Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Экономический неофеодализм

Дата: 09 октября 2017 в 09:33

amfora.livejournal.com, 9 октября

Казалось бы, феодализм — это пережиток прошлого, причем довольно далекого, дремучего средневековья. Однако нередко так бывает, что хорошо забытое старое возвращается в новом виде, порой весьма неожиданном.
Так случилось и с феодализмом — он вернулся. Не возвращается, а именно вернулся, уже много лет назад. И не только в России, не только на постсоветском пространстве, не только в российской «вертикали власти», как считают некоторые.
Современный феодализм (неофеодализм) — явление глобальное, мировое, возникшее не только на постсоветском пространстве или в каких-нибудь африканских странах, а повсеместно, в том числе в Европе и США. Россия после 1991 года стала лишь одной из стран, в которой данное явление воспроизвелось с некоторой исторической спецификой и национальными особенностями.
При этом современный феодализм — это не средневековый сугубо земельный феодализм. Современный феодализм носит в основном экономический характер и распространяется не только на землю в чистом виде, но и на другие виды владений. И главное в современном феодализме — не раздача сеньорами земель своим вассалам, как было в средние века, главное — в способе хозяйствования и отношениях между феодалами (неофеодалами) и теми, кто работает на их владениях.
Чтобы разобраться в этом, предлагаю для начала вспомнить, что такое классический феодализм.
Феодализм — это общественно-политический и социально-экономический строй, характерный для Западной Европы средних веков (хотя его разновидности обнаруживались и в других странах и регионах).
Классический западноевропейский средневековый феодализм — это земельный феодализм, суть которого заключалалась в том, что феодал получал от сеньора земельный надел вместе с проживающими на нем крестьянами.
От рабовладельческого строя феодализм отличался тем, что крестьяне вели хозяйство самостоятельно, имели личную собственность, в том числе орудия труда, скотину — средства производста, которые они могли продавать и покупать, то есть распоряжаться ими по своему усмотрению. Однако саму землю крестьяне продать не могли, она принадлежала феодалу и находилась у крестьян в пользовании. И сами крестьяне были подчинены феодалу.
При феодализме крестьяне самостоятельно пользовались землей, но не владели ей.
Аналогичный принцип действовал при крепостном праве в России, однако российские помещики не были феодалами в классическом понимании, потому что не имели собственных армий, не имели права вести войны по своему усмотрению и подчинялись царю, а также общим государственным законам. Как помещики, так и крестяне в России были подданными царя. При классическом западноевропейском феодализме зависимые от феодала крестьяне не считались подданными вышестоящего сеньора (монарха).
Феодал в средневековой Европе был сувереном, а его владение — неким подобием государства, государством внутри другого государства, со своим войском и обязанностью самостоятельно защищать свои интересы (и правом посягать на чужие, кроме интересов сеньора).
Феодальная раздробленность — характерное явление при феодализме, возникшее по той причине, что государства дробились на феодальные мини-государства со своими армиями и зачастую своими законами. При этом вышестоящий сеньор был ограничен в правах внутри владений своих вассалов. Отношения сеньора с вассалами были похожи на отношения феодала с крестьянами — вассалы пользовались своими владениями по своему усмотрению, хотя и были подчинены сеньору. Точно так же крестьяне вели свое хозяйство самостоятельно, хотя и были подчинены своему владельцу в целом.
Эта двойственность отношений (хозяйствую, но не владею и владею, но не хозяйствую) — один из основных принципов феодализма наряду с суверенностью феодалов и феодальной раздробленностью в качестве следствия этой суверенности.
Еще одной важной особенностью феодализма была его многоуровневая структура. Вассал мог в свою очередь завести вассалов, выделив им земельные наделы и став для них сеньором.
Теперь обратимся к современности и посмотрим, в каком виде феодализм проявляется в наши дни.
Напомню один из основных экономических принципов феодализма — владею, но не хозяйствую (феодал не ведет хозяйственную деятельность на земле сам, предоставляя это крестьянам).
Что вам напоминает этот принцип?
Это тот же самый принцип аренды, который сегодня повсеместно существует в сфере коммерческой недвижимости и землепользования.
Когда фирма арендует для ведения своей деятельности офис, склад, торговые площади — ее отношения с арендодателем очень похожи на отношения средневекового крестьянина с феодалом. Так же, как средневековый крестьянин самостоятельно вел свое хозяйство и покупал собственный инвентарь — фирма на арендованной площади самостоятельно размещает свое оборудование, ставит мебель и самостоятельно ведет деятельность, в которую арендодатель не вмешивается и не вникает.
Так же, как крестьянин при феодализме должен был платить феодалу или делиться продукцией, современный арендатор платит арендную плату (порой довольно значительную, составляющую до половины фонда заработной платы, что делает ее схожей с оброком).
Арендатор, как и средневековый зависимый крестьянин, не получает прав в собственность арендуемую им площадь, даже в перспективе, когда выплаченная им арендная плата полностью перекрывает стоимость помещения, с процентами и всеми накладными расходами. В отдельных случаях оговаривается право выкупа арендуемой площади, но это большая редкость.
Подобно средневековому феодалу, владелец площадей (арендодатель) самостоятельно обеспечивает охрану — ставит сигнализацию, нанимает охранников (привлекает ЧОП или создает собственную службу), оборудует систему видеонаблюдения, при необходимости огораживает территорию и ставит шлагбаум. Конечно, это уже не армии, которые были у классических средневековых феодалов, но прослеживается сходство в самом принципе — территорию, принадлежащую «неофеодалу» охраняет не столько государство (полиция), сколько сам феодал, силами своей собственной службы безопасности (порой вооруженной).
Конечно, есть и различия между современной системой аренды недвижимости (и земли) и классическим феодализмом.
Современный «неофеодал» (собственник) не является сувереном и не может издавать законов, которые имели бы более высокий приоритет, чем законы государства.
Арендный неофеодализм — это чисто экономический феодализм, без политической составляющей и личной власти «неофеодала» над теми, кому он дает в пользование свои владения.
Другие различия не столь существенны.
Свобода выбора современного арендатора как правило очень условная и сводится к тому, где именно арендовать площади под склад, офис или магазин. Выбора арендовать или покупать коммерческую недвижимость в собственность большинство фирм не имеет ввиду ее высокой стоимости. Получить кредит для малого бизнеса тоже непросто — банки не любят кредитовать небольшие компании, потому что с них очень трудно взыскать задолженность в случае неплатежей. Таким образом, аренда для большей части малого бизнеса и индивидуальных предпринимателей не имеет реальной альтернативы. Порой необходимые торговые места или складские помещения (в определенном месте) не продаются в принципе и аренда полностью лишена какой-либо альтернативы.
Мне могут возразить, что аренда недвижимости — это сугубо рыночный продукт, который удовлетворяет определенный спрос и является взаимовыгодным.
Так и классический средневековый феодализм — тоже продукт своего времени, возникший на определенной стадии развития общественных отношений в условиях аграрной экономики. И он тоже был выгодным для многих.
Феодалу было выгодно собирать плату, не вмешиваясь во внутреннее устройство крестьянских хозяйств и избавив себя от необходимости думать, когда и что сеять, когда убирать урожай. Большинство феодалов — это военачальники и знать, получавшие земельные наделы за службу, поэтому их совершенно не интересовало сельское хозяйство как таковое, они были от этого очень далеки. И содержать многочисленную охрану, которая требовалась при рабовладельческом строе, было накладно, поэтому выгодно было предоставлять крестьянам свободу хозяйствования.
И сеньору было выгодно, что его вассал сам охраняет свои владения, сам содержит армию и опять же сам ведет внутреннее хозяйство — пишет какие-то свои законы, устанавливает какие-то отношения с соседями.
И даже крестьянину это было в какой-то степени выгодно, если сравнивать с иными существовашими в то время возможностями. Можно было уйти в монахи, на службу в армию, в разбойники или куда подальше искать место для свободного поселения, но все это было сложно и рискованно. А под феодалом и хозяйство с давних времен налажено и безопасность обеспечена. И земля плодородная, что немаловажно.
Так и современные арендаторы — могут бросить хозяйство и заняться чем-то другим. Но это будет означать просто переход в другую категорию — так же, как переход крестьянина в монахи, солдаты или разбойники.
Класс арендаторов является сложившимся, устойчивым и его отношения с хозяевами арендуемых площадей очень похожи на отношения средневековых крестьян с феодалами при классическом феодализме.
Поэтому современную систему аренды земли и недвижимости вполне можно рассматривать как экономический неофеодализм.
Да, современный класс арендаторов гораздо более узкий, чем класс крестьян в средневековой Европе. Однако вместе с сотрудниками, которые тоже работают на арендуемых площадях, а значит являются подклассом данного класса, общая численность «работающих под неофеодалами» получается вполне значительная.
Практически весь малый бизнес и индивидуальные предприниматели (а это от 20% до 80% ВВП в разных странах) работают в условиях современного неофеодализма — ведут хозяйство на площадях, которые принадлежат крупным собственникам, не ведущим на своих владениях собственного хозяйства, но собирающим плату с тех, кто это хозяйство ведет.
И многоуровневая система сеньоров-вассалов в арендном неофеодализме тоже существует. Здание или комплекс зданий, принадлежащий крупному собственнику, может сдаваться целыми этажами другим собственникам с правом субаренды. Кроме этого, здание может находиться в залоге по крупному кредиту, до погашения которого оно потенциально принадлежит банку и собственник ограничен в правах на его перепродажу (является как бы вассалом банка).
Система аренды коммерческой недвижимости более всего похожа на феодализм, потому что в пользование арендатору передается территория, на которой ведется хозяйство — в точности как земля в средневековье. И на этой территории, как и в средневековье, создаются конечные продукты и услуги. И владелец территории (неофеодал), как и в средневековье, не вмешивается в саму хозяйственную деятельность и не участвует в ней.
Существует также аренда коммерческого транспорта, оборудования, спецтехники. Аренда интернет-серверов. Такая современная технология как облачные хранилища — тоже по сути отношений между владельцем и пользователем сродни средневековому феодализму. Сервера и облачные хранилища можно рассматривать в качестве той же самой территории, только виртуальной. Только измеряется виртуальная территория не гектарами или квадратными метрами, а гигабайтами.
При этом основной принцип во всех случаях один — владелец (неофеодал) передает в пользование арендатору (условному крестьянину вместе со всем его персоналом) реальную или виртуальную территорию (офис, склад, магазин, сервер и так далее), либо некоторые ключевые средства производства (транспорт, спецтехника, оборудование). При этом собственник (неофеодал), как и классический феодал, не вмешивается во внутреннее хозяйство арендатора (крестьянина) и собственного хозяйства как правило не ведет — владеет, но не хозяйствует.
Современные собственники-неофеодалы, как и классические феодалы — передают в пользование арендаторам не излишки своей территории, а всю территорию или ее большую часть. Потому что у них нет цели вести собственное хозяйство (самим возделывать землю, что-либо производить или вести торговлю) — они приобретают здания, торговые центры и склады исключительно для того, чтобы сдавать их в аренду, чтобы владеть территорией, на которой другие будут вести хозяйство и платить владельцам.
В этом арендная система повторяет экономические принципы феодализма и может считаться экономическим неофеодализмом.
Владеют территорией одни, ведут хозяйство на ней другие.
Типичное для феодализма расщепление собственности и производительных сил.
Владельцы территории сами не ведут на ней хозяйство, не используют ее для создания конечных продуктов и услуг, не работают на своей «земле», только обеспечивают функции охраны и элементарное администрирование, чем занимались и классические феодалы тоже.
Владеют одни — работают другие.
Кто владеет — тот не работает, кто работает — тот не владеет территорией, на которой осуществляется производство.
При этом ведущий хозяйственную деятельность арендатор в большинстве случаев не имеет практической возможности приобрести в собственность арендуемую площадь или равноценную ей. Даже после полной уплаты стоимости, с поправкой на инфляцию арендуемая площадь не перейдет в стоимость. Даже после уплаты двойной стоимости. Такой опции как переход арендуемых площадей в собственность не предусматривается, за редкими исключениями.
И эта система существует не только в России — она действует давно и повсеместно, в самых разных странах, включая Европу и США.
Кроме этого, в Европе и США развита система аренды жилья, которая в России тоже существует, но пока менее распространена, чем на Западе.
Аренда жилья сама по себе не столь похожа на феодализм, поскольку жилье не является средством производства, однако в совокупности с системой аренды коммерческой недвижимости феодальная картина получается еще более завершенной.
Человек, который живет в арендуемом жилье и работает в арендуемом офисе (складе, магазине), на арендовенной технике — ничем по характеру отношений с арендодателями не отличается от средневекового крестьянина и его отношений с феодалом. Он так же пашет и платит за площадь, на которой живет и работает, ведет свое хозяйство. И платит зачастую большую часть того, что зарабатывает.
В разных городах и странах ставки по аренде могут значительно различаться, но они везде составляют довольно большую долю от заработка тех, кто платит за аренду. И эта доля вполне сопоставима с уровнем средневековых феодальных оброков.
В отличие от средневековья, арендный неофедализм не носит такого всеобъемлющего характера и охватывает далеко не всю экономику. Арендный неофеодализм охватывает от 20% до 50% экономик разных стран (та часть ВВП, которая производится на арендуемых площадях и технике арендаторами, не имеющими практической возможности приобрести эквивалентную площадь/технику в свою собственность). И эта доля достаточно велика, чтобы считать арендный феодализм вполне устойчивым и значимым явлением.
И это не просто капитализм, когда собственник владеет средствами производства, нанимает работников, ставит перед ними задачу, собирает их результаты труда и распоряжается ими — то есть ведет хозяйственную деятельность в качестве управляющего. Собственник сдаваемых в аренду площадей никого не нанимает, он сам не ведет хозяйственной деятельности на принадлежащих ему площадях — он полностью передает эту функцию другим, получая за это плату. Именно так и действовали феодалы, пользуясь принадлежащей землей не для того, чтобы самим организовать на ней хозяйство, а отдавая землю под хозяйство крестьянам и не внося никакого иного вклада в производство конечных продуктов.
Феодализм предполагает получение выгоды от владений как таковых, без значимого участия в производственном процессе, осуществляемом на этих владениях. Плюс охрана этих владений и в классическом феодализме суверенитет.
Современный экономический (арендный) неофеодализм — это феодализм без суверенитета, находящийся в правовом поле государства.
В классическом феодализме владениями были исключительно земли как основа аграрной экономики средневековья. В современном арендном неофеодализме — это коммерческая и жилая недвижимость, виртуальные пространства (сервера, облачные хранилища), оборудование, спецтехника, транспорт и некоторые другие ресурсы — все то, на чем сегодня производятся материальные блага.
Классический феодализм был земельным, сельским. Современный экономический неофеодализм — преимущественно городской, офисно-торговый (хотя и земельный тоже существует).
От капиталиста неофеодал отличается тем, что не вкладывает в производство конечных продуктов и услуг ничего, кроме предоставления своих владений, да и те как правило созданы не им. Большинство собственников офисных и торговых центров, складских комплексов и арендного жилья — не строили ничего сами, а приобрели (приватизировали, получили в наследство) в готовом виде для дальнейшей сдачи в аренду.
Можно сказать, что неофеодал — это разновидность капиталиста, зарабатывающего на своих владениях как таковых, без производства чего-либо в дополнение к тому, что было произведено до него. Этим они похожи на банкиров и средневековых ростовщиков. Однако территориальный характер владений (недвижимость, коммерческие и жилые площади, земли) создает сходство именно с классическими феодалами.
Примечательно, что в прошлом на смену классического феодализма пришел капитализм — и вот, теперь внутри капитализма возникла новая разновидность феодализма, пусть даже сугубо экономического. Это лишний раз подтверждает, что все новое — это хорошо забытое старое. Стоило только хорошенько забыть о феодализме и он возродился в новом виде.
Идея владеть территорией, которой ты не пользуешься, но получаешь выгоду от владения, позволяя пользоваться этой территорией тем, кто может и хочет вести хозяйство, но лишен собственного «надела» — оказалась очень устойчивой и возродилась в наше время.
Проявления феодализма в современном мире не ограничиваются только арендой земли и недвижимости.
В качестве неофеодализма можно рассматривать франчайзинговую систему, когда крупные корпорации раскручивают свои бренды — фактически захватывают сознание потребителей во всем мире (тоже можно рассматривать как виртуальную территорию, медиаторию), после чего предоставляют право пользоваться своим брендом, набирают своего рода вассалов. Процесс раскрутки бренда можно рассматривать как захватническую (феодальную) войну, только в медиа-среде.
Можно рассматривать в качестве феодалов российских губернаторов и градоначальников, которые получают назначение от президента (или выигрывают выборы при помощи партии власти) и пользуются своим положением для получения личной выгоды, в том числе и за счет выделения земли под строительство тех самых складов, торговых и офисных центров, которые в дальнейшем будут сдаваться в аренду описанными выше неофеодалами. В данной системе губернаторы и градоначальники (и другие чиновники, участвующие в распределении земли) выступают своего рода сеньорами (вассалами президента и сеньорами для тех, кому они выделяют землю для застройки).
Подобное явление существует не только в России. На Украине оно приобрело еще большее сходство с классическим феодализмом за счет того, что многие крупные олигархи, контролирующие города и области, создали свои военизированные структуры — фактически частные армии, подобные войскам классических средневековых феодалов. Яркий пример — Коломойский и созданный им Правый сектор — типичная частная армия. Другие тербаты — тоже примеры полноценного военизированного территориального феодализма (даже название соответствующее — территориальный батальон). Что характерно, эти тербаты в своих действиях выходят за пределы правового поля, что опять же типично для классического феодализма — власть феодала на его территории больше власти сеньора и выше государственных законов.
Такие явления существуют и вне постсоветского пространства. И не только в каких-то африканских странах, а в самой демократичной демократии мира — в США. В США существуют ЧВК, причем на вполне легальном положении и размер американских ЧВК сопоставим с армиями некоторых стран. Правда на территории Штатов американские ЧВК на занимаются беспределом и не устанавливают своих законов, но они занимаются этим в других странах, где американское правительство дает своим корпорациям такие возможности — например, в Ираке. Это уже пример самого полноценного феодализма, когда сеньор (американское правительство) предоставило своим вассалам (корпорациям) территорию с широкими полномочиями и практической неподсудностью. Нечто подобное наблюдается и в действиях американских войск в Афганистане. Кстати, классический средневековый феодализм начинался именно с этого — с предоставления территорий военачальникам и знати.
Иногда к проявлениям неофеодализма относят различные корпоративные территории, частные острова, развитие транснациональных корпораций, которые постепенно становятся «государствами над государствами». Однако это не совсем верно, потому что феодализм — это не просто территория, на которой феодал «главнее государя». Феодализм — это когда феодал сам не ведет (или почти не ведет) на принадлежащей ему территории хозяйственную деятельность, не участвует в производстве материальных благ, но пользуется результатами этого производства. Именно этим феодализм характерно отличается от предшествовавшего ему рабовладельческого строя, когда рабовладелец вел хозяйство, а рабы были просто его рабочей силой. Этим же феодализм отличается от капитализма, потому что капиталист опять же ведет хозяйственную деятельность, только эксплуатирует не рабов, а наемных рабочих.
Феодал получает доход от производимого на его владениях продукта, не участвуя или почти не участвуя в его производстве.
Поэтому ближе всего к феодализму в современном мире именно система аренды земли и недвижимости, когда собственник не создавал ни то, ни другое, не ведет на своих владениях хозяйственную деятельность сам и вообще зачастую не ведет никакой деятельности, не создает материальных благ, а живет исключительно за счет сбора средств с тех, кто ведет хозяйственную деятельность и создает материальные блага в его владениях.
Напрасно многие ищут современный феодализм на таинственных частных островах или в могущественных транснациональных корпорациях. Неофеодализм рядом с нами, в непосредственной близости, повсюду. В большинстве офисных и торговых центов, в складских комплексах и даже в закусочных, работающих по франшизе.
Однако если вы захотите посмотреть в глаза современному феодалу, у вас ничего не выйдет. Настоящие собственники офисных и торговых центров, складских комплексов и земли — почти никогда не сидят в этих центрах и на этой земле. Договора с арендаторами подписывает администрация — наемные менеджеры, к которым относится и директор фирмы-арендодателя. Реальные собственники (неофеодалы) надежно скрыты, порой через несколько подставных фирм, которые являются либо дочерними друг для друга, либо посредниками, арендующими крупные площади и сдающими их в субаренду.
Современные феодалы не просто отстранились от ведения хозяйства на своих владениях — они даже не живут на них. Они живут далеко, за рубежом, в Швейцарии, Монако, в других приятных для проживания и досуга местах, получая лишь доход со своих владений. И в этом тоже важная особенность современного арендного неофеодализма — отстранение феодала от хозяйства, которое ведется на его владениях и от производства материальных благ достигло максимально возможного уровня — феодал даже не живет на территории, которая ему принадлежит, однако получает с нее стабильный и зачастую высокий доход.
Экономический арендный неофеодализм — очень массовое и устойчивое явление.
В разных странах производится от 20% до 50% ВВП на арендуемых хозяйствующими субъектами площадях. Таким образом, под арендным неофеодализмом производится не менее 20% всего мирового ВВП. Вот он — истинный масштаб. Это не какие-то экзотические острова или феодальные явления, специфичные для постсоветского пространства. Это более миллиарда человек, которые по всему миру живут и работают на неофеодальных владениях, отчисляя за это неофеодалам довольно существенную часть своего дохода (до половины заработка). По самой скромной оценке совокупный доход неофеодалов составляет порядка 5% мирового ВВП. В реальности он может быть в 2-4 раза больше. Это доход, получаемый без производства материальных благ и без сколько-нибудь значимого участия в хозяйственной деятельности, только за счет владения площадями, на которых феодал даже не проживает и практически никогда не появляется.
Вот он, неофеодализм во всем своем великолепии.
Где там российские губернаторы? Да они просто мошки во всей этой системе, шестеренки в огромном механизме, который возник как подсистема капитализма задолго до распада СССР и к которому (и к капитализму и к неофеодализму как его подсистеме) Россия после 1991 года просто присоединилась, встроившись в него, со своей спецификой, со своими национальными особенностями, в несколько примитивной и оттого более выраженной форме, но всего лишь присоединилась.
Что самое характерное — подсистема арендного неофеодализма в рамках всей капиталистической системы постоянно растет и развивается. Доля земли и недвижимости, сдаваемой в аренду (от общей площади, используемой в хозяйственной деятельности) постоянно растет. Земля и недвижимость постоянно отторгается от тех, кто непосредственно ведет на ней хозяйственную деятельность, занимается производством материальных благ и переходит в собственность неофеодалов, которые ничего не производят — только собирают доход с владений.
Одновременно с этим растут франшизы как своеобразные медиа-владения нового типа. Растет виртуальное пространство, владельцы которого тоже сдают его в аренду, превращаясь в своего рода киберфеодалов.
В пределе развития неофеодализма мы можем оказаться в матрице, в которой нам вообще ничего не будет принадлежать — даже капсула с сиропом будет собственностью киберфеодалов, а мы будем платить за право плавать в ней, пребывая в прекрасной виртуальной реальности. И в конце-концов станем рабами этих капсул, то есть вернемся в самый настоящий рабовладельческий строй.
Собственно элементы рабовладельческого строя тоже прослеживаются сегодня — в виде кредитного и медийного (телевизионного и сетевого) рабства.
Поэтому можно лишь повторить, что все новое — это хорошо забытое старое и в нашем обществе постепенно воспроизводятся все пройденные ранее формации — и феодализм, и рабовладельческий строй. Только в современных реалиях, на базе новейших технологий.

По сообщению сайта Nomad.su