные агрохозяйства, а 15 процентов — фермерские. Но эти 15 процентов поддерживаются властями, у них кредитные преференции и гарантированный сбыт продукции. Так людей удерживают на земле. А в Новосибирской области, по мнению ученого, пока задаются вопросом: что делать, чтобы жители сельских территорий не разбегались? Ответ — «кооперация» — напрашивается сразу. Но потребительским объединениям власти предоставляют право выживать в одиночку. Региональные законодатели — тоже небольшое подспорье, ведь кто, как правило, возглавляет профильные комитеты и комиссии? Крупный бизнес. Какое ему дело до потребкооперации? Однако вокруг много положительных примеров. Активно дотируются кооперативы на Алтае, где производство молока в большей степени сосредоточено в небольших хозяйствах, значит, система сбора и реализации продукции отработана. Или в Казахстане, где есть программа по обеспечению мелких производителей племенным скотом, которая позволяет позже списать до 70 процентов затрат на покупку элитной коровы и гарантирует закупку мяса.  — Если мы хотим поддержать селян и получить налоги, давайте хотя бы поможем создать заготовительные кооперативы, — предлагает Владимир Степанов. — Стационарный пункт забоя скота обойдется в 15—20 миллионов рублей. Но если кооперативы выступят с таким проектом, то его поддержка региональной властью, считаю, обязательно окупится. Это будет понятная легальная схема закупки и сбыта, приносящая прибыль всем.

Не деньги,но «головы»

По мнению экспертов, тормозом развития потребкооперации на селе является даже не отсутствие денег или несовершенство законодательства. Проблема в кадрах. — К нам каждый год порядка ста человек приходит учиться по направлению областных потребительских обществ. Из них человек тридцать трудоустраиваются в систему потребкооперации, больше специалистов с вузовским образованием им не нужно, — рассказывает Владимир Степанов. — А кто сегодня нужен потребкооперации? К примеру, хлебопек, технолог колбасных изделий. Уже нет заготовителей, товароведов, отсутствует служба качества, так как содержать этих специалистов накладно. Самая востребованная профессия — продавец.  Увы, сегодня потребкооперацию двигателем прогресса не назовешь. Тем ценнее «головы», которые могут работать и в существующих экономических условиях. В первую очередь в село должен прийти человек, способный произвести продукцию, необходимую потребителю и отвечающую санитарным и технологическим нормам и правилам. Во-вторых, тот, кто может продукцию законно закупить, дав реальную цену, а затем ее реализовать с прибылью для себя и государства. Но, чтобы грамотный управленец смог осуществить свои идеи, нужна среда, которая бы эти идеи поняла и поддержала. Сегодня в СибУПК реализуется программа дополнительного образования по обучению руководителей и специалистов сельхозкооперативов, владельцев личных хозяйств.  — Мы подготовили несколько обучающих коротких программ для селян, рассчитанных на 12, 72, 144 часа. Их цель — дать знания начального уровня, но достаточного для дальнейшего развития хотя бы в пределах личного подворья. Частник должен знать основы агротехники, агрохимии, уметь экспресс-методом определить кислотность почвы. К тому же после обучения сложности участия в программах кредитования уже не покажутся сельскому жителю непреодолимыми, — уверен Владимир Степанов.  Курсы охватывают широкий спектр: «Управление закупками и запасами», «Организация и ведение товарного сельского подворья», «Обеспечение качества товаров», «Заготовительная и перерабатывающая деятельность», «Технологии создания интернет-магазина» — все разработаны для сельской местности. Но кто на них пойдет? В ответ несколько цифр. В Новосибирской области 2 772 крестьянско-фермерских хозяйства, 84 сельскохозяйственных кооператива и 44 сельскохозяйственных потребительских кооператива. И плюс к ним 287 416 личных подсобных хозяйств, которые могут стать прекрасной базой для взрывного роста села. — Направляя свои предложения власти, мы говорим, что готовы бесплатно обучать жителей села основам бизнес-планирования и производства. Поддержите их. Если сертификат прохождения курсов будет подтвержден тем, что человек сможет получить в целевом порядке определенные средства на приобретение коровы, свиней, семян, если ему гарантируют, что за продукцией приедет заготовитель и заплатит реальную цену, то люди обязательно захотят учиться и будут это делать со старанием! — утверждает Владимир Степанов. СибУПК весной 2017 года разослал свои программы в различные министерства и ведомства страны. Живейший интерес проявили… Татарстан и Якутия. В Новосибирской области, по словам  Владимира Степанова, отклики можно охарактеризовать так: «спасибо за предложение, когда появится проблема, то мы к вам обратимся». Дайте возможность зарабатывать! По мнению экспертов, именно сельские кооперативы могут и должны стать точкой опоры жизни на селе.  — В 2016 году принята Стратегия социально-экономического развития потребительской кооперации области на 2017—2021 годы, — рассказывает председатель Совета новосибирского Облпотребсоюза Станислав Липский. — Стратегией определены основные задачи на ближайшие 5 лет.  Важнейшая среди них — инвестирование в развитие материально-технической базы организаций потребительской кооперации. За период реализации программы сумма должна составить не менее 500 миллионов рублей. В числе других задач — внедрение единых стандартов оформления торговых объектов и обслуживания в них, реконструкция и модернизация имеющихся торговых объектов и складских помещений, ввод новых мощностей, расширение ассортимента производимой продукции. Дополнительно, уже федеральной власти, нужно определиться с кооперативной собственностью, она должна быть легитимной. Кроме того, призывая кооператоров участвовать в тендерах на поставки продукции, надо обеспечить условия для честной конкурентной борьбы. Необходимо решить вопрос забоя мяса и его закупки. Но главное, селяне должны иметь возможность зарабатывать вне больших агрохолдингов, и тут система сельской потребкооперации — незаменимое решение.

Татьяна ЭМИХ, 

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

 

По сообщению сайта Информационный портал «ЧЕСТНОЕ СЛОВО»